Вослед за давно ожидавшемся переименованием проспекта Фурманова в Алматы с глаз подальше убрали и памятник пламенному комиссару, чьё имя улица носила ранее.

Конечно, мало кто сомневался, что он надолго перестоит своё имя и не отправится на кладбище истории в микрорайоны. Однако не поторопились ли в этом случае? Ведь, в отличие от прочих ссыльно-перемещённых, фрагментарно мелькавших, а то и вовсе не бывавших в нашем городе (за исключением, пожалуй, верненского гимназиста Михаила Фрунзе), Дмитрий Фурманов имеет к нам самое непосредственное отношение.



Именно Фурманов относится к тем немногим авторам, посвятившим целый роман, если не самому городу, то важным событиям городской истории, свидетелем и самым непосредственным участником которых ему довелось побывать лично. Можно уверенно сказать, что его "Мятеж" был первой книгой, благодаря которой читающая страна и узнала про город Верный, притаившийся на далёкой окраине страны у самой китайской границы.

"Мятеж" был написан Фурмановым сразу после "Чапаева" (события которого, кстати, также напрямую завязывались на территории Казахстана), в 1925 году. В 1927-м появилась и одноименная пьеса. А в 1930-м вышел перевод на казахский язык.

Но для жителей нашего города гораздо любопытнее, что произведение Фурманова впервые засветило Верный-Алма-Ату (да, наверное и весь Казахстан) ещё и в игровом кинематографе. Остросюжетно-классовый блокбастер "Мятеж" по культовой комиссарской повести сняли в 1928 году. Снимали его, правда, ленинградские кинематографисты с кинофабрики "Совкино" (автор сценария М. Блейман, режиссёр С. Тимошенко) – своего кинопроизводства в республике ещё не было.

События, положенные в основу романа "Мятеж" – настоящий военный мятеж в городе Верном, случившийся летом 1920 года. Уставшие от бессмысленных перипетий Гражданской войны, верненские части не захотели продолжать классовые бои и отправляться на "борьбу с басмачеством" в Фергану. Вопреки сложившемуся мнению, Фурманов не был специально направлен в Семиречье для подавления волнений – он появился тут несколькими месяцами ранее в качестве представителя главкома Фрунзе и уполномоченного Реввоенсовета Туркфронта. Так что Верненский мятеж разгорелся уже при нём.

"Мятеж" – роман, но художественно-документальный по форме и идеологический по содержанию. А оттого – заведомо однобокий. Наверное, потому у искушённого современного читателя всё время возникает фоновый вопрос о том, чего в романе нет. Что Фурманов решил не рассказывать, дабы не нарушать цельности повествования и героизации главного персонажа (себя, сиречь)? Мы-то сегодня знаем, что Гражданская война не протекала по бескровным сценариям, и уровень ожесточения к её финалу достиг апогея.

Хотя надо отдать должное автору, который пытался копать чуть глубже, чем это необходимо для "правильного" освещения событий (или – делал вид.) Однако "красная нить" повествования – это всё же победа красного комиссара над тёмной контрреволюционной массой. При этом кульминация романа – когда герой один выходит супротив всех и пламенностью речей умудряется совладать с тысячей враждебно настроенных оппонентов – завораживает читателя. Быть может, это одно из наиболее талантливых раскрытий темы "толпы и личности" в русской литературе.

Жалко, что роман Фурманова о событиях в Верном практически не содержит никаких сведений о самом городе (в отличие от произведений Домбровского или Снегина). Хотя вступление и настраивает на определённое предвкушение.

"Мы катим по шоссе. Нервничаем. Ожидаем, как он покажется, Верный. И где-то вдруг вдалеке мелькнули куполы и кресты, потом стали видны окраины города, вырисовывались отдельные домики… Ну, здравствуй, Верный! Здравствуй, пока чужой, таинственный город, о котором мы так много слышали и которого совсем не знаем. Как ты встретишь нас? Как мы станем работать? Ты – центр огромной области".

И это, собственно, всё, что может заинтересовать в "Мятеже" городского патриота и краеведа (ну – здравствуй, Фурманов!)

Впрочем, есть ещё одна любопытная страница, посвящённая одной из поездок комиссара в Медео. "Походу выходного дня".

" Ребята, в горы! – предлагает кто-то. – Отдохнём, освежимся, а утром, чуть свет, опять на работу.

Предложение воспринимается с восторгом".

В своих дневниках Фурманов вспоминает больше: "Ехали чудесной дорогой, той самою дорогой, которою несколько раз езжали и потом – на Медео. Был второй день пасхи. Даже у нас настроение было самое праздничное, "цапнули" толику сущую… А Медео – какая это чудесная местность!"

И здесь, кстати, к месту будет вспомнить, что именно Фурманову пришла в голову идея об организации правильного отдыха горожан в окрестностях города.


Фото Андрея Михайлова

Так достоин ли скромного городского памятника персонаж, который:

  • Написал роман о событиях в городе (первый в истории!)
  • Поспособствовал созданию художественного фильма о городе (первого в истории!)
  • Начал развивать то, развитием чего занимаются сегодня все, кому не лень – туризм в окрестностях города (одним из первых в истории!)

Достоин ли?

Интересно было бы спросить про то горожан. Впрочем, кому это интересно – их спрашивать?

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter