Такие же равноправные, как все прочие граждане страны: сингалы, тамилы, ведды, мавры, бюргеры, буддисты, мусульмане, индуисты, христиане. Шри-Ланка с её традиционными представлениями о мироустройстве – по определению своему настоящий рай для всех обитателей. Недаром именно сюда когда-то попал выселенный за ослушание из Эдемских садов Адам. Бог, хоть и карал за непослушание, но всё же любил в душе своего первенца.



Нигде в мире я не встречал пятнистых оленей, свободно разгуливающих по крупному городу. Только тут – в Тринкомали. Едва сошёл с автобуса, как столкнулся с четвёркой чудесных пятнистых оленей. Их можно было потрепать за бока и потрогать за замшевые рожки. Автобусы уступали им дорогу. Но самым удивительным было то, что я знал про этих оленей. Знал из книжки русского зоолога Ивана Пузанова, который побывал на чудо-острове ровно за сто лет до меня и дивился тому, что ручные олени гуляли по Тринкомали!



Нигде мне не доводилось видеть и пеликанов, сидящих на фонарных столбах в центре мегаполиса. Или, подобно летающим лодкам, парящих на фоне небоскрёбов. Но именно такую возможность насладиться небывалым зрелищем даёт любому столица островного государства – Коломбо.

Однако истинным источником наслаждения для натуралиста-любителя является Кандийское озеро в центре древней столицы цейлонских царей – Канди. Большой древний пруд, освящённый ещё и печатью святости благодаря находящемуся на его берегу и почитаемому островитянами Храму Зуба Будды.



Особенно вечером, когда на закате тут начинается настоящий орнитопсихоз. Тысячи бакланов, цапель и ворон слетаются отовсюду к окрестным деревьям – на ночлег. И пока каждый член этой сборной пернатой стаи (в сотни тысяч особей!) не обретает своего места и своей ветки, ор стоит такой, что утихают не только озверело рычащие "тук-туки", но и усиленные мощными динамиками песнопения вечерней молитвы из самого храма!



Наблюдать за этим небесным столпотворением на фоне угасающего неба столь же увлекательно, сколь и опасно. Недаром многие пешеходы, проходящие в этот час мимо озера, раскрывают зонты. Они спасаются не только от проливных тропических ливней и безжалостного экваториального пекла...

Но и с темнотой суета над озером не прекращалась.

В Канди я жил в приюте для буддийских пилигримов близ монастыря Малватта – на берегу озера, противоположном Храму Зуба. По вечерам выходил на террасу – поработать с книгами и дневниками. Это было не так-то и просто: слишком сильно окружающее отвлекало от рутинных застольных занятий.



Каждый вечер, сидя на своей террасе с видом на озеро, я вначале долго наслаждался незабываемым зрелищем отхода ко сну слетающихся отовсюду птиц. Но на этом суета не кончалась. Как только птицы усаживались, им на смену вылетали звери. Огромные крыланы, "летучие собаки" с размахом крыльев в полтора метра, чем-то похожие на ночные бомбардировщики проекта Леонардо да Винчи, заступали на своё "боевое дежурство", устремляясь громить далёкие сады и плантации.

Интересно, что некоторые прибрежные деревья манго являются столь популярными приютами, что места на них заняты круглосуточно. Ночью здесь почивают бакланы и вороны, а днём, словно гигантские мохнатые груши, вперемешку с плодами висят крыланы. Ясно, что самое беспокойное время наступает тогда, когда первые ещё только просыпаются и вставать не желают, а вторые уже начинают приискивать себе место для ночлега. Особенно бесцеремонны вороны, которые садятся сверху и начинают гнобить огромных "летучих собак", сгоняя тех с родных ветвей.



Но интересней всего наблюдать за людьми, огромные толпы которых стекаются сюда, на поклонение мощам Будды, со всех сторон социалистической Шри-Ланки. За людьми и прочими приматами, которые чувствуют себя тут полноправными участниками культового пространства.

Дальние подходы к храму можно безошибочно определить по пьянящему аромату цветов – целые ряды пахучих подношений в виде гирлянд и букетов, разложенных в плетёных чашах, расточают во все стороны своё благоухание. (Вспоминалось, что сам остров-рай некогда определялся подходящим к его берегам мореходам по чарующему запаху, возникавшему в океане задолго до того, как на горизонте возникали его очертания!)



На ближних подступах празднично одетых богомольцев, с достоинством несущих душистые подношения святыне, встречают мелкие храмовые макаки. Они без всякого зазрения совести выхватывают из рук неосторожных паломников огромные бутоны лотосов и быстро отбегают на почтительное расстояние, чтобы непочтительно сожрать предназначенное Будде.

По тому, как пассивно сопротивляются обезьяньей активности люди, как обречённо и даже весело расстаются они с тем, за что только что уплатили деньги цветочнику, можно понять, что этот грабёж выглядит вопиющим только в глазах постороннего наблюдателя. Для местных эти бесцеремонные макаки не просто грязные обезьяны, а храмовые животные, генеалогические корни которых тянутся из тех невообразимо далёких времён, когда войско Ханумана помогало Раме овладеть Ланкой. А обезьяны не дураки – понимают свою роль и пользуются привилегиями. Впрочем, как и местные карпы, которыми, кажется, озеро переполнено до отказа. И обитающие тут же черепахи. Карпов и черепах также кормят поклонники, специально принося корм большими пакетами. Обожравшаяся рыба утрачивает способность к движению. Рядом кормят гусей, которые также не случайны в этом воплощённом раю для всех тварей.



А ещё в Шри-Ланке можно постоять рядом с огромными варанами (чуть меньше знаменитых комодосских), которые также не стесняются (и не боятся!) гулять и загорать там, где им хочется.



Здесь, на окраине индо-буддийского мира сохранилась та первобытная гармония отношений человека с окружающей братией, про которую, как про недостижимое состояние, теперь уже только мечтают все прочие жители "цивилизованного мира". Честно говоря, местной живности можно только позавидовать. На райском острове огромную площадь занимают природные резерваты и заповедники, где животных охраняют специально. Охраняют, показывают, извлекают из этого прибыль.



И, честно говоря, трудно помыслить, чтобы кто-то из местных чиновников или олигархов, гордился тем, что его гостиную украшают рога краснокнижного зверя. И не только краснокнижного – любого. Животное, по глубокому убеждению жителей Шри-Ланки, должно быть живым. Потому что оно, вполне возможно, может быть и твоим непосредственным реинкарнационным предком. Страсть к охоте исчезла из местного быта вместе с цивилизаторами-европейцами.



…Вот бы и нашим бы людям иметь хоть толику от таких "не наших" убеждений! Насколько интересней и привлекательней стал бы переполненный жизнью родной Казахстан!

Фото автора

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter