- Булат Джамитович, Вы – один из крупнейших бизнесменов в нашей стране. Какова Ваша оценка последних изменений, происходящих в экономике – введение свободно плавающего курса тенге, освобождение цен на топливо, предполагаемое освобождение цен на хлеб? Насколько они были необходимы?

- Ни для кого не секрет, что с падением цен на нефть и металлы – основных статей экспорта нашей страны, и кризисом в соседней России, в экономике Казахстана накопились значительные проблемы. Наибольшему давлению подвергся обменный курс тенге. Какое-то время углубление проблем на внутреннем рынке удавалось сдерживать за счет резервов Национального Банка и ограничительных административных мер. Это привело к дефициту тенге и поставило на грань банкротства многие из казахстанских бизнесов. Бизнес предпочитал лёгкое решение - работать с государственными компаниями и участвовать в государственных тендерах. Но долго так продолжаться не могло. По моему глубокому убеждению, негативные процессы в экономике были хорошо видны гораздо раньше начала нынешнего года. Правительству и Национальному Банку нужно было своевременно принимать меры по постепенному выравниванию нарастающих дисбалансов в экономике.

По моему глубокому убеждению, негативные процессы в экономике были хорошо видны гораздо раньше начала нынешнего года.

Банки были перегружены плохими кредитами после кризиса 2008-2009 года. У Правительства и у Нацбанка был шанс очистить балансы банков от плохих кредитов и перезапустить кредитование экономики. Однако, в силу разных причин, этого не было сделано, и Национальный Банк в уже привычной манере предпочёл провести обвальную корректировку курса. Сама корректировка курса и переход к так называемому "инфляционному таргетированию" нужны нашей экономике. Но такой переход также означает полный отказ от государственного контроля цен и процентных ставок. Это ещё только предстоит сделать.

Нужно чётко отдавать себе отчёт в том, что устранение дисбалансов в экономике – это остро необходимый первый шаг. Дальше нужны глубокие структурные реформы, направленные на повышение конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности. Без этого все вышеперечисленные меры не принесут сколько-нибудь заметного долговременного успеха.

Устранение дисбалансов в экономике – это остро необходимый первый шаг. Дальше нужны глубокие структурные реформы.

- Мы вступили в новую жизнь: тучные годы позади, нам надо научиться экономить, жить в условиях непредсказуемости и волатильности. Как изменение ситуации отражается на Вашем бизнесе? Какие Вы предпринимаете меры, чтобы минимизировать потери?

- Совершенно верно сказано, что тучные годы остались позади. В принципе, я всегда за максимально эффективный подход к любому делу, но требования текущего времени заставляют более внимательно относиться к затратам и прогнозам выручки. Поэтому в компаниях были более или менее готовы к такому сценарию. Есть общий вектор на повышение операционной эффективности бизнеса, но в каждом активе менеджмент принимает решения в зависимости от конкурентной ситуации на профильном рынке, уровня развития и стратегии компании. Например, в Forte Bank мы решили индексировать заработную плату на 15%. Казцинк индексировал зарплату производственных рабочих на 10%. С другой стороны, каждая компания работает над разработкой новых решений и продуктов для того, чтобы оптимизировать операционные затраты и увеличить выручку.

- Основная часть Вашего бизнеса находится в Казахстане, многие проекты ориентированы на розничного потребителя – мобильная связь, банки… Вы предполагаете снижение доходов? Как его можно будет компенсировать?

- Рынок мобильной связи во всем мире сейчас меняется. Масштабный рост абонентских баз позади, в сетях операторов в геометрической прогрессии растут объёмы трафика. Всё это оказывает давление на выручку операторов и её баланс с капитальными затратами. Как развиваться дальше - это вопрос, решением которого занимаются все операторы мира. В Казахстане конкуренция на телекоммуникационном рынке растёт вне зависимости от кризиса. Мы видим снижение розничных и оптовых тарифов. Эта тенденция будет сохраняться. Объём трафика в сетях операторов увеличивается, набор услуг за одни и те же деньги растет, что приводит к увеличению затрат. Мы видим, что в этих условиях некоторые операторы предпринимают ещё и попытки демпинга. Результат таких действий будет один - ещё большее сужение рынка, и как следствие - снижение доходов всех операторов. Поддержку со стороны государства я вижу только в создании равных условий для всех операторов – в возможности доступа к частотам для всех, в единых лицензионных условиях.

Меня очень беспокоит крайне негибкая позиция Национального Банка в отношении некоторых мер регулирования банков.

Банковский бизнес – это один из самых конкурентных и самый зарегулированный вид бизнеса в нашей стране. Состояние банков - это зеркало общего состояния бизнеса. Конечно же, резкие колебания обменного курса отрицательно скажутся и на банках. В основном, через их кредитные портфели и финансовое состояние заёмщиков. Меня очень беспокоит крайне негибкая позиция Национального Банка в отношении некоторых мер регулирования банков. В ближайшие несколько месяцев банки будут страдать от ухудшения своих кредитных портфелей. Это может больно ударить по уровню их капитализации. Этот процесс неизбежен. И им нужно помочь.

- Если до перехода к свободно плавающему курсу тенге сумма сделок на KASE иногда превышала даже миллиард долларов, то сегодня объёмы едва доходят до трехсот миллионов. Эксперты говорят, что при столь малых объёмах торгов валютой на бирже любой владелец определённого количества свободных денежных средств (например, банк) может управлять курсом в своих интересах. Что, на Ваш взгляд, необходимо изменить в регуляторной политике, чтобы снизить риск такого манипулирования рынком? Участвуют ли принадлежащие Вам банки в таких валютных спекуляциях?

- Такое регулирование уже есть. Банки не могут покупать или продавать валюту бесконечно. Для этого существуют нормативы, установленные Нацбанком. Покупать валюту себе в портфель можно не более определённого процента от собственного капитала. Соответственно, банки ограничены таким образом. По сути, всё, что происходит на бирже – это исполнение заявок клиентов банков. Конечно, какие-то торговые операции банки совершают от своего имени, но я бы не стал называть это спекуляцией.

Уменьшение предельного размера облагаемого оборота при постановке на учет по НДС - это самое "токсичное" изменение. Его категорически нельзя принимать.

- На рассмотрение Мажилиса Парламента РК внесен правительственный вариант законопроекта "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам налогообложения и таможенного администрирования". В нём заложены серьезные налоговые изменения, ставшие сюрпризом для казахстанских предпринимателей. В частности, предлагается ввести 5% налог с продаж и розничный налог со ставкой 5-12%, сделать плательщиками НДС даже самый мелкий бизнес и т.п. Национальная палата предпринимателей уже выступила с обращением к Парламенту, в котором сказано, в частности: "Не исключено, что в этой ситуации в самой ближайшей перспективе многие предприятия начнут сворачивать свою деятельность либо возвращаться к "серым схемам". Как Вы оцениваете нововведения, предлагаемые Правительством? Насколько они оправданы и своевременны? Действительно ли последствия могут быть такими катастрофическими, или НПП сгущает краски?

- В этом вопросе нужно действовать взвешенно, тем более в кризис.

Не все озвученные НПП инициативы уже поступили в Парламент. Насколько я знаю, сейчас предложены меры по изменению НДПИ, введению дополнительных пенсионных отчислений, снижению порога для поставки на учет по НДС и другие.

Из всех озвученных предложений уменьшение предельного размера облагаемого оборота при постановке на учет по НДС, на мой взгляд, - это самое "токсичное" изменение. Его категорически нельзя принимать. Это просто убьёт малый и средний бизнес, который и так находится у нас не в лучшей форме. А ведь в малом и среднем бизнесе задействована значительная часть трудоспособного населения Казахстана. Именно развитие этого сегмента - одна из новых задач по реформированию нашей экономики. Кроме того, нужно понимать, что НДС – это косвенный налог, и платит его, в конечном счете, потребитель. Таким образом, снижение порога по уплате НДС приведёт к росту цен на товары и услуги малого и среднего бизнеса. Учитывая тот факт, что в условиях кризиса спрос не повышается, а снижается, это приведет к банкротству многих таких предприятий. Сегодня малый бизнес больше всего страдает из-за девальвации, и дополнительное налоговое бремя только ухудшит его положение. В этой ситуации малый бизнес, скорее всего, начнёт скрывать обороты по реализации, а значит, бюджет начнет терять деньги, а не зарабатывать.

Что касается замены НДС на налог с продаж. Из обращения бизнес-сообщества к Парламенту, подготовленного НПП, можно понять, что НДС будет сохраняться наряду с Налогом с продаж. Нужно внести ясность. Однозначно, должно быть что-то одно. Это во-первых.

Налог с продаж потенциально может увеличить нагрузку на бизнес в целом, но это заставит оптимизироваться.

Во-вторых, мое мнение, что отмена НДС и переход к Налогу с продаж приведёт к значительному сокращению государственных затрат по администрированию этого налога. НДС сложно считается, сложно проверяется. Содержится огромный штат налоговиков.

Налог с продаж потенциально может увеличить нагрузку на бизнес в целом, но это заставит оптимизироваться. Например, крупные холдинги вынуждены будут уйти от внутренних трансфертных операций и консолидироваться, чтобы не платить лишний раз налог, который взимается с оборота. В малом и среднем бизнесах уйдут неэффективные и ненужные посредники. В целом, введение налога с продаж может быть позитивным действием, с точки зрения повышения эффективности нашей экономики. Но есть ещё вопрос размера ставки налога, которая не должна превышать порог нынешнего НДС.

Если говорить в целом об увеличении налоговой нагрузки на бизнес, то на мой взгляд, это крайне неэффективная мера в текущих условиях. Сейчас нужно поддерживать и стимулировать предпринимателей, сохраняя преемственность принятых ранее решений по поддержке бизнеса и экономики в целом.

Увеличение налоговой нагрузки однозначно негативно повлияет на инвестиционный климат страны. Казахстан много лет демонстрировал инвесторам привлекательность своей налоговой платформы. Это был один из основных "продающих" аргументов в диалоге с потенциальными инвесторами. Сейчас, в период низких цен на нефть, утяжелять налоговую нагрузку недальновидно, это снижает интерес к Казахстану. Который мы могли бы потенциально усилить на фоне проблем России и с учётом нашего плана по созданию единого финансового центра с английским правом.

Если говорить в целом об увеличении налоговой нагрузки на бизнес, то на мой взгляд, это крайне неэффективная мера в текущих условиях.

Но если всё же требуется увеличение каких-то видов налогов, и это реально вынужденная мера, то нужно это делать единоразово. Бесконечное "отрезание хвоста по кусочкам" разрушит доверие бизнеса и инвесторов к нашему рынку. В целом, к увеличению налогов и введению новых следует подходить с крайней осторожностью, делать это, тщательно взвесив все "за" и "против".

- Стало известно также о законопроекте, который предусматривает, что работодатель будет обязан отчислять 5% фонда оплаты труда в виде обязательных пенсионных взносов и еще 2% (а в последующие годы – с увеличением до 5%) – в виде взносов в фонд обязательного медицинского страхования. С точки зрения простого работника эти меры выглядят привлекательно, даже слишком привлекательно. А с точки зрения бизнеса? Сможет ли наш бизнес выплачивать такие взносы, или он перейдет на "зарплату в конвертах", и рядовые казахстанцы в итоге больше потеряют, чем приобретут?

- Вопрос в том, кто за это будет платить и к чему это приведет? На первый взгляд, увеличенные пенсионные отчисления и взносы медстрахования должны пойти на пользу работнику, но дело в том, что сам сотрудник будет получать от этого только косвенные выгоды, а не прямые, а то и вовсе не сможет воспользоваться ими. Сотрудники компаний вряд ли согласятся на уменьшение заработной платы, и придётся увеличивать зарплатные начисления. В конечном итоге, это приведет снова к увеличению налоговой нагрузки на бизнес.

Инвестиционный климат страны становится привлекательным не только из-за налогового режима. Тут важны разные факторы. Дополнительные отчисления в пенсионный фонд и фонд медицинского страхования приведут к увеличению затрат на оплату персонала и в целом операционных затрат бизнеса. Такое движение имеет мало общего с привлекательностью инвестиционного климата.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter