В день, когда американские обозреватели требовали от телезрителей убрать от экранов детей, так как Геннадий Головкин устроил Габриэлю Росадо "кровавую баню", Иса Акбербаев потерпел единственное поражение в своей профессиональной карьере. Точнее, он его потерпел, но в итоге не проиграл. Побывав в нокауте после жуткого правого крюка Энтони Ферранте, Иса спустя некоторое время узнал: справедливость восторжествовала. Соперник, заставивший его упасть, попался на употреблении допинга. В результате бой был признан несостоявшимся.

"Мне очень хотелось дебютировать в США красиво, выиграть нокаутом. Если бы можно было вернуть время и провести тот бой заново, я бы не шёл так вперёд, а боксировал спокойно, аккуратно. А так, я показал половину от того, что мог, получил тяжёлое рассечение. Мой тренер Абель Санчес несколько раз спросил: "Может, остановим бой?". А я левым глазом не видел, но отвечал: "Нет, продолжу", - вспоминает Акбербаев. 



Из этого боя казахстанский боксёр сделал для себя выводы. Примечательно, что самый главный – никак не связан с боксом.

"Можно сказать, что после этого боя состоялась окончательная чистка рядов. Стало окончательно понятно, на кого я могу положиться, а кто просто был рядом, пока я не проигрывал. В принципе, такое в моей жизни уже происходило: когда в силу разных причин не смог отобраться на Олимпиаду в Афины. Многие люди, которые говорили, что я перспективен, сразу на мне поставили крест: "Был такой боксёр Иса Акбербаев. Был и сплыл". А я ещё боксирую!"

Спустя почти десять месяцев после боя с Ферранте, Акбербаев вернулся на ринг туда же, где уже проигрывал, – в  Нью-Йорк на Madison Square Garden. Там всё напоминало о том самом поединке – даже доктор, обслуживающий бой, был тот же, что и в январе. "Он пожелал мне удачи", – улыбаясь, вспоминает Иса.

В прошлом году казахстанскому боксёру часто было не до веселья. Сначала Иса планировал выйти на ринг в апреле, потом в мае, но бой состоялся в июне в Москве. На взвешивании Акбербаев, выступающий в первом тяжёлом весе (до 90.7 кг) увидел, что его соперник Моррис Оккола внешне очень соответствует своему прозвищу - Кинг Конг. Он смог бы вписаться в лимит cruiserweight  только если бы отрубил себе обе руки или ногу. 

У Исы был простой выход: отказаться от боя с соперником, который тяжелее его почти на 20 кг. На этом, кстати, настаивал друг Акбербаева Геннадий Головкин. Но Акбербаев вышел на ринг. И одержал победу в этом трудном бою.


После этого был ещё один поединок с супертяжем - Джованни Сарраном, завершившийся досрочной победой Акбербаева в четвёртом раунде. В декабре казахстанец потратил ещё меньше времени, чтобы разгромить Игоря Караваева.



Первый и пока единственный бой в 2015-м Акбербаев провёл в феврале. Ему  хватило менее раунда, чтобы завалить аргентинца Рубена Анхела Миньо.



Завтра казахстанец встретится на ринге с бразильцем Дос Сантосом, который провёл вдвое больше поединков, чем Акбербаев, и имеет в активе 27 побед и 4 поражения. Самое сложное во время подготовки, по мнению Исы, изо дня в день выдерживать тяжелейшие тренировки.

"Я видел людей, которые ломались из-за этой монотонности. Тренер Абель Санчес любит говорить, что не повторение ведёт к успеху, а совершенное повторение. То есть, если ты быстро ударил 100 раз по мешку и думаешь, что у тебя получится тоже самое в бою – это не так. Лучше нанести 10 ударов, но сделать это идеально и получить удовольствие от проделанной работы. И важно постоянно об этом помнить." - утверждает 90-килограммовый боксёр по прозвищу Шмель.

"Это целая история, как у меня появилось такое прозвище. Мне было лет 16, но я занимался боксом с ребятами, которые были постарше на три-четыре года. И один парень из России посмотрел, как я двигаюсь по рингу, и сказал: "Ты же практически полутяж, а передвигаешься, как мухач! Прямо как шмель". Мы посмеялись, и я об этом забыл. А потом в 2010 году боксировал в Хьюстоне. Там устраивали вечер бокса и MMA. И был один тренер, сам в прошлом хороший боксёр, который сообщил мне то же самое. А у него был помощник. Если вы видели тренировки Мэйвезера, то есть там один колоритный помощник – огромный парень. Вот и у этого тренера в Хьюстоне был такой же напарник. И он сказал: "Давай поработаем на лапах, Bumblebee". 

Особо преданные болельщики про Акбербаева целый стих сочинили:

Акбербаев Иса -
На трусах полоса.
Двигается, как Шмель,
Жалит, как Оса.

Почему-то есть предчувствие, что этот стих прозвучит и завтра в Берлине. После победы Исы.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter