Чтобы поделиться опытом с молодыми казахстанскими архитекторами и действующими девелоперами, прилетели эксперты со всего мира. Один из них – Серджио Гомез, архитектор известной британской компании Pringle Brandon Perkins +Will. Он прочёл лекцию о трендах в современном дизайне, рассказал о проекте в Казахстане – работе над интерьером Talan Towers в Астане и дал эксклюзивное интервью informburo.kz.


Здание Talan Towers в Астане

фото предоставлено ASTANA PROPERTY MANAGEMENT
Здание Talan Towers в Астане

Генеральным партнёром мероприятия стал Talan Towers в Астане. Это комплекс зданий общей площадью 120 000 кв. м, состоящий из двух высотных башен, в одной из которых разместится бизнес-центр премиум-класса, во второй – отель мировой сети The Ritz-Carlton и люксовые апартаменты. Башни соединит между собой торговая галерея класса люкс.

Это первое "зелёное здание" в стране, сертифицированное по международным экологическим стандартам LEED и учитывающее местные климатические условия. Фасад Talan Towers изготовлён из юрского камня, благодаря свойствам которого находиться внутри будет комфортно в любое время года. Какие материалы лучше использовать в строительстве архитектурных объектов нового поколения, и почему в этом многофункциональном комплексе должен быть простой, но представительный интерьер? Серджио Гомез рассказал нам об особенностях работы с казахстанскими заказчиками и самых интересных проектах Pringle Brandon Perkins +Will.

Серджио Гомез – архитектор компании Pringle Brandon Perkins +Will, выпускник архитектурного факультета в Университете Наварры (Испания). После окончания университета несколько лет проработал в Лондоне, а затем переехал в Нью-Йорк, получив там степень магистра архитектуры в Колумбийском университете.Проработав 3 года в архитектурном бюро Lehman Smith McLeish (Вашингтон, США) в 2013 году вернулся в Лондон, стал частью команды Pringle Brandon Perkins +Will.

– Серджио, вы – представитель одной из тех международных компаний, которым доверили участие в строительстве Talan Towers в Астане, каково вам работать в Казахстане?

– Участвовать в таком крупном проекте для нас большая честь и нам приятно вдвойне, что предложение поработать над интерьером этого здания поступило от клиента, много слышавшего о наших проектах и знающего репутацию Pringle Brandon Perkins +Will. Основным условием проектов является активное участие в проекте заказчика с самого первого шага. Ведь принцип нашего бюро – это сотворчество. Мы вместе разрабатывали дизайн и работали над концепцией проекта, которая по запросу клиента должна была быть максимально простой, но при этом высокого класса. Я заметил интересный тренд – если раньше наши заказчики, я имею в виду, предыдущих клиентов, просили "что-нибудь эдакое", то теперь они ценят в дизайне простоту.


Интерьер Talan Towers в Астане

предоставлено Astana Property MANAGEMENT
Интерьер Talan Towers в Астане

– Говорят, что архитектуру, в частности интерьер, определяет ментальность. Работая с казахстанской компанией, вы поняли какова она?

– Вы правы, ментальность действительно влияет на окружающую нас архитектуру. В интерьере, который мы разработали для нашего казахстанского проекта, много света, видно небо, это пространство, в котором чувствуется свобода. Мы использовали элементы высокой архитектуры: нужную высоту потолков, колонны внутри здания. При этом часть интерьера, находящаяся в зоне, доступной человеку, отделана "тёплыми" натуральными материалами, которые "согревают" пространство. Всё это отражает характер и ментальность клиента. Конечно, мы не сразу пришли к варианту, который бы устроил нашего заказчика, ведь наше первоначальное представление о том, чего же хотят в Казахстане, не соответствовало его ожиданиям. Но поскольку один из принципов работы нашего бюро, как я уже говорил, это максимальное внимание к пожеланиям клиента и активное вовлечение его в процесс, мы пришли к общему мнению, и в итоге проект эволюционировал до идеальной формы, устраивающей все стороны.

– То есть, по-вашему, казахстанцы – это люди, которые...

– Это люди, которые живут настоящим, но устремлены в будущее. Ведь выбранный дизайн настолько прост, универсален, удобен и хорош, что актуален сейчас и будет востребован через много лет. Это дизайн на долгие времена. И это очень правильный подход, ведь тенденции меняются, а настоящее остаётся вечным. К тому же в интерьере Talan Towers нет "фальши", мы использовали "честные" материалы – это натуральный камень, высококачественное дерево.

– Из всех ваших проектов меня особенно заинтересовала реконструкция музея в Портсмуте на боевом корабле "Виктория", участвовавшем в Трафальгарской битве. Каково это, работать на таком историческом объекте? Англичане ведь очень берегут свою историю…

– Это было несложно, так как проект попал в нужные руки – партнёр нашей компании Крис Брэндон очень увлечён историей Великобритании, особенно историей Королевского военно-морского флота. Он знает всё о кораблях того времени, об их внутреннем устройстве и используемых при кораблестроении материалах, он посвятил этому свою жизнь. Я полагаю, что для Криса это увлечение - такая же страсть, как и архитектура, поэтому всё соответствовало нормам и он смог реконструировать так, что это устроило всех, даже самых преданных ценителей истории.


Реконструкция HMS Victory Museum в Портсмуте

uk.perkinswill.com
Реконструкция HMS Victory Museum в Портсмуте

– У нас в Алматы идёт война старого города – зданий советских времён и нового – эпохи алюкобонда. Вы как архитектор за то, чтобы сохранять старое или, наоборот, против этого?

– Историческое наследие, безусловно, очень важно, но это не должно останавливать будущее. В этом деле важно соблюдать баланс между старым и новым, и в Лондоне, городе, который ценят в том числе за сохранившуюся архитектуру, этот баланс есть. Но даже в Лондоне с его многовековой историей строятся новые здания и делается реконструкция старинных архитектурных объектов. Конечно, в Великобритании есть законодательство, регламентирующее процесс строительства и государственные органы, которые регулируют этот вопрос, но всё же это диалог. Нет такой позиции, что мы не будем трогать здание во что бы то ни стало или снесём вопреки всему. Есть сотрудничество. Что касается лично меня и моих архитектурных воззрений, то, как я уже сказал, я за баланс.

– Один из проектов вашей компании – это офис Google в Афинах. Насколько я знаю, при строительстве своих офисов эта всемирная корпорация старается учитывать местный колорит. Использовались ли элементы древнегреческой архитектуры в интерьере?

– Это один из проектов, которыми гордится наша компания и, конечно, он полностью соответствовал пожеланиям заказчика. Мотивы древнегреческой архитектуры использовались, но скорее как материал для вдохновения. В разработке этого интерьера важно было донести связь между местной культурой, традициями и общемировой, и показать связь глобальной корпорации с греческим рынком. С подробностями проекта я вас не могу познакомить, так как им руководил другой человек, но это один из интересных интерьеров, который мы включаем в свою презентацию.

– На своей лекции вы рассказывали об основных трендах дизайна современных офисов. Могли бы познакомить наших читателей с её основными тезисами?

– Тезисы просты. Современный офис должен соответствовать новому стилю жизни, но каков этот стиль, зависит от компании и в каждом отдельном случае он разный. Одним важно устроить из офиса дом, где можно жить, не выходя за пределы, другим интересны какие-то другие вещи. Ещё один тренд – это мультифункциональность офиса, использование рабочего пространства как можно более эффективным способом. Одно и то же помещение может служить, к примеру, комнатой для переговоров или рабочим местом. И наконец, третий тренд – это улучшение условий пребывания работников в офисе – разработка не только рабочего пространства, но и досуга – сейчас многие компании, особенно те, у кого работают молодые сотрудники, заказывают игровые зоны или места для релаксации.

– На презентации вы также рассказывали об интерьере офиса для Deloitte Digital, который использует модный сегодня принцип "work and play", то есть "работай и играй". Вы считаете, это повышает производительность труда?

– Нет, не повышает, но ведь такая организация пространства даёт человеку выбор – благодаря такому интерьеру он может найти свое эффективное рабочее пространство и не обязательно оно будет за столом. Также человек сможет выбирать, как ему использовать своё свободное время, например, обеденный перерыв или время после работы. Он может пойти отдыхать в другое место или сделать это, не отходя, так сказать, от производства. В офисе человеку должно быть комфортно.


Офис Deloitte Digital

uk.perkinswill.com
Разработанный интерьер для офиса Deloitte Digital

– Вы разработали десятки, а может, и сотни интерьеров офисов. А какой проект ваш любимый?

– Каждый из них мне по-своему дорог, но какой-то отдельный выделить не могу, ведь мы делаем офисы не для себя, а для других. Главное, чтобы они полюбились клиентам.

– Что определило ваш вкус как архитектора – испанское происхождение, американское образование или опыт работы в Великобритании?

– Всё. Испанская архитектура и моё первое, фундаментальное образование в Испании стали базовыми принципами и дали технические знания, обучение в Колумбийском университете помогло обрести интернациональный взгляд на архитектуру, а опыт работы в международном бюро в Лондоне только его укрепил. Всё это позволило мне стать современным интернациональным архитектором, который может делать проекты по всему миру, в том числе и в Казахстане.

– Нравится ли вам архитектура Алматы или что-то хотелось бы изменить?

– Я прилетел ночью и, честно говоря, ещё не успел познакомиться с вашим городом, но первое, что я увидел с 30-го этажа своей гостиницы - это ваши горы. Они были восхитительны!


Один из проектов компании - The Stage в Лондоне
uk.perkinswill.com
Один из проектов компании – The Stage в Лондоне

Pringle Brandon Perkins +Will – одно из самых успешных мировых архитектурных бюро в Великобритании и регионе EMEA (страны Европы, Ближнего Востока и Африки), специализирующихся на дизайне интерьеров рабочего пространства и коммерческой архитектуре.

Бюро основано в 1986 году и насчитывает 24 подразделения по всему миру. Занимает первое место в рейтинге ведущих мировых архитектурных бюро 2015 года по версии авторитетного американского журнала Top Firms. Специалисты бюро работали над офисными интерьерами для Microsoft, Google, Barclays, Coca-Cola, SABMiller, Siemens, Unilever, Deloitte Digital, IMG Media, Astellas Pharmaceuticals, Bank of China.

Среди важнейших архитектурных проектов: The Stage и Thomas More Square в Лондоне, A1/A2, CB1 в Кембридже, Siemens в Дидсбури, HMS Victory Museum в Портсмуте и другие.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter