Какой бы насыщенной не была типовая семейная программа воскресного посещения Парка (об этом я рассказывал ранее – "Чем был Парк культуры и отдыха для алмаатинцев"), в ней неизменно оставлялось время на Зоопарк. А без того отдых признавался неполноценным. И когда на следующий день, в школе, кто-то с неподдельной гордостью (в младших классах), или напускным равнодушием (в старших), заявлял: "Вчера были в парке!", то тут же следовал дежурный вопрос: "А в зоопарк заходили?"


Фото из архива Андрея Михайлова

Почему детей так неодолимо влекло и манило это, в общем-то, печальное и унылое зверьё, отделённое толстыми прутьями клеток? Наверное, причиной тому была наивная книжная романтика, присущая юным душам тех поколений. Посмотрев на слона, льва, или бегемота в зоопарке, можно было легко представить себя в далёких африканских саваннах. Так что знакомая всем архаичная арка Алма-Атинского зоопарка была для советской детворы истинно волшебной дверью в другой мир, совершенно отличный от всего того, что можно было наблюдать "по сю сторону".

"Это клетка со львом. Перед нею – мы: Ленка, Генка, Александр Петрович и я. Мы стоим к вам спиной, извините… Но если бы мы повернулись, то не смогли бы смотреть на льва. А у нас научная экспедиция".

Так начинается одна из самых читаемых детских книжек 60-х годов – "Большая охота" Александра Свирина, герои которой легко перенеслись из Московского зоопарка в ту самую дикую Африку, о которой тогдашние отроки мечтали едва ли менее, чем о космосе. Главная задача любого нормального воспитания – разбудить детское воображение. Заставить мечтать. А с этим зоопарк как раз справлялся хорошо, несмотря на все условности.


Фото из архива Андрея Михайлова

А вот, что писал о мотивации посетителей пламенный натуралист-пропагандист и летописец нашего зоопарка того времени, Андрей Синявский, заметки которого регулярно печатали все республиканские газеты:

"…Вы пришли в зоопарк. И, наверное, вполне отдаёте себе отчёт в том, зачем пришли и привели с собой своих детей. Думаю, при современном уровне цивилизации, когда урбанизация и техника значительно "отодвинули" человека от гор, полей, озёр, лесов, поместив в многоэтажные здания, когда общение с природой затруднено нехваткой времени и большими расстояниями, вы понимаете роль зоопарка. Как необходим нам этот оазис природы, находящийся рядом! Только здесь вы можете увидеть представителей далёких континентов, редчайших животных нашей страны, нашей республики".

Зоопарки рассматривались в СССР не только, как места для развлечения публики, но и как своеобразные просветительские учреждения. Недаром многие видные зоологи Казахстана (увы, массово вымирающие в последние годы) начинали свою научную карьеру с юннатского кружка нашего зоопарка.


Фото из архива Андрея Михайлова

У юннатов зоопарка были свои персональные питомцы и своя территория – "Площадка молодняка". Такие площадки, где вместе воспитывались самые разные зверята (в духе интернациональной дружбы!), были характерны для советских зоопарков. Существовала такая и у нас. Что и говорить, это место было наиболее посещаемым и привлекательным для детворы. "Ребята и зверята" как-то особенно быстро налаживали контакт друг с другом. И дружили долгие годы – до повзросления.

В зоопарке были свои ветераны, вроде жалобных мишек-попрошаек, одиноко хрюкающего кабана у входа, меланхоличного павиана с вызывающе красным задом, посыпающего себя пылью слона, не просыпающегося льва, расточающих характерное амбре псовых (волков, лис, корсаков), водоплавающих с "подрезанными крыльями". Казалось, что они жили тут всегда, и будут жить вечно. Но периодически появлялись и новосёлы.

О новых обитателях зоопарка горожане узнавали быстро. И каждое появление новичка было достаточным поводом для нового посещения. Помню фурор, связанный с прибытием первых носорогов и венценосных журавлей. Или кенгуру. Или пингвинов. На них ходили смотреть специально.


Фото из архива Андрея Михайлова

Алма-Атинский зоопарк открыли к 20-й годовщине Октябрьской революции – 8 ноября 1937 года. В те годы это был ещё очень скромный зверинец, не располагавший какими-то обитателями-экзотами. А вот 50 лет назад в прудах, клетках и вольерах были уже "прописаны" животные и птицы 300 видов, практически со всех континентов.

Кстати, в те годы Алма-Атинский зоопарк, постоянно расширявшийся и пополнявшийся новыми обитателями, смотрелся куда выгоднее, нежели многие советские зоосады с более солидной историей, даже такие знаковые, как Ленинградский. Неслучайно его дважды посещал сам Бернгард Грджимек – неутомимый энтузиаст в деле охраны природы и гуманизации содержания животных в неволе.



Чтобы представить себе зоопарк полувековой давности, надо вспомнить не только про его обитателей, но и про посетителей. Люди в те годы были проще и ещё не разучились удивляться. И в то же время воспринимали всё окружающее, как должное. Так что особого протеста против "антигуманного содержания животных в нечеловеческих условиях" – не наблюдалось, даже в среде самых высоколобых граждан (об этом – "Свобода значит смерть!"). Про зоопарки без клеток тогда ещё вообще-то не думали. Знали про то, что они где-то есть, но это "где-то" было очень далеко и нас не касалось.

Однако животных посетители любили искренне. Не случайно нынешние посетители пожилого возраста до сих пор помнят многих зверей из прошлого по именам. Индийский слон Батыр, бегемот Малыш, гигантская черепаха Тортилла, медведи Потап и Злюка, волки Ральф и Багира. Если бы в зоопарке было своё кладбище, уверен, что на многих "зверских" могилах до сих пор лежали бы свежие цветы.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter