Все эти зоологические концлагеря возникли сразу же, как только человек почувствовал свое особое место и осознал свою особую миссию. Выбился в лидеры длинной эволюционной гонки. Стал самозванным венцом, отцом и вершителем. Тогда-то и были сработаны первые клетки. И заселены теми, кого по инерции продолжали величать "меньшими братьями". Первые зверинцы – достояние первых  культурных центров Древнего Египта, Хараппы, Месопотамии и Крита. Их останки  обязательно находят при раскопках крупных городов, храмовых и дворцовых комплексов.

Чтобы почувствовать свою исключительность и самость, человечеству (или какой-то его части) просто необходима  демонстрация могущества. А в чём ещё она может проявиться так явно, как не в возможности по своему желанию ограничивать чужую свободу? Не случайно первыми за решётку угодили те наши "партнёры", страх перед которыми составлял привычный фон жизни тысяч поколений пращуров. Пойманные хищники стали признаком состоятельности любой уважающей себя монархии.

Таким образом, мы по отношению к окружающим изначально вели себя вовсе не как гуманные и высокородные существа. А напротив - как мстительные и злобные твари.  И есть все основания для заявления, что животных в неволе с самого начала держали вовсе не для забавы и не из любопытства, а  как постоянный пример собственного величия. Так что любой современный зоопарк не что иное, как символ человеческого всесилия, знак избранности.

Я – царь! Я – бог… А ты кто такой? Словом, знай наших!

Интересно в этом отношении отметить: чем мощнее страна, тем больше и масштабнее её зверинцы. Более того, существует несомненная связь между зоопарками и самим принципам государственности. Недаром среди первых объектов, которые начинают восстанавливать после войн и разрушительных катастроф, – зверинцы.

Но, с другой стороны, если присмотреться, классические зоопарки – яркие свидетельства нашего бессилия и неумения жить в истинной гармонии с окружающим. Настоящим окружающим. Да будет известно  сентиментальным девушкам (если таковые ещё остались в природе), что те узники клеток и вольеров, о ком выплакано столько праведных слёз, только носят гордое имя зверей. На самом же деле большинство из сидящих ныне за решётками даже и представления не имеет о том, что где-то их братья живут по-другому, и вообще может быть какая-то иная жизнь. В неволе были рождены не только они сами, но и их родители. Как будут рождены и их детёныши, которые тоже никогда не увидят другой жизни. Более того, есть виды, для которых места в дикой природе не осталось вообще. Отныне их можно встретить только в зоопарке.

Животное в клетке и животное в природе, чтобы было понятней, - всё равно, что морковная котлета и бифштекс с кровью. Это в какой-нибудь высокогуманнобюджетной голливудской поделке челюстистый герой-свободолюбец открывает клетки зоосада, и признательные американской демократии звери разбегаются во все стороны на волю кто куда – нести идеалы. В реальности всё куда прозаичней. Случайно выскользнувший из клетки обитатель зоопарка норовит… поскорее вернуться обратно! Домой. Либо шокированным идиотом слоняется по улицам, пока не погибнет от пули какого-нибудь героического милицейского сержанта.

Для того, кто родился и вырос в неволе, полюса давно поменялись. Неволей стала воля, а клетка обратилась в дом родной!  

Так что ещё вопрос, можно ли вообще приравнивать живые экспонаты зоопарков к настоящим животным? Хотя их жизнь и не лишена всех мелких радостей животного свойства: сон, еда, воспроизводство, небольшие внутренние разборки с соседями, поиски бесчисленных внешних врагов в виде всяких паразитирующих насекомых, нежданные бонусы от посетителей, но это всё – не выходя из клетки. Под отечески строгим надзором служителей. По жёсткому расписанию. Под постоянными взорами сотен и тысяч глаз всматривающихся с той стороны, из-за решетки.

Впрочем, с любой решёткой  временами возникает удивительная штука – полная путаница с реальностью. Не исключу, что и  у тех, кто смотрит на нас с той стороны, может быть отличное от нашего восприятие действительности. И глубокая уверенность в том, что это не они, а мы находимся за решёткой. Всё ведь зависит от того, откуда смотреть!

 



P.S. К снимкам.

Наш алма-атинский зоопарк я помню столько, сколько помню себя. Потому что сводить ребёнка в зоопарк – это наша традиция. Мне даже кажется, что с некоторыми обитателями клеток мы знакомы уже по полвека. С нервными медведями, например, или задумчивыми павианами. Иллюзия, конечно. А вот жирафы и носороги точно появились гораздо позже. Но тоже успели стать до боли знакомыми. И это тоже иллюзия восприятия. Все зоопарковские, во всех зоопарках планеты, удивительно похожи друг на друга. Ничто так не нивелирует меньших братьев, как неволя…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter