Айдос Сарым: Арон Атабек заставил изменить политику, фавел в Алматы больше нет

Айдос Сарым / Фото Informburo.kz
Айдос Сарым / Фото Informburo.kz

Тезисы интервью Айдоса Сарыма в прямом эфире Informburo.kz в Instagram.

Накануне, 4 октября, известный казахстанский политик Айдос Сарым, автор жарко обсуждаемых сейчас законодательных поправок о кибербуллинге, дал интервью корреспонденту Informburo.kz в прямом эфире в сети Instagram.

Напомним, в законопроекте о кибербуллинге есть норма о том, что зарубежные соцсети и мессенджеры обязаны официально зарегистрироваться на территории Казахстана. По мнению авторов документа, это позволит легче контактировать с администрациями соцсетей по поводу публикации запрещенного контента, в том числе касающегося кибербуллинга детей. Казахстанцы же опасаются, что если мировые гиганты не будут готовы прийти в нашу страну официально, власти просто отключат нам доступ к Facebook, Twitter, Instagram, TikTok, WhatsApp и прочим полюбившимся платформам.

Приводим несколько цитат депутата из беседы с корреспондентом Informburo.kz

О соцсетях, готовых к регистрации в Казахстане

Ждём ответа от Facebook (ему же принадлежит Instagram и WhatsApp) на днях. TikTok готов, они хотят заключить меморандум с правительством, с уполномоченным по правам детей о том, как обучить родителей организации правильного контакта детей с социальными сетями. Российский рынок проявляет инициативу. Казахстанцы зря переживают, мировые техногиганты умеют считать свои деньги.

О вероятности расценить как кибербуллинг критику должностных лиц

Мы попытались определить понятие "кибербуллинг" исходя из международной практики. Если у вас есть варианты лучше – предлагайте. Законопроект не окончательный, уверен, на выходе мы получим совсем другой закон. Да, нашего законодательства хватает для того, чтобы привлечь к ответственности за противоправные действия в интернете, но в практике уже был кейс, дело рассматривалось полтора года. А речь идёт о том, что ситуация может стать необратимой в течение суток, и нужно принимать оперативные меры. Критика должностного лица возможна, если не переходить на личности.

О буллинге самого Айдоса Сарыма

Я знал на что иду, я спокойно отношусь к тому, что пишут про меня, вплоть до проклятий. Агрессивная реакция, недоверие обусловлено двумя факторами. Первый – это эффект колеи, когда Казахстан долгое время в значительной степени был авторитарной страной. Второй – это наше недружественное к интернету окружение, Китай и Россия. Люди по аналогии допускают варианты с файрволлом.

План законопроектов говорит про открытие страны, про большее обеспечение защиты интересов граждан.

О митингах и кетлинге

В 2017 году было три митинга, в 2018 году – девять, в прошедшем – более пятисот. Проведение митинга перестало быть исключительным.

Кетлинг – это принуждение к закону. С аблязовцами всё ясно – найдите себе другого лидера, не убийцу и не вора. "Оян, Казахстан!" ещё существует? Они сами пишут: мы не любим это правительство, мы не любим эту власть и, соответственно, не будем выполнять его законы. Хотя закон на сегодняшний день либеральный. Если тебе трудно подать уведомление, зачем тебе заниматься политикой? В том же законотворчестве, все бросаются сначала в рабочие группы, когда можно высказаться, критиковать, а до конца доходят немногие. Если у тебя нет желания выделить для этого время, зачем тебе заниматься политикой?

О поддержке алматинского стрелка

Это тоже обусловлено эффектом колеи. Казахстан переживает несколько периодов, я насчитал 12. Мы вышли с постсовка, переживаем постколониальный синдром, урбанистический и так далее. Причём всё разноскоростное.

И эти явления, которые порождены социальными сетями, – новая искренность и прочие, очень дурно понимаемая свобода слова, цинизм, это иногда переходит в нигилизм по отношению к государству. Я считаю, что в странах бывшего Советского Союза будет расти лево-анархо-синдикалистский терроризм.

Об уплотнительной застройке Алматы

Я рад, что городской, урбанистический активизм сильно развивается. Рад, что всё больше людей говорят о стандартах, архитектуре.

Нет простых решений. И те, кто предлагает простые решения, – либо недалёкие люди, либо хотят что-то поиметь с этого. Иногда за активностью присутствует интерес.

О регулировании роста цен

Это большая проблема. Есть вещи, которые объективно можно оценивать, есть вещи, вызванные бардаком. Бардаком прежде всего в головах и у людей, и у чиновников

Об Ароне Атабеке

Рад, что как минимум ещё одна история раскола общества закрыта. Можно по-разному относится к Арону Атабеку. Мы вряд ли что-то позитивное можем сказать семье погибшего полицейского. Рад что меняется контекст, из-за чего произошли события. В Алматы ездили по новым присоединённым районам, которые когда-то считались фавелами, и возможно, этот кейс подвиг власть на изменение правил игры. Сегодня основная часть бюджета инфраструктуры Алматы выделяется на отдалённые от центра районы города. С этой точки зрения Арон Атабек, безусловно, историческая личность.

Становлюсь консервативнее

С приходом в парламент я становлюсь консервативнее и в каких-то вещах шире. Когда ты разную информацию получаешь и разные точки зрения видишь и пытаешься объективно сравнивать их, то понимаешь, что ничего простого нет. Простые решения создают ещё больше проблем, чем не принятые или отложенные.  

Новости партнёров