Легендарная битва у разъезда Дубосеково случилась в аккурат 75 лет назад. Погода тогда, в ноябре 1941-го, была такая же, как и сейчас – в ноябре 2016-го: снегопад и позёмку закреплял убедительный минус. Немец явно торопился взять советскую столицу календарной осенью и особенно утюжил бомбёжками волоколамский плацдарм.

Полки, которые собиралось отправить маршем до Красной площади немецкое командование, высаживались за 100 километров от Москвы. 316-я мотострелковая дивизия встала поперёк бравых колонн вермахта, затянула бои на четыре долгих дня; в результате заставила противника перебросить войска на другое направление, а своим дала возможность перегруппировать силы для эффективной обороны Москвы.


Волоколамск. Подмосковье

Волоколамск. Подмосковье / Александр Журавлёв

Тактика, как известно, себя оправдала, и эти общеизвестные факты не берётся оспаривать даже самый остервенелый критик. И дело тут вовсе не в успехах советской пропаганды. Битва за Москву намертво осела и в полях тех, и в архивных фондах, и в памяти нашей с советской школы, где учили – за что дивизии присвоили имя её комдива.

Юбилей – всегда лишний повод всковырнуть, потрепать, затроллить. А когда большой юбилей, раскрученный, идеологически хрупкий – так и подавно. "Подвиг двадцати восьми" – постоянное поле непримиримых "окопных" битв в ландшафте соцсетей, где линия соприкосновения шрамом растянулась во всю длину интернета. Скажи, что веришь в 28 панфиловцев, – и я сразу скажу, кто ты. И ярлыком помечу.

Один-два документа на растопку "фейсбушной справедливости". Да и дело за малым – посеять сомнения. Затроллить в наши дни не проблема – кого угодно и как угодно. Справка-доклад "О 28 панфиловцах" главного военного прокурора СССР Афанасьева стала поворотной для всей панфиловской истории. Битву под Москвой открыто стали называть советским фейком.

"Материалами расследования установлено, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещённый в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора "Красной звезды" Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого. Этот вымысел был повторён в произведениях писателей Н. Тихонова, В. Ставского, А. Бека, Н. Кузнецова, В. Липко, М. Светлова и других и широко популяризировался среди населения Советского Союза", – делает вывод в своём расследовании главный военный прокурор ВС СССР Николай Афанасьев.

Контраргументом стала дата расследования подвига Главной военной прокуратурой. Скептики сразу подхватили: раз копали так глубоко, а выводы делали так смело – значит, был заказ сверху. "Легенду 28 панфиловцев" открыто популяризировал Жуков, но после войны маршал попал в опалу, а развенчанный публично подвиг мог серьёзно подпортить полководческую кровь.


Монумент героям-панфиловцам у разъезда Дубосеково

Монумент героям-панфиловцам у разъезда Дубосеково / Александр Журавлёв

Однако поспешные и "несостоятельные выводы" Главной военной прокуратуры вовремя заметили "где надо": прокурорскую справку Афанасьева засунули под сукно, а версию "лжеподвига" замяли. И даже вопросом задались: а кому же всё это выгодно – отрицать подвиг под Москвой? Кривицкий только в 70-х подтвердил, что такая "заказуха", типичная для сталинского режима, прямо требовала от него признания в том, что "28 панфиловцев – плод его авторского воображения".

"Мне было сказано, что если я откажусь от показаний, что описание боя у Дубосеково полностью выдумал я и что ни с кем из тяжелораненых или оставшихся в живых панфиловцев перед публикацией статьи не разговаривал, то в скором времени окажусь на Печоре или Колыме. В такой обстановке мне пришлось сказать, что бой у Дубосеково – мой литературный вымысел", – вспоминает литературный секретарь газеты "Красная звезда" Александр Кривицкий.

Но поди назови 28 панфиловцев мифом – и оппоненты тут же заклюют и навешают позорных бирок. Острая грань, где адекватную дискуссию запросто сворачивают, общество грубо рубит на две непримиримые части. Слив очередного документа – и полетели клочки по закоулочкам. Пока одни нападают, другие обороняются, подтягивая резервы, чтобы жахнуть достойную "ответку". Только успевай на вентилятор известно чего подкидывать...

"Те, кто пытается сейчас очернить подвиг воинов 8-й гвардейской дивизии, сами признают, что при обороне Москвы такой-то участок фронта защищала дивизия, сформированная в Алматы – 8-я гвардейская стрелковая дивизия. Сами критики это признают. Всё остальное – инсинуации. Ярчайший пример нашего достояния – в годы войны все народы объединились и, несмотря ни на какие лишения, встали единым фронтом на защиту своего Отечества. И вот это сейчас хотят у нас выбить и насадить другие, чуждые нам позиции", – заявил председатель Алматинского городского комитета ветеранов ВОВ Купесбай Жанпеисов.

Историю того боя раскручивала до легендарности редакция "Красной звезды" – мастера советской военной передовицы. Фронтовой корреспондент Коротеев нашёл фронтовую сводку про битву под Дубосеково и с пометкой "погибли все до одного, но врага не пропустили" отправил её своему шефу – главному редактору "Красной звезды" Ортенбергу. Так из реального фронтового подвига советский медийщик начал скрупулёзно "запиливать" мотив попопсовей.

"По приезде в Москву я доложил редактору газеты "Красная звезда" Ортенбергу обстановку, рассказал о бое роты с танками противника. Ортенберг меня спросил, сколько же людей было в роте. Я ответил, что примерно 30 человек и что двое из этих людей оказались предателями... Таким образом и появилось количество сражавшихся – 28 человек. Ортенберг говорил, что о двух предателях писать нельзя, и решил в передовой написать только об одном предателе", – из показаний фронтового корреспондента "Красной звезды" Василия Коротеева Главному военному прокурору.

За репортажем с места событий Ортенберг отправил своего подчинённого – литсекретаря Кривицкого. Подвиг должен был зацепить читателя героическими деталями. И Кривицкий искренне считал, что не кривил душой, режиссируя отдельные моменты. Страна в условиях войны и наступления гитлеровской Германии. Для главреда "Красной звезды" вопрос пропаганды не стоял в принципе. Позже на допросе он прямо признает, что цифру "28" Кривицкому навязал, как и формат передовой статьи: завещание павших героев.

"Кривицкий заявил: нужно, чтобы было 28 гвардейцев-панфиловцев, которые вели бой с немецкими танками. Я ему заявил, что с немецкими танками дрался весь полк и в особенности 4-я рота 2-го батальона, и действительно дралась геройски, но о бое 28 гвардейцев мне ничего неизвестно... Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах", – из показаний командира 1075-го стрелкового полка Ильи Капрова Главному военному прокурору.


Место битвы у разъезда Дубосеково

Место битвы у разъезда Дубосеково / Александр Журавлёв

Комполка Капров, если верить материалам его допроса, заявил, что о 28 панфиловцах впервые услышал только в конце 41-го. Никакой документации о том легендарном бое в дивизии никогда не было. А корреспонденту Кривицкому никто из командования ничего официально не подтверждал, фамилии он вписывал сам, по памяти. В дивизии вообще узнали о своих героях, когда из Центра пришли наградные листы на 28 особо отличившихся. Такой репортёрский залёт на версию случайной редакционной ошибки никак не натягивается.

Кривицкий на месте боя под Дубосеково не находит ни участников подвига, ни очевидцев и ограничивается опросом местного населения, но оно по домам, по подвалам отсиживалось и историю панфиловцев тоже слышало только со слов. И когда "Красная звезда" публикует ту историю, настоящий подвиг окончательно прячут за ширмой легенды и обрекают на вечные сомнения. В своей окончательной версии литературный секретарь Кривицкий пишет про 29 панфиловцев: 28 героев и 1 предателя.


Цитата из газеты "Красное знамя"

Цитата из газеты "Красное знамя" / иллюстрация informburo.kz

Легенду о 28 панфиловцах Кривицкий сам назвал на допросах "литературным домыслом". Документ Главной военной прокуратуры был рассекречен только в 2015-м, и именно он спровоцировал новую возню – новый повод развеять "миф 28". Чуть засомневался – и сразу попался... Только начинаешь отрицать сухую, казалось бы, цифру – сразу бросаешь тень на всю подмосковную битву. И никак иначе.

Законы пропаганды не сильно поменялись со времён советской власти, просто теперь есть выбор – чью позицию занять. А выбор нынче суров. Да или нет. Либо по ту, западную сторону разъезда Дубосеково, либо по эту. И гляди – не ошибись. Припомнят, и не один раз. И – шевроном на аватарку то ли "ватника" совкового, то ли новообращенца "майданутого". Третьего не дано.


Митинг в честь открытия монумента воинам ВОВ в Волоколамске

Митинг в честь открытия монумента воинам ВОВ в Волоколамске / Александр Журавлёв

  • "Там против танков сражалось не 28 бойцов, там полегла 4-я рота. Вся полегла, но немцев не пропустила. 28 гвардейцев, 100 гвардейцев-панфиловцев – это вопрос другого плана. Не надо выдёргивать жареные факты и очернять героев и их подвиг. Нельзя допустить пересмотра общей истории, чтобы не повторять трагических ошибок – того, что было допущено в предвоенные годы", – считает профессор Казахстанско-немецкого университета Булат Султанов.
  • "Действительно, исход войны решили – сейчас можно об этом говорить – сибиряки и казахстанцы, казахи. Конечно, где-то в запарке фамилии могли неточно написать, кто-то после сражения мог попасть в плен, могли быть неточности, но подвиг панфиловцев никто не имеет права оспаривать", – настаивает учёный секретарь национального конгресса историков Зиябек Кабульдинов.
  • "Начинают говорить, что советские люди и Советская Армия воевали под дулами НКВД. Приходит каждое новое поколение и пытается ревизию провести. Мы не учимся уважать историю такой, какая она есть, независимо от политических или идеологических пристрастий, или современной моды, которая диктуется откуда-то, подчас финансируемая", – убеждён депутат Мажилиса Парламента РК Магеррам Магеррамов.

Кто по эту, восточную, сторону, честно признают: перед всей 4-й ротой давно пора публично извиниться. Не 28 погибли, отбивая немецкие танки, а добрая сотня. Это две трети настоящих героев битвы под Москвой, чьи фамилии даже не "гуглятся". Надо извиниться и покаяться, если придётся, но легенду о 28 больше не трогать. Не нашего это ума дело – подвиги дедов переосмысливать.

"В неравном бою с фашистскими танками у разъезда Дубосеково сошлась четвёртая рота 2-го батальона 1075-го стрелкового полка Панфиловской дивизии. Их было 130 человек. В живых, как потом вспоминал командир полка Капров, осталось человек 20-25", - рассказывает заведующая музейным комплексом "Волоколамский Кремль" Галина Одина.

  • "Нынешнее поколение казахстанцев и россиян должно бережно хранить память о том, как советский народ боролся за свою свободу и сколько жертв положил на единый алтарь Победы. Сдача советской столицы могла надолго отодвинуть день победы над фашистским игом. Недопустимость этого осознавал весь народ", – заявила на открытии монумента героям ВОВ вице-президент АО "Алюминий Казахстана" (ERG) Бегзия Искакова.
  • "Мне кажется героем был каждый, кто не боялся смотреть в лицо врага, кто в ноябре-декабре 41-го года стоял насмерть за свою страну. И в окопах, мне кажется, люди не делили друг друга по национальности, вероисповеданию, происхождению. И пока мы будем помнить это – всё у нас будет в порядке: в каждом регионе, доме, семье", – высказался на митинге в Волоколамске помощник военного атташе Посольства РК в РФ Нуржан Омаров.
  • "В сердцах молодых, на их поколение возложена задача хранить этот подвиг и эту память. Нельзя никому дать шанса попытаться опровергнуть его в очередной раз, и может быть, снова и снова, через несколько лет, я не знаю, но эти попытки продолжатся", – обратилась к собравшимся в парке Победы Волоколамска заместитель председателя правительства Московской области РФ Эльмира Хаймурзина.


Неразорвавшаяся граната 41-го года

Неразорвавшаяся граната 41-го года / Александр Журавлёв

На маленькую журналистскую ошибку, которая спровоцировала большие политические последствия, история не тянет откровенно. Если звёздами героев легенду 28 лишь упрочили, то присваивать имя генерала дивизии за выдуманный подвиг в те времена точно бы не стали. У страны, победившей фашизм, и без полумифических историй реальных подвигов хватало. Зачем городить лишние огороды.

"За всю историю Советской Армии всего двум дивизиям было присвоено имя их командиров: 25-я Чапаевская дивизия и 8-я гвардейская Панфиловская дивизия. Больше ни одной дивизии не было присвоено имя её полководца", – заявила гид музея героев-панфиловцев в деревне Нелидово Лариса Музыкант.

Кому на самом деле выгодно развенчать легенду до мифа? Неужели так много у страны раскрученных далеко за пределами подвигов, или хотя бы человеческих поступков, про которые слышали не меньше боратовских фейков? Есть ещё что-то, чем можно по-настоящему гордиться? Зачем отрицать то, чего не изменишь, – собственную историю? И почему вот такие, в том числе, факты не становятся той самой скрепой, которую мы 25 лет безуспешно ищем?

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter