За последние две недели национальная валюта значительно укрепилась – в общей сложности больше, чем на 20 тенге и вернулась на позиции начала августа. Средневзвешенный курс доллара по итогам двух сессий на KASE 25 сентября составил 356,54 тенге за доллар.

Прогнозы по поводу того, что доллар вот-вот достигнет отметки в 400 тенге, не сбылись. Правы оказались те, кто считал, что поводов для паники нет, так как колебания обменного курса происходят в обе стороны. Так, ещё 10 сентября 2018 года в интервью Центру деловой информации "Капитал" генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев говорил:

– Как правило, пессимистичные прогнозы о том, что курс достигнет 400 тенге, озвучивались и подогревались популистами, экспертами рынка Forex, которые заинтересованы в высокой волатильности курса доллара. Такие прогнозы не делали серьёзные структуры, инвестиционные дома или банки. И поэтому к таким прогнозам мы не относились серьёзно. Наши прогнозы по курсу доллара не менялись. Мы по-прежнему считаем, что американская валюта сильно переоценена. По нашим оценкам, доллар должен находиться в коридоре 345−350 тенге. А всё, что выше, считаем эмоциями рынка.

Спустя 10 дней тенге практически достиг именно этих значений.

Те, кто поддался панике, наверняка оказались в убытке, ведь они покупали доллар за 380 тенге – неизвестно, когда курс достигнет этой отметки в следующий раз.

Теперь, когда тенге прошёл по синусоиде и практически вернулся к прежним значениям, можно ещё раз зафиксировать обстоятельства, связанные с колебаниями курса – важные не только для понимания ситуации, но и для принятия решений по поводу покупки-продажи иностранной валюты.

Волатильность валюты практически на всех развивающихся рынках

Валюты таких рынков, которые принято называть развивающимися – а казахстанский рынок относится к таким – значительно ослабели после повышения ключевой ставки ФРС в США. Как результат, произошёл переток капитала на развитые рынки.

В статье "Что общего у экономических проблем в Турции, Аргентине и Индонезии?" ("What do the economic woes of Turkey, Argentina and Indonesia have in common?"), опубликованной на сайте Всемирного экономического форума 4 сентября, говорилось: " На каждом из развивающихся рынков разыгрываются разные экономические сценарии, но с одним и тем же результатом – потеря доверия инвесторов, отток средств и снижение стоимости их валют... Если вкратце, то всё это происходит из-за неопределённости в отношении глобальной экономики, вызванной экономическим регулированием США".

– Этот процесс затронул и Казахстан: произошёл отток портфельных инвестиций. Фиксация прибыли нерезидентами оказала непосредственное влияние на валютный рынок, что стало одним из факторов ослабления тенге, – утверждает председатель Национального банка РК Данияр Акишев (здесь и далее приводятся цитаты из интервью г-на Акишева DKNews и "Деловому Казахстану").

И в доказательство приводит следующие цифры: объём нот Национального банка, находящихся у нерезидентов, снизился с 453 млрд тенге – максимального уровня в марте – до 118 млрд тенге по состоянию на 12 сентября, что эквивалентно почти 1 млрд долларов. Это лишь в полтора раза меньше среднемесячного объёма торгов долларами США на Казахстанской фондовой бирже в 2018 году. Так что объём ушедших из краткосрочных нот инвестиций нерезидентов можно оценить как значительный.

При этом Данияр Акишев подчёркивает, что падение тенге является едва ли не самым незначительным среди валют развивающихся рынков: если курс тенге с начала года по 13 сентября ослабел на 12,9%, то российский рубль ослаб на 20%, аргентинский песо на 106%, турецкая лира – на 67%, бразильский реал – на 26%, южноафриканский ранд – на 21%, индийская рупия – на 13%, и только китайский юань – на 5%.

Это процесс неприятный, безусловно, негативно влияющий на нашу валюту, однако объективный и от нас не зависящий. И многие авторитетные эксперты призывают казахстанцев не волноваться по этому поводу. Один из них – председатель совета директоров Visor Holding Айдан Карибжанов – в интервью LS отметил, что на данный момент он не видит больших угроз для экономики Казахстана, а внешние процессы в виде торговых войн, которые происходят в мире на данный момент, находятся вне контроля республики. "Поэтому не стоит переживать за то, на что мы не можем повлиять", – считает Карибжанов.

Другой фактор, негативно влияющий на курс тенге – падение российского рубля, валюты страны – основного торгового партнёра Казахстана. Карибжанов считает, что это так же естественно, как закон всемирного тяготения:

– Если есть большая российская экономика и есть экономики меньше, то – состоим мы в видимом союзе или не состоим – при том объёме взаимной торговли, который существует, большее всё равно будет влиять на меньшее. Поэтому российская экономика, курс рубля будут определяющими для тенге по многим параметрам.

Закрывать экономику нельзя, она должна подстроиться

– В настоящее время обеспечить полную защиту нашей экономики от процессов, происходящих в мире, не получится, – убеждён Данияр Акишев. – Это отчасти возможно было бы в закрытой экономике. Но в таком случае изначально надо было развиваться по другим экономическим законам, что предполагало бы совершенно иные решения. Закрытость экономики означает ограничение межстрановой торговли, запрет на международные платежи, выход из международных экономических сообществ и организаций. Последствия закрытости представить несложно, мировой опыт имеет соответствующие примеры.

Поэтому позиция Национального банка остаётся прежней: курс национальной валюты должен оставаться свободно плавающим – "это, пожалуй, единственная возможность, с одной стороны, абсорбировать шоки, с другой стороны, позволить экономике эффективно подстроиться под меняющиеся реалии".

Конечно, курс будет колебаться, он будет оставаться волатильным, испытывая на себе влияние всех внешних факторов, однако эта волатильность подразумевает не только падение, но и рост, что и было проиллюстрировано событиями на валютном рынке Казахстана в последнее время.

– Нацбанк не даёт прогноз по курсу, но неизменно повторяет, что свободно плавающий обменный курс предполагает колебания валют, как вверх, так и вниз – то, что называется волатильностью. В текущих условиях тенге будет подвержен волатильности, – говорит председатель Национального банка.

Примерно такую же позицию относительно прогнозирования курса занимает и Айдан Карибжанов:

– Сейчас говорить о том, какой курс тенге станет критичным для бизнеса, – это гадание на хрустальном шаре, которое совершенно непрофессионально, на мой взгляд. Курс тенге будет таким, каким он сложится в результате рыночных действий. Что будет с дальнейшим санкциями, какова будет позиция российского Центробанка, что будет с ценами на нефть - слишком много факторов, которые мы предвосхищать не можем.

Важнее курса доллара уровень инфляции и рост экономики

– Нас больше волнуют показатели экономического роста и те драйверы, которые должны обеспечить рост экономики, нежели краткосрочные колебания обменного курса, – говорит председатель Национального банка Данияр Акишев. – Основной задачей Национального банка по-прежнему является поддержание стабильности цен в стране. Низкий и стабильный уровень инфляции как раз и является одной из составляющих долгосрочного устойчивого экономического роста.

Какой же будет инфляция?

Национальный банк совместно с Правительством стремятся обеспечить сохранение уровня инфляции в коридоре 5-7%. Это удаётся: годовая инфляция по итогам августа составила 6%, то есть, находится в середине установленного коридора.

– По итогам 2018 года мы ожидаем, что инфляция слегка повысится, но за коридор не выйдет, – говорит Акишев.

Важным фактором сохранения экономической стабильности глава Нацбанка считает наличие значительных золотовалютных резервов, составляющих в Казахстане 52% от ВВП. Это вселяет уверенность в платёжеспособности и состоятельности страны.

– Накопленные страной золотовалютные резервы НБ РК (около 31 млрд долларов США) и активы Национального фонда (около 57 млрд долларов США) являются своего рода буфером для безопасности вложений в экономику Казахстана, – считает Данияр Акишев.

В подтверждение своих слов он приводит данные по внешнему государственному долгу Казахстана, который составляет около 14 млрд долларов. Этот долг полностью покрывается золотовалютными резервами республики. Если сюда включить долг квазигосударственного сектора (около 40 млрд долларов), то он полностью обеспечивается международными золотовалютными резервами.

– Наши партнёры видят, что Казахстан проводит правильную макроэкономическую политику, не тратит свои резервы, исходя из сиюминутных задач или целей. Это подтверждается притоком иностранных инвестиций, многовекторной политикой и успешностью в расширении товарооборота со многими странами, – убеждён глава Нацбанка.

Выбор способа сбережения каждый выбирает сам

Что же делать простым гражданам? Если инфляция не растёт, цены остаются прежними, приток инвестиций в экономику не снижается, то и поводов для волнения нет.

– Населению и даже предприятиям нет смысла в периоды пиковых изменений "бегать" и покупать валюту – считает председатель Нацбанка РК. – Если вам объективно необходима иностранная валюта для определённых расчётов, например, для оплаты учёбы детей, на туристические поездки, то имеет смысл планомерно, постепенно её накапливать. Однако очевидно, что приобретать валюту для долгосрочных сбережений не имеет смысла, потому что можно проиграть.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter