Одним из глобальных достояний казахского народа является суд биев – степных судей. Не у всякой нации судьи были в таком почёте, что их мнение оказывалось выше власти правителей. И неспроста золотой век казахского народа пришёлся на время расцвета правосудия биев и торжества законности.

Рассматривая сегодня это огромное правовое и духовное наследие, можно утверждать, что суд биев имеет большинство признаков лучших образцов современного правосудия.

Главный принцип – справедливость

Казахские бии, как правило, объединяли в одном лице поэта и оратора, философа и мудреца, и, конечно, знатока норм обычного права. Но главное их достоинство не в их универсальности, а в умении ставить в своей деятельности интересы народа выше всех иных, в том числе и кровных. Статус судьи образно выразил знаменитый Айтеке би, сказавший о себе: "Моя жизнь принадлежит народу, а мне принадлежит только моя смерть".

Суд биев основан на фундаментальных принципах неподкупности и справедливости судьи. В этой системе главенствовали моральная ориентация судебных решений, доступность и публичность суда. А также соразмерность преступления и наказания, гуманизм.

Важно отметить ориентированность степного суда на примирение сторон и полное возмещение причинённого ущерба.

Как писал выдающийся правовед, академик Салык Зиманов, конечной целью правосудия биев является примирение и перемирие сторон, как бы ни были сложны и обострены их взаимоотношения. Существовала установочная норма "Даудың түбі біту" – "Примирение есть цель и конец тяжбы".

Кроме того, мы увидим и ещё одно требование современного правосудия – состязательность, владение судьёй ораторским искусством как средством обоснования своего решения.

В казахском праве красноречие (шешендік), логика риторики (сөз қисынын тапқан) входили в средства доказывания и убедительности. Сила слова настолько была авторитетна, что часто победа в бийском суде доставалась тем, кто владел искусством убеждения, даже с более слабыми фактами на руках. Здесь мы видим очевидные параллели с современным судом присяжных заседателей.

Исследователи утверждают, что суд биев сыграл важную роль не только как институт правосудия, но и внёс значительную лепту в совершенствование норм обычного права. Какими бы мудрыми ни были народные традиции, они часто оставались декларативными. Но суды биев публично и официально объявляли справедливость основным критерием судебных решений. Как отмечает доктор юридических наук Абдрасулов Е.Б., принцип справедливости получает в изречениях биев форму правовых установлений.

Тем самым этот принцип интегрируется в систему обычного права как главенствующий институт. Например: "Ак пен караны шындык айырар" ("Только правда отличит белое от чёрного"), "Соз шынына токтайды, пышак кынына токтайды" ("Когда установлена истина, слова заканчиваются").

Крайне важно отметить, что суд биев стал важнейшим институтом, играя консолидирующую роль в жизни казахского общества. Он выступил мощным фактором сохранения государства, обеспечения единства казахских кочевников – этот момент особо выделил в своей статье глава Верховного суда Казахстана Кайрат Мами. И в современном государственном устройстве наиболее развитых стран мира независимый суд, по сути, является высшей из ветвей власти.

Глава ВС РК приводит высказывание известного русского исследователя ХIХ века В. Григорьева: "...у них (казахов. – Авт.) возникли такое превосходное судопроизводство и такие порядки следственного и судебного процесса, каким могут позавидовать многие издавна цивилизовавшиеся народы".

В это же время увидели свет знаменитые правовые уложения "Жетi жаргы".

Важно отметить и законотворческую деятельность биев. В те времена, естественно, не было таких современных институтов демократии, как парламент, и выдающиеся бии становились законодателями.

Семь новых установлений

Показательна история создания "Жетi жаргы" – свода норм обычного права казахского народа. Тауке хан стремился покончить с феодальными распрями и раздробленностью внутри страны, создать сильное государство – Казахское ханство. Он проводил реформы, направленные на укрепление центральной власти, в которой опирался на судей – биев. При этом судебной властью были наделены только хан и бии родов. И при поддержке биев хан Тауке вёл борьбу со степной аристократией, которая стремилась к сепаратизму.

Опираясь на прежние уложения – "Қасым ханның қасқа жолы" ("Прямая дорога хана Касыма") и "Есім ханның ескі жолы" ("Древний путь хана Есима"), а также обычаи и традиции народа, Тауке создал систему новых законов, которые укрепили центральную власть и обеспечили единство казахов как нации. Под руководством выдающихся биев трёх жузов – Толе би (Старший жуз), Казыбек би (Средний жуз) и Айтеке би (Младший жуз), был разработан свод законов "Жетi жаргы" ("Семь установлений"). Тауке хан дополнил прежние степные законы семью новыми пунктами.

По данным исторического портала http://e-history.kz, полный его вариант не сохранился. Согласно своду законов главы казахских племён и родов собирались один раз в год – прообраз будущего парламента. На таких форумах проблемы, связанные с внутренним и внешним положением государства, решались голосованием.

Самый распространённый вид наказания в новом законодательстве – это материальная компенсация или выплата куна (стоимости).

При этом, в зависимости от социального положения преступника и погибшего человека, размер выплачиваемого куна мог меняться. К примеру, если погибший был аристократом, то сумма выплачиваемого куна возрастала в семь раз.

Таким образом, хотя критерии принятия судебных решений были равными для всех, мера наказания зависела от сословной принадлежности человека. Но это неизбежно – законы в любой стране и при любой эпохе всегда являются отражением устойчивых общественных отношений. Иначе они не работают.

В "Жеті жарғы" большое место отводилось уголовно-правовым нормам. В частности, виновные подвергались наказанию соответственно степени тяжести преступления, сохранился давний принцип – "кровью за кровь". Например, мятежники и предатели страны подлежали смертной казни.

Шестой пункт степного права гласит, что уголовные преступления рассматривает суд биев. Он, в частности, мог по соглашению сторон заменить смертную казнь на выплату куна.

Главным критерием ценности любых идей является время их действия. Так вот "Жеті жарғы" применялся до середины ХІХ века, то есть около трёх веков, а некоторые из его законов – вплоть до Октябрьской революции 1917 года.

Резюмируя, можно сказать, что лучшие принципы суда биев, основанные на гуманизме, справедливости, главенстве закона, неподкупности, приоритете примирительных процедур, имеют право на внедрение в современное законодательство и правоприменительную практику.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter