По данным ВОЗ на начало 2020 года, около 50% антибиотиков в мире использовались не по назначению. Проблема роста резистентности микроорганизмов к антибиотикам на сегодня представляет собой угрозу для всего человечества. О том, как применять антибиотики правильно и к чему приводит бесконтрольное их употребление, мы поговорили с пульмонологом, председателем ОО "Городское респираторное общество" Саттаром Ералиевым.

– Саттар Молыбекович, как вы думаете, с чем связано бесконтрольное употребление антибиотиков? Какие антибиотики казахстанцы чаще всего принимают не по назначению?

– Когда ВОЗ говорит, что 50% антибиотиков используют не по назначению, всё-таки имеются в виду развивающиеся страны. Потому что на Западе, в той же Великобритании, например, получить антибиотики просто так невозможно. К сожалению, Казахстан – это яркий негативный пример, потому что у нас пациент может пойти в аптеку и самостоятельно, без рецепта купить антибиотик.

Но, с другой стороны, и врачи злоупотребляют назначением антибиотиков. Пандемия коронавирусной патологии как раз и показала последствия такой практики и пациентов, и врачей: летом в Казахстане была нехватка антибиотиков.

Видимо, это последствия шаблона – пневмонию лечат только антибиотиками. Ведь до этого мы имели дело только с бактериальной пневмонией, где без антибиотиков никак. В таких масштабах с вирусной пневмонией врачи моего поколения дела не имели. И забыли, что антибиотиками вирусную пневмонию не лечат. Не только пневмонию, вообще вирусные заболевания тоже.

Вот возьмём обычные ОРВИ, которые в народе именуют простудами. Так вот 84% всех этих простуд – это и есть острый бронхит. По австралийским клиническим рекомендациям острый бронхит на 100% считается вирусным заболеванием, и при его лечении вообще не рекомендуются антибиотики. В США в 10% случаев допускается применение антибиотиков, когда зимой во время вирусных инфекций происходит наслоение вторичной инфекции – хламидий, микоплазм, бордателлы (возбудитель коклюша), но в 90% случаев острый бронхит проходит без лечения (допускается симптоматическое лечение: жаропонижающие, отхаркивающие) и назначать антибиотики там не станут.

А у нас большинство пациентов с острым бронхитом самовольно или по назначению врача принимают антибиотики. Причем казахстанцы любят принимать все классы антибиотиков: и цефалоспорины, новые макролиды, тот же азитромицин и, к сожалению, – ципрофлоксацин, офлоксацин. А они относятся к группе антибиотиков (фторхинолоны), у которых тяжёлые побочные эффекты. Даже врачам рекомендуется назначать их только в крайнем случае и по особым показаниям.

У ВОЗ в 2016 году была принята программа по рациональному назначению антибиотиков, и там как раз в качестве примера призвали не назначать ципрофлоксацин при острых бронхитах и даже при лёгких мочевых инфекциях (например, циститах), а использовать только при пиелонефрите (воспаление почек). А у нас стоматолог вырвал зуб – и для профилактики вторичной инфекции, назначает именно этот препарат (ципрофлоксацин).

Есть и другие проблемные моменты касательно антибиотиков. Международное научное сообщество обращает внимание, что у нас (в Казахстане. – Ред.) мы очень много используем инъекционные антибиотики при нетяжёлых инфекциях. Даже пациенты покупают цефалоспорины и сами делают себе уколы, тогда как за рубежом при лечении амбулаторных бактериальных заболеваний назначают таблетированные антибиотики.

– Сейчас как раз обсуждают последствия применения азитромицина. Правда ли, что он плохо влияет на сердце?

– В сообщениях, которые растиражировали СМИ, речь шла не только об азитромицине, упоминался, например, лопинавир/ритонавир (его прямое назначение – терапия СПИД), упоминались и противомалярийные препараты, которые в разгар пандемии использовали для лечения "ковида", но почему-то корреспонденты выделили азитромицин.

Впервые сообщение о том, что азитромицин негативно влияет на работу сердца и может вызвать опасное для жизни нарушение ритма сердца, появились еще в 2010 году (W.A.Ray и соавт.). После этого Американское федеральное агентство по пищевым и лекарственным продуктам (Food and Drug Administration (FDA)) всех производителей азитромицина обязало написать в инструкции к препарату, что он может вызвать нарушение ритма сердца. Так что это не свежая новость. В тех же вчерашних "сенсационных" сообщениях речь шла также и о глухоте, которую вызывает азитромицин. Но это тоже "не новая" новость.

Дело в том, что азитромицин – это уникальный препарат. Он является не только антибиотиком, но обладает выраженным противовоспалительным эффектом и именно в этом качестве (не как антибиотик, а как противовоспалительный препарат) вошёл в протокол лечения "ковида".

Есть редкое заболевание – так называемый диффузный панбронхиолит, им болеют только жители юго-восточной Азии, и оно до недавнего времени считалось неизлечимым заболеванием. Японские врачи впервые применили азитромицин для лечения этого заболевания и получили прекрасный результат у большинства пациентов. При этой патологии лечение азитромицином длится шесть месяцев.

Или есть такая пульмонологическая проблема – хроническая обструктивная болезнь лёгких (ХОБЛ). Изредка, при тяжёлом течении этой болезни, по решению экспертного совета некоторым пациентам назначают азитромицин в течение года.

Вот при таком длительном применении азитромицина выявляются побочные эффекты, которые не встречаются при шестидневном назначении (стандартный срок при лечении бактериальных пневмоний азитромицином), в частности глухота.

Поэтому сказать, что азитромицин убивает, нельзя категорически. Препараты, которые вызывают побочные эффекты, приводящие к смерти, сразу снимают с производства, как, например, произошло с фенспиридом – хорошим противовоспалительным препаратом.

В инструкции азитромицина написано: пациентам, у которых тяжёлая ишемическая болезнь сердца, аритмия, данный препарат назначать с осторожностью или отменить.

Поэтому, хочу отметить, журналисты нам, врачам очень помогают, но иногда такие "дутые сенсации" наносят непоправимый урон, вызывая страхи у пациентов. Но, с другой стороны, может, и хорошо: у нас народ любит его себе самостоятельно назначать, а он показан (в пульмонологии) только при пневмониях, особенно вызванных внутриклеточными возбудителями (микоплазмы, хламидии).

Это ещё раз говорит о том, что государство должно регулировать эту сферу, как на Западе. Без предписания врача пациент не должен принимать антибиотики. Да и там есть проблема назначения антибиотиков не по назначению, но не в таких масштабах, и там изучается эта проблема и своевременно решается. Хотя и у нас проводятся конференции, вебинары, посвящённые этой проблеме.

– Чем грозит приём антибиотиков не по назначению? Какие антибиотики в этом плане самые опасные?

– Антибиотик, как и любое химическое вещество, если принимать его не по назначению (и по назначению тоже), становится нагрузкой для организма, нарушает микробиому кишечника и снижает иммунитет. И, наконец, одна из самых главных проблем, которая стоит перед врачами, – это проблема резистентности. Бактерии стараются выжить любым способом, и чем чаще вы принимаете антибиотики, тем быстрее они к ним приспосабливаются. Микроорганизмы появились на земле 1,5 млрд лет назад, они выживали даже в бескислородной среде, при сильной радиации (когда еще формировалась атмосфера) и будут выживать дальше.

Хочу отметить, что ещё быстрее резистентность возникает, когда вы начали курс антибиотиков и бросаете их пить через два-три дня, до конца не убив бактерии. То, что нас не убивает, то делает нас сильнее – это, скорее всего, сказано и про микроорганизмы.

– Приведите примеры антибиотиков, которые уже сильно потеряли в своей эффективности за счёт того, что бактерии к ним привыкли.

– После 1996 года не был разработан ни один новый антибиотик.

Яркие примеры потери эффективности из-за бесконтрольного применения антибиотиков на постсоветском пространстве – это тетрациклины или противомикробный препарат бисептол. Хотя тот же тетрациклин (доксициклин) за рубежом, где приём антибиотиков строго контролируется врачами, до сих пор входит в протоколы лечения пневмонии, а для нас это уже потерянный препарат.

К сожалению, у нас на постсоветском пространстве практические не проводятся клинические исследования, посвящённые резистентности к антибиотикам. Мы даже не знаем, умирает пациент в больнице от резистентности или от того, что болезнь тяжело протекает, или из-за сопутствующих заболеваний. Между тем появилось понятие "суперрезистентность микроорганизмов" – например штаммы микобактерии туберкулеза, которые не берёт ни один противотуберкулёзный препарат. Множество людей в мире каждый год умирают от резистентности инфекций к антибиотикам.

Видя эту медицинскую проблему, одна из самых авторитетных научных организаций в мире – Американское общество инфекционных болезней (IDSA) – сделала в своё время запрос в Конгресс США, обращая внимание американских законодателей на проблему резистентности к антибиотикам.

В этом запросе они, чтобы показать актуальность проблемы, привели душещипательный случай: девочка 7 лет во Флориде упала с велосипеда и поранила колено. Вроде бы маленькая рана, но она сильно воспалилась. На седьмой день её госпитализировали в тяжёлом состоянии с признаками сепсиса, а затем перевели в реанимацию, где она скончалась. Выяснилось, что микроб, который попал из почвы в рану, нечувствителен ни к одному виду антибиотиков.

После этого обращения учёных и врачей Конгресс США выделил средства (субсидии) фармкомпаниям для разработки новых антибиотиков. Это, конечно, вселяет оптимизм, и возможно, ситуация изменится к лучшему. То же Американское общество инфекционных болезней в своё время обратило внимание на проблему резистентности при лечении туберкулёза, и был разработан ряд эффективных антибиотиков против этой патологии, хотя с относительно частыми побочными эффектами, к сожалению.

И всё же лучший способ решения проблемы резистентности – это применение антибиотиков только по показаниям и исключение их бесконтрольного приёма

– Есть ли ещё способы снизить резистентность к антибиотикам, ведь совсем отказаться от них мы не сможем?

– Есть ещё один путь, косвенный, – это вакцинация. Вакцинированный человек не болеет, соответственно, не принимает антибиотики, а значит, резистентность к ним будет падать. Кстати против вируса оспы так и не был разработан эффективный препарат, и мы победили смертельную инфекцию именно путём вакцинации. Свою роль, конечно, сыграли улучшение принципов антисептики – мы научились мыть руки, провели канализацию и так далее, но вакцины сыграли огромную роль в победе над многими эпидемиями.

А во всём мире сейчас, к сожалению, растут какие-то группы, движения, направленные против вакцинации. Даже обсуждение нашего Кодекса "О здоровье" показало, насколько такие группы активны.

Я – ярый сторонник вакцинации. Конечно, всегда есть круг некоторых противопоказаний, но это небольшая популяция. Если это не векторная вакцина, то вакцины показаны даже онкологическим больным.

Сейчас у нас на уровне парламента обсуждают вакцинацию населения. И мы очень рады, что наши депутаты обратили внимание на эту проблему. Буквально на днях была дискуссия про противопневмококковую вакцинацию. В западных странах такой вакциной прививают всех, кто старше 65 лет. К 2025 году, например, в США охватят противопневмококковой вакцинацией около 90% лиц в возрасте 65 и выше лет.

Потому что пневмония – это бич пожилых людей, а больший процент пневмоний вызывает именно пневмококк (Streptococcus pneumoniae), он же является возбудителем менингита в 12% случаев, а также тяжелых инвазивных пневмонических инфекций (сепсис).

Актуальна и противогриппозная вакцинация, потому что прогнозируется эпидемия гриппа. В этом году вакцинацию против гриппа рано начали, потому что выяснилось, что у тех, кто переболел коронавирусом, иммунитет снижается и его восстановление будет долгим. Мы боимся, что переболевшие "ковидом" в ближайшее время могут заболеть ещё и тяжёлым гриппом.

Необходимо также отметить, что есть риск, что против коронавируса так и не будет изобретено лекарство и единственным спасением (как и в случае оспы) будет вакцина. Поэтому вакцинация очень важна!

– От каких заболеваний антибиотики помогают, а от каких нет?

– Единственное показание для антибиотиков – это бактериальная инфекция. Как Флеминг впервые выделил антибиотик? Микробиолог выращивал колонии бактерий и заметил, что колония одних бактерий подавляет рост другой. Микроорганизмы воюют между собой за пространство, им тоже "целого мира мало". И антибиотик – это оружие, которое один тип бактерий вырабатывает для убийства других типов бактерий. И он не помогает от вирусов (на них он не действует), а только убивает бактерии!

Известный российский микробиолог Роман Козлов приводил данные опроса, проведённого журналистами газеты "Комсомольская правда" среди населения (не медиков): действенны ли антибиотики против вирусов? В 2010 году (первый опрос) 45% опрошенных ответили – да, антибиотики убивают вирусы, а через пять лет (повторный опрос) – положительно ответили на один процент больше – 46%. Можно предположить, что эти люди принимают антибиотики при ОРВИ.

И то, что мы летом лечили вирусную пневмонию антибиотиками, – это нонсенс! Мы, наверное, единственная страна которая лечилась от вирусной (ковидной) пневмонии антибиотиками. Народ носился по аптекам и покупал (доставал) антибиотики за баснословные деньги. Да, кто-то скажет: мне стало хорошо. Но, извините, коронавирус в подавляющем большинстве случаев протекает как любая вирусная инфекция, которую мы переносим на ногах.

Так что если вы выздоровели, то не из-за антибиотиков, а вопреки им. Как у нас иногда говорят "выпил собачий жир – и стало лучше". Вирусный бронхит как вирусная инфекция длится всего 7-10 дней, и человек в большинстве случаев выздоравливает самостоятельно, и собачий жир ни при чём (хотя возможен эффект плацебо).

– Давайте чётко ответим – помогают ли антибиотики от коронавируса?

– Нет! Не помогают.

Иногда бывает наслоение вторичной инфекции, особенно если у больного какие-то хронические инфекции. Но показания для приёма антибиотиков для этих больных – это гнойная мокрота и уровень прокальцитонина в крови (есть такой биомаркер бактериальной инфекции (пневмонии)) превышает допустимые пределы – только тогда назначают антибиотики.

А у нас, наверное, около 90% пациентов с коронавирусом получили антибиотики. Посмотрим, насколько потом из-за этого вырастет резистентность к антибиотикам. Но это, наверное, для всего постсоветского пространства было характерно, когда вирусные инфекции лечили антибиотиками.

– Расскажите подробнее, почему антибиотики не действуют на вирусы? Что убивает вирусы?

– Мы пока не знаем, как между собой взаимодействуют вирусы и выделяет ли вирус против другого вируса какой-либо смертельный для него продукт – подобие антибиотика. Поэтому нет лечения от тяжёлого вирусного заболевания – например, до сих пор нет действенного лечения от СПИДа. Хотя были синтезированы химические вещества, подавляющие размножение (репликацию) вируса – это, конечно, тоже успех.

Существует лекарственное вещество против гриппа – осельтамивир, но он эффективно подавляет размножение вируса гриппа только в первые два дня болезни – если опоздал, то уже бесполезно.

Поэтому эффективных (как антибиотики против бактерий) лекарств против вирусов как таковых нет. Действенными против вирусов являются только вакцины, хотя их разработка тоже очень сложна. До сих пор нет вакцины против того же СПИДа, хотя геном вируса был расшифрован относительно быстро.

– В период жёсткого карантина многие не могли обратиться в поликлинику, получить врачебную помощь. Как самостоятельно можно определить ту стадию, когда вирусное заболевание переходит в бактериальное и хотя бы "лёгкие" антибиотики становятся нужны?

– Самостоятельно – никак. Буквально за несколько часов пациент с коронавирусом, у которого были лёгкие катаральные признаки, может попасть в реанимацию. В этом и коварство этой инфекции. Существует группа риска – это люди с тяжёлыми патологиями сердечно-сосудистой системы, с тяжёлым сахарным диабетом, ожирением, пожилые люди.

Такую пандемию мы раньше не переживали. И она, к сожалению, обнажила все слабые стороны нашего здравоохранения. Люди были вынуждены лечиться самостоятельно по каким-то фейковым протоколам, гулявшим в интернете, или по совету соседа.

Но, думаю, это стало хорошим уроком, и теперь, когда мы ждём вторую волну "ковида", проводится обучение врачей, составляются эффективные протоколы лечения с учётом того, какие ошибки мы допустили.

Ещё одна проблема – это то, что пандемия "ковида" отсрочила обследование или лечение по жизненным показаниям многих хронических заболеваний. В Великобритании около 3 млн онкологических больных не получили вовремя лечение (плановые операции, курсы лучевой и химиотерапии) из-за пандемии. А при лечении этих пациентов для них дорог каждый день.

Отвечая на ваш вопрос: показания для приёма антибиотиков должен определить врач, и в медицине антибиотики официально не делят на лёгкие или тяжёлые. Беременным показаны аминопенициллины или другие беталактамные антибиотики (амоксициллины, цефалоспорины). Но они же иногда дают тяжёлые аллергические реакции. Так что лёгкость для антибиотиков характеристика относительная.

– Можно ли по совету фармацевта в аптеке выбирать и покупать антибиотики, или всё же нужен рецепт врача?

– Покупку антибиотика по совету фармацевта у нас можно приравнять к самостоятельной покупке. Ведь фармацевт не осматривает вас, не проводит врачебный приём. У фармацевта другая задача. За рубежом даже если врач прописал вам антибиотик, вы сразу его не получите. Вы оставляете рецепт, фармацевт посмотрит в автоматизированной базе, какие у вас есть противопоказания, какой ваш аллергический анамнез, не принимаете ли вы другой препарат по поводу другой патологии, чтобы оценить взаимодействие – можно ли их вместе принимать.

Так что, когда фармацевты "назначают" пациентам лечение – это ещё одно постсоветское явление. Я сам иногда хожу в аптеку и вижу, как люди, стоят у окошка и советуются с фармацевтом, что принимать, и ни один фармацевт не говорит – "идите к врачу".

Я считаю, что фармацевты могут, конечно, назначать какое-то симптоматическое лечение – для горла, препараты снижающие высокую температуру, но антибиотики – вещь серьёзная. А если будет тяжёлая реакция, тяжёлая перекрёстная аллергия? Каждый должен заниматься своим делом.

– Как отличить приемлемые побочные эффекты от употребления антибиотиков от системных неполадок в организме, когда стоит отказаться от их приёма?

– Прекращение приёма антибиотиков из-за побочных эффектов зависит от того, насколько выражен этот побочный эффект. А есть небольшие побочные эффекты, например, лёгкая тошнота, которая проходит на второй-третий день, и тогда стоит продолжить приём. Если они доставляют пациенту большие неудобства, то прекратить и сообщить врачу.

Некоторые антибиотики, например, фторхинолоны вызывают фотодерматит, мы советуем заранее пациенту не ходить под яркими солнечными лучами или одеться соответствующе при приёме данной группы антибиотиков.

Есть интересное наблюдение немецких исследователей, согласно которому, если пациент прочитал заранее о побочных эффектах, они бывают в три раза чаще. Поэтому пациентам не рекомендуется заранее читать о побочных эффектах.

Мы же не деревянные, мы реагируем, есть эффект плацебо. Да, я не против, если пациент читает противопоказания, не всегда доктора тщательно собирают анамнез. Но не побочные эффекты.

Есть такая проблема: назначение противогрибковых препаратов во время приема антибиотиков. Например, часто пациентов сбивают с толку фармацевты в аптеке: "Ой, а почему вам врач не назначил после антибиотиков противогрибковый препарат?". Ни в одном руководстве мира нет указания, чтобы назначать после антибиотиков противогрибковые препараты. Никто не доказал, что после них развивается микоз.

У пациента на фоне приёма антибиотика может развиться тяжёлый побочный эффект – так называемый псевдомембранозный энтероколит. На фоне подавления нормальной микрофлоры в кишечнике начинают размножаться болезнетворные бактерии – клостридии, развивается тяжёлый понос. От него человек может умереть, и, как ни странно, его лечат другим антибиотиком – ванкомицином. Но противогрибковые антибиотики от него не спасут. Да, нарушается микрофлора кишечника, но грибки тут ни при чём.

Другое дело, если у человека есть хронические грибковые заболевания других органов: можно превентивно пропить курс противогрибковых препаратов. А остальным пациентам это не нужно.

Только не нужно путать побочные эффекты с аллергией – это уже показание к немедленному прекращению приёма антибиотиков да и любого другого лекарства.

– Каким пациентам антибиотики точно нельзя употреблять?

У кого не бактериальные инфекции, тем – нельзя! Им антибиотик, как я уже говорил, практически не нужен. Иногда бывает множественная непереносимость антибиотиков, и тогда возможен анафилактический шок или отёк Квинке. Таким пациентам тоже нельзя. Хотя врач, иногда по жизненным показаниям (жизнеугрожающие инвазивные инфекции) идёт на риск и проводит биологические пробы для оценки переносимости (кстати, подкожные пробы сейчас признаны неточными).

Хочу отметить, при назначении антибиотиков учитывается возраст пациента. Например, младенцам, пожилым пациентам мы снижаем дозировку или кратность приёма антибиотиков. Беременным женщинам и детям категорически нельзя назначать антибиотики из группы фторхинолонов.

– Насколько важно производить лекарства в своей стране?

– Пандемия "ковида" как раз ответила на этот вопрос. Оказывается, 80% химических субстратов для антибиотиков для ведущих производителей лекарств в мире изготавливается в Китае. Не только лекарства, но и производство одноразовых масок, медицинской техники тоже. И когда Китай начал делать запас для своего населения и прекратил экспорт, не только у нас, даже в Западной Европе, ощущалась острая нехватка жизненно важных лекарств (в том числе антибиотиков) и средств профилактики.

Это ещё раз показало, насколько необходимо локализовать фарминдустрию в своей стране.

Вот на днях только сообщили, что во Франции уже построили фабрики, которые полностью обеспечат эту страну респираторными и хирургическими масками в случае второй волны пандемии.

Поэтому очень хорошо, что у нас есть такие отечественные производители как завод SANTO, который имеет международный сертификат качества GMP на всю свою выпускаемую продукцию и самое важное – эффективные антибиотики всех групп.

Наш Минздрав тоже сделал вывод и извлек урок из этой ситуации: он увеличивает заказ отечественных препаратов. Теперь и казахстанские производители смогут поставлять на рынок в большем объёме и антибиотики, и препараты для симптоматического лечения (жаропонижающие, обезболивающие), которые очень необходимы для лечения ОРВИ и короновирусной инфекции тоже.

Отечественное производство лекарственных препаратов крайне необходимо для Казахстана – вот один из главных уроков этой пандемии.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter