Ремигиюс Нараускас, "Гедеон Рихтер Казахстан": Основа привлекательности любого рынка – это стабильность

Генеральный директор ТОО "Gedeon Richter KZ" (Гедеон Рихтер КЗ) Ремигиюс Нараускас / Фото Алмаза Толеке
Генеральный директор ТОО "Gedeon Richter KZ" (Гедеон Рихтер КЗ) Ремигиюс Нараускас / Фото Алмаза Толеке

Informburo.kz вместе с "Гедеон Рихтер Казахстан" поговорили об особенностях рынка фармации Казахстана и его перспективах.

Компании "Гедеон Рихтер" в этом году исполняется 120 лет, а в Казахстане она присутствует уже 25 лет. Европейский фармацевтический рынок и законодательная база развиты настолько, что производители могут планировать там свой бизнес достаточно точно на десятилетия вперёд. В Казахстане всё менялось и меняется гораздо быстрее, даже без скидки на пандемию. Насколько рынок фармацевтики в стране развился за эти годы, как чувствуют себя здесь европейские компании и какой вклад вносят, какие лучшие международные практики ещё только предстоит внедрить, – Informburo.kz решил узнать у генерального директора ТОО "Gedeon Richter KZ" (Гедеон Рихтер КЗ) Ремигиюса Нараускаса.

–  Ремигиюс, как давно вы возглавляете здесь компанию и интересно ли работать в Казахстане?

– Я здесь с 2015 года – в июле будет шесть лет с тех пор, как я возглавил компанию в Казахстане. Это не первый рынок в составе компании "Гедеон Рихтер", куда я переехал работать. И рынок здесь интересный и перспективный.

Компаниям нужно адаптироваться очень быстро, потому что рынок непрерывно трансформируется и преподносит много неожиданностей. 

– Каких, например?

– Начну с девальвации, которая случилась в 2015 году. Тогда было объявлено о новой денежно-кредитной политике, основанной на инфляционном таргетировании и свободном плавающем обменном курсе. Нужно было быстро адаптироваться самому и с командой адаптировать сам бизнес. 

Решения тогда принимались очень быстро, и одновременно они должны были быть эффективными. Девальвация как раз совпала с моим приездом и стала для меня хорошим холодным душем.

Помню, это помогло быстро освоиться и изменить бизнес-модель, которая до сих пор работает и приносит хороший результат.

– А из более свежих вызовов что можете отметить?

– Пандемию, конечно. Но я думаю, что наша компания и индустрия в целом с этим вызовом справились. Практически все отрасли бизнеса были вынуждены преодолевать испытания и адаптироваться к управлению бизнесом в условиях жёстких ограничений.

– Если сравнивать венгерский и казахстанский фармрынки, какие есть различия и сходства? 

– Формирование казахстанского фармацевтического рынка началось с середины 90-х годов, так что этот рынок относительно молод. За весь этот период модель лекарственного обеспечения подверглась трансформации от централизованного распределения к системе, основанной на принципах рыночной экономики. В этом процессе большую роль сыграла приватизация фармацевтических производств, сети дистрибуции, открытие частных аптек и аптечных сетей.

Изменения продолжаются до настоящего времени. В Казахстане наблюдаются главные мировые тенденции развития фармацевтических рынков – консолидация и развитие вертикально-интегрированных компаний, от производства до розничного сектора.

Нужно отметить, что само производство лекарств в Казахстане всё ещё развивается медленно по сравнению с мировыми тенденциями.

В то же время Венгрия – один из ведущих производителей фармацевтической продукции в Восточной Европе. Отрасль очень сконцентрирована: на долю шести крупнейших компаний приходится около 90% от общего объёма производства. Фармацевтическая промышленность является флагманом венгерской экономики и составляет 7,5% венгерского ВВП (4,9% всего экспорта).

Исторически сильная венгерская фармацевтическая промышленность имеет устоявшуюся базу знаний и квалифицированную рабочую силу, что позволило создать подсектор биофармацевтики, специализирующийся на разработке терапевтических средств.

"Гедеон Рихтер" является ведущим производителем на венгерском рынке и одним из ключевых производителей фармацевтической продукции в Восточной Европе.

– А в Казахстане можно планировать бизнес в долгосрочном периоде, или что-то мешает?

– Конечно, можно. Казахстан является 57-й по размеру экономикой мира и крупнейшей в Центрально-Азиатском регионе. Согласно последнему рейтингу лёгкости ведения бизнеса от Всемирного банка, страна занимает место в тридцатке лучших.

Изменения в законодательстве были, есть и будут. Мы планируем бизнес компании, исходя из стратегии и в целом из стратегии развития группы компаний "Гедеон Рихтер".

– Как вы сейчас оцениваете систему законотворчества, которая касается вашей отрасли?

– Система бурная. Например, не так давно, в мае 2019 года, ввели правила регулирования цен на лекарственные средства, а сейчас мы уже ведём разговор о поэтапной дерегуляции.

Но всё же для бизнеса стабильность – это не долгие сроки действия какого-то приказа. Это, скорее, значит, что ты должен понимать, какие приоритеты ставятся государством, чтобы суметь планировать свой бизнес в долгосрочной перспективе.

К примеру, во время пандемии – это всего был максимум месяц. И сейчас строить планы на будущее трудно, но можно и нужно моделировать.

– Как изменились позиции компании на рынке Казахстана за прошедшие годы и подход к ведению бизнеса?

– Доля на рынке и место компании в рэнкинге зависит от того, каким портфелем лекарственных средств компания представлена на рынке.

Если посмотреть глобально, наша визитная карточка – это женское здоровье. Но в Казахстане сегмент "женское здоровье" не показывает тот процент оборота, который показывает вся группа "Гедеон Рихтер".

Портфель "женского здоровья" в Казахстане пока занимает 13% от всего оборота. Здесь наш портфель в основном складывается из кардио- и невропрепаратов. Доля компании на фармрынке в Казахстане составляет 1,61%.

– Вы готовы строить рынок "женского здоровья" в Казахстане?

– Не только готовы, но и делаем это – со значительными инвестициями. Мы развиваем этот сегмент при помощи различных социальных проектов, участвуя в конгрессах, презентуя продукты.

Несмотря на то что продукт может входить на этот рынок медленно, мы всё равно развиваем его, потому что видим: препараты нужны врачам для лечения своих пациентов. И мы верим, что этот рынок будет быстро учиться.

– Можно предположить, что цель компании – занимать лидерские позиции по определённым группам лекарств, а не быть номером один в отрасли по объёмам продаж. Или это не так?

– Вы правы, многие препараты нашей компании являются лидерами в своих группах. Наша ответственность – не только выдерживать эту позицию, но и развивать рынок.  Главное – реализация потенциала в рамках запланированных бизнес-показателей. Речь идёт не только о прибыли, но и о развитии тех или иных сегментов нашего бизнеса.

После девальвации компания продавала ряд препаратов с отрицательной прибыльностью.  Мы понимаем это и как социальную ответственность. На данный момент у нас есть около 100 зарегистрированных лекарственных форм, и не все из них прибыльные, но они есть в портфеле компании, и они есть на рынке, потому что они нужны людям.

– В каких терапевтических областях уже есть примеры успешного вывода на рынок новых препаратов?

– В апреле 2019 года мы зарегистрировали инновационный препарат "Карипразин" – атипичный антипсихотик, над созданием которого учёные компании "Гедеон Рихтер" трудились более 15 лет. Применение данного препарата не только позволяет вернуть людей, страдающих шизофренией, в социум, но и меняет к лучшему качество жизни близких такого пациента.

В ближайшее время планируем вывести на рынок лекарственный препарат в области репродуктологии – это первый биосимиляр рекомбинантного человеческого фолликулостимулирующего гормона (r-hFSH), который применяется для стимуляции яичников при лечении бесплодия. Ожидаются препараты для лечения эндометриоза, для лечения сахарного диабета, а также большое количество разнообразных комбинаций препаратов для лечения артериальной гипертонии и атеросклероза.

– Какие темпы роста показывает компания в Казахстане?

– По предварительным данным за первое полугодие 2021 года, мы растём на 6% в упаковках по сравнению с тем же самым периодом прошлого года.

Пандемия значительно скорректировала рынок и начиная с прошлого очень хаотичного года сильно начали расти компании, в портфеле которых есть препараты, так или иначе связанные с лечением Covid-19.

В прошлом году рекордные по продажам месяцы сменялись антирекордными, была нагрузка на производство и на логистику. После вступления в силу карантинных мер всё было хаотично, нарушилась связь "врач – пациент", в продажах просели рецептурные препараты, применяемые для долгосрочного лечения хронических заболеваний. В то же время продажи препаратов, связанных с лечением коронавируса, выросли в среднем больше чем на 30%. Нам повезло, что производственные площадки справлялись и сделали то количество, которое было нужно нам.

– У компании нет локализации производства в Казахстане. Между тем при госзакупках предпочтение отдают препаратам отечественного производства. Ваш бизнес сильно страдает от этого?

– Не сказал бы, что сильно. На госзакупки у нас приходится около 10% продаж. Я думаю, что государство, помогая отечественным производителям, поступает правильно. Но в зоне ответственности государства – закупать самые эффективные и доступные по цене препараты. И иностранные производители могут предлагать рынку качественные препараты, успешно конкурируя с местными производителями по цене. 
По поводу локализации производства, мы всегда изучаем потенциал каждого рынка. Основа роста инвестиционной привлекательности любого рынка – это предсказуемая макроэкономическая среда. И я не могу сказать, что на будущее мы закрываем для себя казахстанский рынок для локализации.

Например, локализовать производство в России было решено ещё в 1996 году, и сейчас, когда мы живём уже в реалиях рынка стран ЕАЭС, для оптимального снабжения жителей этих стран нашими препаратами компания использует предприятие в России, Егорьевском районе Подмосковья. Это предприятие – одно из наиболее передовых в структуре "Гедеон Рихтер". Мы начали поставлять препараты, выпущенные в России, не только в страны СНГ, но и в некоторые страны Восточной Европы, в том числе в Венгрию.

– Мы начали говорить о мерах господдержки. Какие меры по развитию отрасли вы предложили бы правительству?

– Не менять законодательную базу так часто. Конечно, использовать площадки для дискуссии с бизнесом.

Если друг друга услышать, можно быстро и адекватно принимать решения, которые принесут пользу всем участникам системы здравоохранения.

– Сейчас действует рабочая группа, где отечественные производители обсуждают с правительством меры их поддержки. Какими площадками для переговоров пользуетесь вы?

– Ведём диалог через Ассоциацию международных производителей, Национальную палату предпринимателей РК "Атамекен", Европейскую бизнес-ассоциацию Казахстана (ЕвроБАК), Ассоциацию поддержки и развития фармацевтической деятельности РК, ассоциации дистрибьютеров и при помощи других организаций.

– Это эффективные площадки для диалога?

– Если измерять эффективность числом принятых предложений, я бы сказал – да, некоторые площадки реально эффективны. Их сложно сравнивать, они созданы для разных целей и дополняют друг друга.

– Рассматриваете ли Казахстан, как плацдарм для усиления своего бизнеса в Центральной Азии? Ведь рядом есть и другие интересные рынки. Например, Узбекистан.

– У нас есть сильные представительства во всех странах СНГ, с долгой историей, компетентными сотрудниками. Но если вы говорите про оптимизацию, централизацию некоторых бизнес-процессов – да, есть такая возможность.

Тот же самый логистический хаб мог бы быть построен здесь. Мы оцениваем все возможности. Пока всех устраивает та система по снабжению стран СНГ, которая работает сейчас.

– Вы упоминали в одном из своих интервью, что препараты компании уже ей не принадлежат – они принадлежат врачам, пациентам, но компания имеет обязательство присматривать за тем, как они применяются. Как вы способствуете росту культуры дистрибуции и формированию цивилизованного рынка?

– Да, я имел в виду, что препараты компании настолько давно на рынке, настолько доказали свою эффективность, что нам остаётся только "присматривать" за ними.

Препараты "Гедеон Рихтер" занимают свою нишу на рынке Казахстана и продолжают её расширять. В их числе оригинальные препараты и генерики, применяемые для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, женского здоровья, ЦНС, а также безрецептурные препараты.

Отвечая на вторую часть вопроса, должен отметить, что компания является лицензионным полноценным дистрибьютором на рынке Казахстана. Мы работаем с теми, у кого есть соответствующие процессы контроля качества лекарственных препаратов. Для этого работает и система фармаконадзора, и системы контроля качества. Мы отслеживаем качество по всей цепочке: от производства до склада, от склада до дистрибьютера и так далее.

– На глобальном уровне компания старается изменить отношение общества к людям, страдающим шизофренией, ожирением, есть проекты, направленные на сохранение женского здоровья. А какие социальные проекты работают в Казахстане?

– За эти годы компания приобрела большой опыт и владеет огромным объёмом информации, полезным для сохранения и поддержания здоровья, поэтому в планах – делиться опытом: проводить образовательные мероприятия, дискуссии и социальные проекты.

Ярким примером служит наш социально-просветительский онлайн-проект "Женское здоровье"  (Kazakhstan Women’s Health), который стартовал в нашей стране в сентябре прошлого года и охватил аудиторию около 5 миллионов. Он нацелен на формирование у казахстанских женщин культуры заботы о себе. Приглашаем присоединиться к нам в социальных сетях Instagram и Facebook.

Планируется участие в национальных научных конференциях и конгрессах по важным терапевтическим областям, ожидаем лончи (выпуск на рынок) препарата женского здоровья для лечения эндометриоза и инновационного препарата для лечения шизофрении.

Наша цель – чтобы имя "Гедеон Рихтер" оставалось гарантией надёжности, качества и здоровья.

– Если коротко передать суть философии бизнеса "Гедеон Рихтер", какая она?

– Она та же самая на протяжении всех 120 лет и была сформулирована ещё основателем компании – здоровье пациента на первом месте.

Если посмотреть в ретроспективе, были тяжёлые времена: и бизнес горел, и печальная история самого основателя, но компания никогда не отходила от своей миссии.

И позволили это сделать в первую очередь люди, которые работают у нас в компании. Есть примеры, когда сотрудники работают у нас более 40 лет. Это доказывает, что есть что-то в компании, за что её ценят. Это не купишь ничем – есть взаимная лояльность и уважение, это помогает проходить любые трудности и быстро адаптироваться. 

О Гедеоне Рихтере, человеке, мечтавшем нести здоровье людям, замечательно сказал венгерский писатель Йено Хидвеги: "Он был настоящим человеком, который знал, что означает честь. Преодолев трудности и выстояв, он создал нечто вечное, и его имя навсегда будет связано с его детищем". Наша компания с гордостью носит имя своего основателя уже 120 лет и продолжает служить его благородной миссии.

Поделиться:

informburo.kz в Instagram:

следите за самыми важными новостями в ленте и в сториз

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнёров