Любая информация о бомбоубежищах в последнее время почему-то стала государственной тайной для простых граждан, хотя раньше каждый житель Алматы вправе был знать: куда ему предстояло бежать в случае чего и где укрыться на период чрезвычайной обстановки – будь то война или стихийное бедствие. В Алматы, как память о «прозрачном социализме», кое-где на зданиях даже сохранились таблички и стрелки, открыто указывающие кратчайший путь к спасению. Горожане точно знали, а если и не знали, то хотя бы свято верили в то, что где-то глубоко под землей городские власти приготовили для них специальные места, где дети, женщины и старики будут чувствовать себя в полной безопасности в любых обстоятельствах. Убежища, где есть вода, запасы продуктов питания, противогазы, одеяла, медикаменты… Но с некоторых пор абсолютно все бомбоубежища или, как их называют чээсники, – ЗС (защитные сооружения) в картотеке МЧС числятся под грифом «совершенно секретно». Уж не потому ли, что большинство из них используется не по назначению, приватизировано, продано в частные руки или попросту пришло в негодность?!

Нынешний министр ЧС Шалбай Кулмаханов в ходе учений «Алатау – 2006» на коротком брифинге для журналистов заявил во всеуслышание, что «защитные сооружения для приема граждан имеются, а в матрезерве МЧС при возникновении разрушительного землетрясения достаточно средств для спасения людей в течение 14 и 28 суток». После этих твердых слов министра мы решили подробнее поинтересоваться и рассказать читателям «Мегаполиса», что эти средства из себя представляют, хватит ли их на всех в случае чего и какого они качества. Но председатель Комитета по государственным материальным резервам МЧС РК Кабидолла Сарекенов, сославшись на строгую секретность информации, отказался от каких-либо комментариев по этому поводу.

– Мы не имеем права распространять в СМИ подобную информацию. Она является закрытой и строго конфиденциальной. И уж тем более не можем допустить на склады посторонних людей, – сказал корреспонденту «Мегаполиса» по телефону из Астаны Кабидолла Сарекенов. – Можете прийти к нам в контору, но на склады – ни в коем случае…

На вопрос, когда последний раз осуществлялась проверка на качество заложенных в «защитные закрома Родины» продуктов питания, председатель комитета ответил образно, мол «еще не высохли чернила на акте проверки» и что страна может спать спокойно, потому что там, на складах матрезерва МЧС, «полный учет и порядок».

«Мегаполис» уже подробно рассказывал о том, что в одной из частей МЧС солдат вместо мяса потчуют соей. («Тушенка для Шалбая Кулмаханова» «Мегаполис» № 38 от 25 сентября 2006 г.). Информация о том, что в банках, где по идее должна быть тушенка, почему-то оказалась соя, всплыла случайно. Естественно, возник вопрос, а не практикуется ли подобная «случайная» замена на складах матрезерва или бомбоубежищах? Резон-то есть: банка тушенки стоит 290 тенге, а соя – максимум 80. Поскольку в святая святых МЧС – склады матрезерва – посторонним вход воспрещен, мы попробовали поинтересоваться состоянием хотя бы защитных сооружений, то есть бомбоубежищ. Увы, и вокруг них оказалось слишком много государственных секретов.

– Это закрытая информация. Освещать ее нельзя, потому что нельзя раскрывать боеспособность государства. А вы, журналисты, постоянно пытаетесь залезть туда, куда вас не просят (в бомбоубежища. – Авт.), – говорит директор Алматинского департамента по мобилизационной подготовке, гражданской обороне, предупреждению и ликвидации ЧС природного и техногенного характера Бауржан Искаков. – У нас сегодня доктрина государства еще не принята по бомбоубежищам. Если, например, Верховный главнокомандующий примет решение все бомбоубежища перевести и открыть, мы откроем. Но сегодня я не могу о них говорить. Сколько раз я объяснял вам, журналистам, что нельзя, но вы все равно пытаетесь туда спуститься. Два-три бомбоубежища увидите и считаете, у нас везде разруха. Так же нельзя рассуждать. Да, все бомбоубежища у нас на учете. Но у государства сейчас нет лишних денег, чтобы эти защитные укрытия привести в строгое соответствие. Но мы пытаемся это делать.

– Кто следит за качеством медикаментов, средств индивидуальной защиты и продуктов питания, находящихся в бомбоубежищах? В департаменте ЧС по Алматы считают, что установленные сроки хранения уже давным-давно истекли, а их замена не производилась лет 15, а то и все 20.

– В бомбоубежищах не должно быть никаких продуктов. Там должны быть только исправные коммуникации, вентиляция и приемник для воды. Все. Никаких кроватей там тоже не должно быть. На случай чрезвычайной ситуации мне дается 18 часов, чтобы привести защитные сооружения в соответствие. Что и будет сделано. А вам должен сказать, вопросы защиты государства не входят в вашу компетенцию. И нечего соваться туда, в чем вы некомпетентны.

– Неужели граждане страны не должны знать, где им предстоит укрыться в случае возникновения чрезвычайной ситуации и на что они могут рассчитывать?

– Обыватель должен спокойно жить своей жизнью. Когда вступит в силу закон о чрезвычайном положении, тогда по рупору все услышат, что каждому надо делать и куда бежать прятаться. Почему население должно над этим задумываться?! Для этого существует специальный орган, который все организует. Заявляю вам ответственно: город Алматы готов к возможному землетрясению и другим ЧС. В документах у нас все расписано: какие силы и средства будут задействованы и как они будут распределены. И тренировки мы проводим ежегодные.

Что правда, то правда. В документах, действительно, все красиво расписано и разложено по полочкам. И учения проходят регулярно. И компьютерное моделирование помогает представить, что произойдет в городе после девятибалльного толчка. Но как дела будут обстоять на практике? И как быть с тем, что защитные сооружения зачастую используются не по назначению, а то и вовсе попадают в частные руки. Например, в Костанае сотрудники финансовой полиции обнаружили в бомбоубежище тонны контрафактной продукции – грузинское вино, не соответствующее требованиям

ГОСТа, и «паленую» водку, представляющие серьезную опасность для жизни и здоровья людей. А в Алматы в районе автовокзала «Сайран» вместо оборудованного убежища – комфортабельная сауна, бассейн и джакузи. На территории бывшей обувной фабрики, там, где по документам должно быть «защитное сооружение», на самом деле склад, к тому же отданный в аренду иностранцам. И таких примеров – великое множество. По данным источника в МЧС, из трехсот бомбоубежищ, оставшихся в Алматы после развала СССР, уцелело чуть больше сотни. Из них больше половины находится в плачевном состоянии. В подтверждение этих слов можно привести высказывание директора службы спасения Алматы Рината Хайбуллина, который в интервью Kazakhstan Today заявил, что «на сегодняшний день состояние убежищ в Алматы неудовлетворительное: часть затоплена водой, многим убежищам требуется ремонт стен, полов, дверей, фильтровентиляционных установок и энергоснабжения». Кроме того, по его словам, «большинство убежищ используется в коммерческих целях».

В школе №25, на заднем дворе, тоже когда-то существовало солидное убежище, о котором знали горожане и которое успешно функционировало. Но вот уже лет пять-шесть на железных дверях защитного бункера висит амбарный замок. Что там внутри? Очередной склад? Школьный хозяйственный инвентарь? Или что-то еще, представляющее строгую государственную тайну?

– Мы были вынуждены от греха подальше закрыть это помещение, чтобы туда не смогли проникнуть дети, – говорит работница школы и тут же замолкает, боясь выдать школьные секреты. – Вы лучше по этому вопросу к завхозу обратитесь или к директору. А я здесь человек маленький.

Пока министр ЧС Шалбай Кулмаханов производит в своем ведомстве кадровую зачистку, смещая или не утверждая на ответственных должностях неугодных генералов и офицеров, открыто высказывающих свое мнение о проблемах в сфере защиты населения, бомбоубежища потихоньку списываются и приватизируются. Сделать это, оказывается, не очень сложно. Достаточно целенаправленно довести сооружение «до ручки», затопить, захламить, обосновать его никчемность, списать под эту марку, а потом делать с ним все что захочется: превратить в овощной склад или комфортабельную частную сауну. Земля-то нынче, особенно в Алматы, – в большой цене.

Кстати, не все с защитными сооружениями выглядит так печально. Например, подвал под городским акиматом очень даже неплох, в плане защиты от различных природных катаклизмов. В этом элитном бомбоубежище есть все, что положено. Там светло, чисто и спокойно. Полированный стол, кожаное кресло и дежурный бутерброд для министра ЧС всегда в полной боевой готовности.

От редакции

После выхода статей «Балл монстров» и «Тушенка для Шалбая Кулмаханова» министр ЧС позвонил и высказал свое недовольство по поводу потока критики, обрушившейся как снег на голову на возглавляемое им ведомство. Шалбай Кулмаханов считает, что редакция предвзято относится к деятельности МЧС и публикует материалы исключительно критического характера. Следует заметить, что редакционный коллектив «Мегаполиса» никогда не ставил своей целью каким-то образом опорочить честь, достоинство и деловую репутацию МЧС и тем паче его руководства и сотрудников. На страницах газеты мы достаточно много рассказывали о самоотверженных действиях структурных подразделений МЧС. Но когда налицо видны явные промахи, просчеты или перегибы, мы не можем это скрывать от своих читателей. Хотелось бы, чтобы уважаемый господин министр все же разобрался, почему в сухих пайках солдат частей и подразделений МЧС вместо мясных консервов (тушенки) присутствует соя, и не применял репрессивных мер к генералам и офицерам, которые в интересах общего дела – защиты граждан страны от возможных чрезвычайных ситуаций – открыто высказывают на страницах печати свое профессиональное мнение о существующих проблемах.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter