Генерал-лейтенант Бахытжан Ертаев, возглавляющий в Минобороны главную военную инспекцию, недавно был избран председателем Союза ветеранов Вооружённых сил. Это вызвало у ветеранов неоднозначную реакцию. Одни рядовые пенсионеры ВС РК приветствовали сие решение, другие, напротив, недоумевали: мол, неужто у нас в стране нет на эту довольно хлопотную ветеранскую должность других «свободных» генералов? Почему именно Бахытжан Ертаев должен стоять у руля?! Почему не Исенгулов или Шампиев, уже не один год возглавляющие свои ветеранские организации и добившиеся в этом движении определённых успехов? Почему в Минобороны не обращают абсолютно никакого внимания на мнение простых ветеранов ВС РК, не публичных и не очень известных? Потому что они все не в «центральной обойме» и не бывшие управленцы?!

Эти и другие вопросы корреспондент «Мегаполиса» переадресовал непосредственно генерал-лейтенанту Ертаеву. Отнекиваться боевой генерал не стал: говорит, не в его правилах в кустах отсиживаться.

– За пять минут, конечно, всего не расскажешь, но создание новой общественной организации ветеранов Вооружённых сил единой для всех, это не моя прихоть, а инициатива нашего министра обороны, – комментирует Быхытжан Ертаев. – Делается это для того, чтобы сократить существующий разрыв между ветеранами и Вооружёнными силами. Нельзя забывать ветеранов. Преемственность поколений должна сохраняться всегда. Опыт надо свой богатый передавать, учить, подсказывать. Что касается меня лично, то я сам не хотел эту организацию возглавить, мне хватает своих «афганцев». Но когда на собрании за меня проголосовали единогласно, разве мог я отказаться и сделать шаг назад?! Конечно, не мог! Я вообще не привык отступать ни при каких обстоятельствах. Только вперёд – и ни шагу назад. Сейчас мы только-только начинаем работу. Проблем очень много. Надо навести порядок с учётом, состоянием и положением дел. Социальных вопросов очень много не решено. У нас в организации есть политсовет, созданы горизонталь и вертикаль, но сказать, что всё, ребята, работа организована как надо, я не могу. Пока в организации не всё идёт гладко, как хотелось бы, но на это есть объективные и субьективные причины.

– Бахытжан Ертаевич, ветеранских организаций в Казахстане очень много создано. Соответственно, много и председателей: Исенгулов, Шампиев... Что с ними-то будет? А потом член­ские взносы надо везде платить рядовому составу. Бизнесом они не занимаются, на пенсию тянут одну, надо полагать. Ну и зачем, скажите, им вся эта канитель? Кого на эти очередные членские взносы кормить и содержать?

– Я вообще против каких-либо членских взносов. Хотя предложения такие поступали. Полковник Шампиев предлагал ввести в организации установочный взнос. Не люблю я связываться с этими взносами. И никогда не любил. Старые ветеранские организации, возглавляемые Исенгуловым и Шампиевым, уже к нам все вошли. Туда вошли, где я возглавляю. Пишут в своих документах – единая организация ветеранов Вооружённых сил... Вот съезд, то есть совещание проведём в Астане и тогда поставим все точки над i. Главная задача будет выполнена. Мы все, имею в виду ветеранов Вооружённых сил, будем под единым флагом.

– С чего начали, господин генерал? Какие шаги для себя наметили уже? Куда вообще надо сегодня ветеранам Вооружённых сил идти?

– Опыт надо идти передавать молодёжи. Воспитывать её, направлять куда надо. Связать воедино молодёжь, армию, Министерство обороны. Заняться до­призывной подготовкой, трудо­­­у­стройством.

– Сил-то у вас хватит для работы на основной должности в Главной военной инспекции? Вы же пока её тоже возглавляете. Или как?

– Возглавляю, конечно. Но это же хорошо. Имею возможность ездить в командировки по всем округам, решать служебные дела и попутно встречаться с ветеранами. А что тяжело и трудно, так где у нас сейчас бывает легко? Коль мне офицеры и генералы доверили, то надо это доверие оправдывать, работать, крутиться. Помощники у меня хорошие. В заместителях – генерал Нагуманов. Большую помощь, как бы там ни было, оказывают генерал Исенгулов, полковник Шампиев. Они пришли к пониманию, что надо уже объединяться. Время пришло. Поспелов Николай Николаевич (бывший заместитель министра обороны) и генерал-майор Носоновский тоже входят в политсовет и наш Центральный комитет.

– Бахытжан Ертаевич, говорят, что вам, как государственному служащему, то есть действующему генералу, к тому же начальнику Главной военной инспекции МО РК не положено по закону возглавлять какие-то объединения и союзы.

– Общественные организации мне можно возглавлять. Я же не коммерцией занимаюсь, а воспитанием. Это же не с потолка все взялось. Юристы мне сказали – всё законно. С деньгами я никогда не связывался и не связываюсь. Лампасы генералу не для этого нужны, а для уважения и чести...

– Ну а что с инспектированием Вооружённых сил? Кого и что проверили, какие недостатки выявили?

– Инспекция – смотр войск. Наша главная задача – выполнение задач, поставленных министром обороны и председателем Комитета начальников штабов. В первую очередь – проверка боеготовности частей. Мы должны знать истинное положение дел. Знать, какое состояние техники и вооружения и так далее. Пусть с моей стороны это прозвучит не скромно, но мой достаточно большой опыт позволяет мне судить о готовности армии к боевым действиям. Некоторые командиры в инспекции видят карающий орган. Но это не так. Повторяю: главная задача – разо­браться в реальном положении дел. Чтобы наш министр и председатель знали реальное положение в войсках. Способность войск выполнять поставленную задачу. Многие проверенные мною части получили «неуд». Почему? Не соответствуют требованиям. Некоторые командиры вообще не способны управлять войсками в сложной обстановке.

– А если конкретнее, господин генерал. Приведите примеры, назовите имена тех, кто управлять войсками не может.

– Без недостатков не бывает, тем более в армии. Были они и в советское время, есть и сейчас. К примеру, проверили мы недавно Военный институт сухопутных войск. Очень много идёт жалоб, что в войска приходят слабоподготовленные офицеры. Командиры взводов очень слабые приходят. Вот я беседую с курсантами Военного института, проверяю караул. Спрашиваю у одного 125-ю статью устава. Он не может ответить. Говорит, не могу на русском, генерал мырза. Задал ему тот же вопрос на казахском. Ответил курсант. Шок у меня. Оказывается, проблема в слабом знании русского языка. Преподавательский состав вызывает озабоченность. Опытные преподаватели сидят в институте, ничего не скажу, но «свежая кровь» всё равно нужна. Чтобы стать хорошим преподавателем, надо года три-четыре. Ротация не ротация, реформирование не реформирование, но делать что-то надо. И подходить к этому серьёзно. Я поставил задачу, чтобы все командиры отправили свои отзывы: как служат выпускники, какие проблемы, какие трудности. Отправить надо и командира взвода в родной институт, пусть расскажет, чему его здесь не доучили, а где, наоборот, переучили. Я за тесный контакт войск и вуза. Я знаю, вам это не нравится. Вы хотите другое услышать. Но, наверное, не услышите.

– Господин генерал, дело вовсе не в том, нравится это мне или нет, дело – в достоверности. Читатели «Мегаполиса» имеют право знать, как работает военная инспекция МО РК и какое на самом деле положение в нашей армии. Владеет ли министр обороны всей информацией или она доходит до него в каком-то усечённом виде?

– Министр обороны владеет ситуацией в полном объёме. Гарантирую. О проверке в войсках я докладывал ему напрямую.

– Кого проверяли?

– Согласно плану ПКНШ проверке подверглись разведывательные подразделения всех округов.

– И как себя показала наша разведка?

– На высоте, как всегда.

– Что на полигоне учебного центра «Спасск» произошло? Там двое спецназовцев пострадали, попали в реанимацию как раз накануне приезда в «Спасск» Верховного главнокомандующего. Имитационный снаряд в руках взорвался. В живых ребята остались, конечно, но очень сильно обгорели.

– Не знаю пока, что там в «Спасске» произошло. Не в курсе. В командировке был.

– Думаю, вы просто не хотите об этом рассказывать. Понимаю, информация может быть засекречена. В Минобороны так и сказали – по этому случаю без комментариев.

– Я другое хочу сказать. Сейчас мы пробуем сержантов-контрактников ставить на должность сержантов взводов. Реформирование идёт, и, я скажу, уже имеет положительный результат. Приходит опытный человек на командирскую должность, взрослый, прошедший армию. Офицер должен отличаться от гражданского своим профессионализмом и должен любить солдата как своего сына. Как своего брата. Тогда и солдат будет его уважать как своего отца.

– Бахытжан Ертаевич, на блог к министру обороны приходит очень много жалоб от военнослужащих. Поборами занимаются некоторые командиры частей. Конкретные имена называются и даже фамилии. Разбираетесь по этим тревожным сигналам граждан?

– О жалобах от вас впервые слышу. Инспекция по жалобам не работает. Мы боеготовность войск проверяем, а не жалобы рассматриваем...

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter