АО «Жилстройсбербанк Казахстана» решил порвать со своим скандальным прошлым и принял решение создать нечто вроде службы внешней безопасности – Общественного совета из числа ведущих журналистов страны и представителей общественности. Первое заседание совета прошло неожиданно бурно, вскрыв сразу несколько болевых точек не только в деятельности банка, но и в его взаимоотношениях с клиентами.

СПРАВКА "МЕГАПОЛИСА"

Жилстройсбербанк создан в 2003 году с целью «обеспечения равного доступа широких слоёв населения к системе жилстрой­сбережений и предоставления качественных банковских услуг для улучшения жилищных условий; обеспечения широкого охвата экономически активного населения страны для участия в системе ЖСС; повышения конкурентоспособности банка на рынке услуг в этом секторе». (Хотя конкурентов нет до сих пор.)

Первым клиентом ЖССБ стал тогда экс-председатель Нацбанка Григорий Марченко, который решил помочь сыну накопить на квартиру.

Открывая встречу с представителями «пятой колонны» в ЖССБ, председатель правления банка Айбатыр Жумагулов признался: «Мы готовы идти на контакт с обществом, получать сигналы от него и давать понятные ответы через Общественный совет. Готовы предоставлять ему отчёты по каждому проекту, если это потребуется. Возможно, в ходе следующего заседания будем говорить более предметно – по реальным проблемам». После этих слов Айбатыр Нышанбаевич снял пиджак, приспустил галстук и залпом выпил целый стакан воды. И не зря!

НЕ ИПОТЕКА!

Суть работы банка. Клиент желает купить квартиру (не важно – на первичном или вторичном рынке), участок земли или построить дом. Для этого ему необходимо внести энную сумму на депозит и регулярно его пополнять. Разумеется, на эту сумму перманентно «капают» проценты. При достижении «критической массы» вкладчик будет обрадован бонусом от государства до 20% на эту сумму – после чего его шансы на обретение собственной крыши над головой резко возрастают.

Разумеется, в этой схеме, которая «слизана» из практики германских строительных касс, история которых насчитывает почти 80 лет, есть несколько чисто отечественных дырок. Потому что, во-первых, мы – не немцы. Во-вторых, законопослушные немцы никогда бы до таких дырок не додумались.

Как полагаете, из-за чего грянул сыр-бор на первом заседании общественного совета? Вот-вот!

Бывший клиент Жилстройсбербанка Айнур Байсакалов (к слову, член Общественного совета) выразил свои претензии агрессивно, но убедительно: «В ЖК «Айгерим» я уже более года живу. Впечатление такое: банк продал мне квартиру – и умыл руки. Мне кажется, что в Законе «О жилищных отношениях» масса проблем. Дом проходил госприёмку. Я попросил акт этой госприёмки у застройщика – мне сказали, что акт уже «ушёл». А дом построили из материалов 2–3-го сорта. Масса недоделок! Вы, как банк, хоть как-то контролируете качество строительства?..

Глава ЖССБ ещё ниже приспустил галстук, вздохнул и ответил:

– Мы можем учесть ваши претензии. Но у нас не так много инструментов и рычагов, чтобы изменить что-либо. Возможно, в дальнейшем. Но заказчиками строительства являются акиматы. Именно они подписывают госакты. Мы всего лишь помогаем вам накопить средства на покупку жилья. Мы – финансовые операторы, которые могут помочь вам накопить средства на покупку жилья…

СПРАВКА "МЕГАПОЛИСА"

Схема в реале такая. Акимат затевает строительство, скажем, по программе «Доступное жильё». Определяет подрядчика, объёмы, сроки сдачи ПСД и отправляет заявку в Министерство регионального развития. Оттуда приходит добро. Потом акиматовские суетятся: контролируют, ругают/хвалят/, хлопают подрядчика по плечу. Следом – важная фаза: распределение квартир по акиматовским очередям. Их может быть много. В том числе и среди клиентов ЖССБ.

Естественный вопрос: на кой чёрт тогда в названии банка присутствуют пять букв «строй», если ЖССБ за качество и сроки строительства не отвечает? И какой умник включил их туда – для красоты?

И вот тут начинается не совсем понятное.

С одной стороны, акимат имеет свою долю по ряду программ, с другой – ЖССБ. И тоже по ряду программ. Насколько я понял, у банка есть свои рейтинги вкладчиков. Те, кто отличался «отличным поведением» – регулярно вносил взносы, перевыполнял планы по ним, – получают некие баллы-бонусы, которые позволяют быстрее обрести крышу над головой. Если есть «отличники», стало быть, есть и «двоечники»? А насколько эта система объективна? Похоже, в сентябре членам Общественного совета придётся взять в руки калькуляторы и грех на душу, чтобы выяснить: чем имярек «Х» хуже имярек «Y»?

Кстати, в среднем по различным программам ЖССБ на одну квартиру в Казахстане претендуют 2,2 человека. В Алматы – 3,6 кандидата.

Ох, не зря, видимо, г-н Жумагулов снял пиджак… Недели три назад вице-спикер мажилиса Дарига Назарбаева заявила, что желающим приобрести квартиру в рамках программы «Доступное жильё» придётся ждать лет 45–50. В общем, Общественному совету, похоже, предстоят длительные расследования – кто в этом больше виноват: заказчики (акиматы), подрядчики (строители) или правительство, которое придумало такие правила игры? И какую роль в этом сыграл Жилстройсбербанк?

Кто виноват и что делать?

Глава Общественного комитета – этой самой «пятой колонны ЖССБ», председатель Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев:

– В Казахстане всегда были две главные проблемы: своя крыша над головой и постоянное место работы с нормальной зарплатой. Жилстрой­сбербанк выполняет социальную функцию. Я работал в жилищной комиссии городского акимата, поэтому знаю остроту вопроса. Наша задача – обратить внимание руководства банка на те аспекты, которые оно в силу тех или иных причин не всегда замечает. Думаю, мы можем помочь правлению какими-то подсказками, «взглядом со стороны». Почему мы согласились на эту работу? Потому что вопрос жилья остаётся самым востребованным по сей день…

Ведущий программы КТК «Портрет недели», член Общественного совета Сергей Пономарёв:

– Члены нашего совета не претендуют на участие в программах банка. Совет создан для того, чтобы банк стал максимально прозрачным, чтобы наладить между ним и потенциальными вкладчиками прямую связь. И мы можем им помочь в разъяснении некоторых деталей. Возможно, разрешить конфликтные ситуации…

Ситуация, на мой взгляд, странная: есть учреждения и фирмы, которые производят дефицитный продукт – жильё. Есть банк, который предлагает НЕ ипотеку. А народ до сих пор не в курсе: чем Жилстройсбербанк отличается от прочих коммерческих собратьев, предлагающих ипотеку? Похоже, прежнее руководство этим вопросом не шибко заморочивало себе голову. Зато квартиры себе выбивало по доступным ценам. Очевидно, что Общественный совет теперь этого не допустит. Хотя и другие проблемы тоже выглядят достаточно «горячими»…

ОТ РЕДАКЦИИ

В ходе встречи заместитель председателя правления АО «НУХ «Байтерек» Алина Алдаберген, которая не так давно стала председателем совета директоров АО «Жилстройсбербанк Казахстана», призналась, что с 2009 года является вкладчиком банка. У высокопоставленных мира сего тоже могут иногда, оказывается, возникать жилищные проблемы.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter