Как мы уже сообщали (см. «Мегаполис» N№ 10 от 17.03), недавно в самом центре Костаная был застрелен из охотничьего ружья вице-президент Республиканской федерации кикбоксинга, владелец костанайского спортклуба «Султан» Асылхан Бусурманов. В убийстве подозревается костанайский предприниматель Алексеев.

Легализация

Какова была на самом деле предыстория убийства Асылхана Бусурманова, разберется следствие. Однако для Костанайской области это далеко не первая криминальная история, в центре которой оказываются профессиональные боксеры. И не первая, в которой боксер становится жертвой. Многие жители области помнят, как в начале девяностых в придорожном кафе «Аят» была кровавая бойня – стреляли из автоматов, а затем еще и произвели контрольные выстрелы в голову. Тогда кроме высокого начальника ДГСКа (в то время – департамент государственного следственного комитета) погиб мастер спорта СССР по боксу Марат Бегежанов. Эта история обросла легендами. Вслед за ней случались и другие. И вот опять в центре внимания не лыжники или конькобежцы, хотя и эти виды спорта в регионе тоже хорошо развиты, а уже тем более не шахматисты. В центре – опять боксеры.

– Раньше не было охранных структур, не было в свободной продаже травматического, газового оружия, – говорит бессменный на протяжении многих лет начальник отдела физической культуры и спорта акимата Костаная Владимир Безъязычный. – В те годы появился новый слой населения – предприниматели. Они искали себе «крышу» в лице спортсменов. Но они же не пойдут к шахматисту или лыжнику. Шли к тем, кто занимался единоборствами: боксерам, каратистам, кикбоксерам.

И это ни для кого не секрет. «Но в последние годы они легализовались в различные бизнес-структуры, которые теперь оказывают подобные услуги легально», – считает один из бывших сотрудников полиции, который ввиду особенностей прежней оперативной работы не может назвать свое имя. Как нам сообщили в пресс-службе ДВД, в Костанайской области ни один профессиональный боксер в настоящее время не стоит на учете как участник ОПГ (организованная преступная группа).

И все же различные «подвиги» боксеров вне ринга принесли представителям этого вида спорта сомнительную славу.

– Вам не обидно, когда боксеров так или иначе ассоциируют с криминалитетом? – спрашиваю Марата Тапенова – мастера спорта СССР по боксу, коллегу Асылхана Бусурманова по работе в спортивном клубе «Султан».

– Конечно, обидно такое слышать. Даже в поезде, помню, один раз на соревнования ехали, и когда сосед по купе узнал, что я боксер, сказал: «Так вы же бандиты». Я ему ответил: «Какой же я бандит?! Я целый день в спортзале, у меня пять групп детей, я вожу их на соревнования». И так не только у нас. Я встретил друга, который живет в США. Так он сказал, что стоит на специальном учете, потому что профессиональный боксер.

После ринга

В костанайском спортивном клубе «Султан» вместе с его филиалами в районах и городах области в общей сложности занимаются порядка 350 детей. Кроме того, есть и другие школы, в том числе и государственная – областная детско-юношеская. Таким образом, получается, что в целом в регионе боксом занимаются никак не меньше тысячи ребят. Директор ОДЮСШа бокса, мастер спорта международного класса Азамат Шурагаев считает, что такое мнение о боксерах характерно не только для Казахстана:

– Сколько меня тренировали, сколько мы детей тренируем, всегда говорилось, что на ринге ты должен быть по-спортивному наглым, злым. А в жизни, напротив, добрым, спокойным, быть защитником слабых. То есть боксером можешь ты не быть, но человеком быть обязан.

А еще Азамат Шурагаев рассказывает, что если у ребят и бывают агрессивные проявления, то чаще всего они случаются в переходном возрасте – 13-14 лет и тренеры стараются не «упускать» таких парней. Ведут беседы, а порой и применяется крайняя мера – отчисление. И все же за всем тренерам не уследить. Яркий тому пример Андрей Байер. Сейчас он в колонии, суд признал его виновным в убийстве молодого предпринимателя. А его фото висит на видном месте в клубе «Султан». Потому что Байер спортсмен заслуженный, не раз побеждал на самых престижных соревнованиях, даже баннеры с его изображением стояли на улицах Костаная:

– Мы предлагали ему работу тренера в нашей школе кикбоксинга в Федоровке. Но он к тому времени уже получил диплом юриста и планировал открыть нотариальную контору, – рассказывает Марат Тапенов.

Заметьте, человек ушел из большого спорта, но у него было высшее образование. В принципе вполне нормальная жизненная ситуация. А ведь у многих боксеров в этом плане складывается не все так благополучно. Судите сами. Для того, чтобы достичь высот в этом виде спорта, надо в 15 лет попасть в кадетскую сборную, затем до 18 лет – в молодежную, с 18 – в национальную сборную страны. После 22 лет боксер начинает стареть. Допустим, спортсмену 25 лет, как его держать до следующей Олимпиады – до 29 лет? Холлифилд до 44 лет дрался. Но это профессиональный бокс. А в любительском – такое невозможно.

Совмещать профессиональный бокс (тренировки, сборы, соревнования) и при этом успевать хорошо учиться в вузе – крайне сложно. Что после ринга? Пойти на тренерскую работу? Но это копеечная зарплата – меньше, чем сейчас получают многие пенсионеры. Отсюда делайте выводы, какие у боксера после ринга есть варианты устраивать свою жизнь.

Такой спорт?

Но только ли в этом причина того, что боксеры чаще других спортсменов оказываются в центре криминальных историй? К тому же, представителям других видов спорта после завершения карьеры также непросто найти свое место в жизни. Есть мнение по этому поводу все того же бывшего сотрудника полиции:

– Сам вид спорта предполагает наличие у человека лидерских, а порой даже и агрессивных качеств, которые не всегда им контролируются. Не случайно восточные единоборства предусматривают не только развитие физической силы, но и духовной. Именно в них, в отличие от бокса и борьбы, учат, что, чем большими умениями и силой обладает человек, тем меньше он должен это демонстрировать. А тем более применять без серьезной причины.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter