"Первый минус: по-прежнему много жалоб на следствие. Ежегодно и до новых кодексов и сейчас более 100 тысяч в год. Ввели разумные сроки следствия, ожидали ускорения процесса, а что имеем? В 2015 году свыше установленных сроков расследовано в 1,5 раза больше, чем при старом УПК, то есть оперативного следствия мы не получили. Адвокатам дали право собирать материалы, экспертизы проводить, опрашивать, всё это должно было приобщаться к делам, но следователи отказываются их принимать, и адвокаты вынуждены идти к судьям. Вот такая волокита у нас получается. Потому что всё это неточно отражено в УПК", – сказал Жакип Асанов на парламентских слушаниях.

По словам генпрокурора, нет чёткой грани между уголовными и гражданскими правоотношениями. По его данным, каждое третье дело по мошенничеству оказалось гражданским спором. Главный надзиратель за законностью сравнил такие уголовные дела с дубиной по выбиванию долгов. Асанов считает, что надо отделить хозяйственные споры от криминала.

"Четыре месяца назад наша служба экономических расследований расследовала 9 тысяч уголовных дел. Мы проверили – половина начата незаконно. А каждое уголовное дело – это три месяца прессинга бизнеса, компании банкротились, люди лишались работы, казна теряла налоги. Регистрация таких дел сегодня уже в три раза меньше, работу продолжаем и доведём её до конца", – продолжил Асанов.

Вторым минусом УК РК Асанов назвал неработающие штрафы.

"Уголовные штрафы мы включили в санкции всех преступлений небольшой и средней тяжести, но они не заработали. Во всём мире штраф – самое действенное наказание. Однако, как и шесть лет назад, их применяют к менее 5% осуждённых", – пояснил Асанов.

Третий минус, по мнению генерального прокурора, – это база доказательств.

"Двое-трое дают показания на начальника. В обмен их не сажают в тюрьму, других улик нет. Достаточно ли это для обвинительного приговора, нет ли здесь оговора ради собственной свободы?" – задался вопросом Асанов.

Четвёртый минус – семейно-бытовое насилие.

"Мы хотели сделать лучше. Побои из Кодекса об административных правонарушений перевели в Уголовный кодекс. Думали, ужесточим наказание. Но жертвы насилия стали более уязвимы. Почему? Потому что всё бремя доказывания переложили на саму жертву. Полиция самоустранились, потому что по закону она не обязана и не имеет права, так как дела стали относиться к частному обвинению. То есть жертва должна сама найти свидетелей, соседей, собрать объяснения и, более того, в суде доказывать насилие над собой", – пояснил Асанов.

До изменения УК РК за побои в Казахстане арестовывали на 15 суток, напомнил Асанов, и этого времени было достаточно для правонарушителя, чтобы подумать о своём поведении.

"Если в 2014 году, то есть до нового УК, наказаны были 6 тысяч семейных дебоширов, то в прошлом году в 10 раз меньше. Это большой минус нашего УК и мы признаём это", – добавил Асанов.

Пятым минусом Асанов называет отсутствие чёткого пояснения полномочий следователя и прокурора.

В Мажилисе Парламента РК обсуждают модернизацию уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательств Республики Казахстан. В слушаниях участвуют депутаты, представители Конституционного Совета, Генеральной прокуратуры, КНБ, Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции, министерств внутренних дел, юстиции, финансов.

Уголовный, уголовно-процессуальный кодексы в последний раз меняли в 2014 году и ввели в действие с 1 января 2015 года.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter