"Мы допросили свидетеля со стороны обвинения Светлану Пугачёву по эпизоду "Стальцинка". Выяснилось, что она пришла в зал суда с копиями материалов уголовного дела. Когда у женщины взяли документы, стало видно, что они были пронумерованы. Откуда у свидетелей обвинения имеются материалы уголовного дела?", - не может понять Шаймерденов.

На прошлых заседаниях Сериком Ахметовым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля защиты сотрудницы фирмы "Караганда Гардинг Проект", которая составляла локальные сметы линий и опор освещения.

"В суде она дала пояснение, что её вызывал следователь Шевченко. Он дал ей копию протокола допроса свидетеля Андрюковой, которую мы не можем обеспечить суду со стороны обвинения. Почему Департамент агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции вызывает свидетелей защиты? Откуда у них появляются эти сведения?", - спросил адвокат.

Мейрам Шаймерденов считает, что таким образом антикоррупционное ведомство препятствует проведению объективного правосудия.

"Мы вчера заявили ходатайство о вызове следователя Шевченко, чтобы узнать, на каком основании он вызывал к себе на Алиханова, 12 (Офис антикоррупционного ведомства. - Авт.). Он даже не был допрошен в ходе следствия. Мы считаем, что действия были незаконными. Поэтому обращаемся в Генеральную прокуратуру, чтобы дали правовую оценку действиям сотрудникам ведомства. Они доставляют свидетелей обвинения, закрывают их в кабинете, находятся постоянно с ними. Сейчас мы выяснили, что допрос трёх сотрудников ЖКХ Караганды, проходившие по делу Ахметова, идентичны. Даже грамматические ошибки одинаковые. Это что за допросы?", - интересуется Шаймерденов.

Адвокат Мейрам Шаймерденов надеется, что Генеральная прокуратура отреагирует на вышеперечисленные факты и даст ответ.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter