– Расскажите, что же с вами произошло?

Моя травма со спортом не связана. Ехали в машине, я сидел на пассажирском сиденье. И когда попали в аварию, мне не повезло – я сломал позвоночник.

– В прошлом году также пострадал другой казахстанский спортсмен Евгений Лёвкин. Он до сих пор не может ходить.

Я три месяца не мог встать с кровати. А когда встал – учился заново ходить. Потому что за время вынужденного лежания мышцы атрофировались, и было очень сложно. Но я справился.

– В лодку садиться не пробовали?

Пробовал. Летом. В принципе я всё помню, но понимаю, что мне потребуется время. Сначала нужно набрать физическую форму, а затем навёрстывать упущенное. За время травмы я не только не тренировался, но и не учился.

– Слышал, что на Олимпиаду вы попали по решению тренеров.

Там была такая история: вместе с другим нашим гребцом мы оба удачно выступили на чемпионате Азии, но он показал результат чуть лучше, чем я. Фактически лицензия у одного из нас была в кармане, и тренеры решили: в Лондон поедет тот, кто лучше выступит на трёх турнирах. А они проходили в течение шести дней. Это был большой всплеск адреналина, когда ты с одним человеком готовишься, тренируешься, а потом и соперничаешь! И потому что на двух стартах лучшим оказался я, то и заработал право выступить на Олимпиаде. Самое главное, что после такого соперничества врагами мы не стали. Когда эмоции улеглись, мы продолжили нормально общаться.

Олимпиаду-то вспоминаете?

Конечно! Как о ней забудешь? Это такие эмоции, что на всю жизнь остаются с тобой.

– Что же за история произошла с утерянной лодкой?

О ней мне до сих пор напоминают. Многие люди часто спрашивают: «Так это у тебя лодка потерялась?» – «Да, у меня». Мы летели из Алматы в Стамбул, а оттуда в Лондон. Приземлились в Хитроу, ждём багаж, а лодки нет. Я одну маленькую сумку получил – и всё! Начали разбираться, а аэропорт там гигантский, заблудиться очень легко. А уж багаж потерять – в два счёта. Тут приземлились гребцы из Японии, их тренеры узнали о нашей проблеме и стали нам помогать. Но сразу лодка не нашлась. Только через несколько дней мне её привезли.

Где же она находилась?

В Лондоне. Но её просто не заметили.

– На чём вы тренировались всё это время?

На лодке той же фирмы, на которой катаюсь я. Но разница была колоссальной. Потому что каждая лодка в гребле делается индивидуально под спортсмена, его вес, манеру езды и т.д. И когда ты оказываешься в лодке, которая сделана совсем под другого гребца, то чувствуешь себя некомфортно. Даже если занимаешься на ней несколько дней.

– Наталья Сергеева, выступающая в каноэ-спринте, как-то призналась, что со своей лодкой даже разговаривает. А вы?

Нет. Хотя… иногда перед началом соревнований я ей говорил: «Давай, не подведи» или благодарил: «Спасибо тебе», но не больше.

– Своим выступлением в Лондоне остались довольны?

В принципе да. Я смотрю на вещи реально: даже при самом хорошем раскладе мог занять место выше на одну, максимум две строчки. Конкуренция в нашем виде спорта очень серьёзная.

– Почему вы выбрали именно такой вид гребли? Он ведь экзотичный для нашей страны.

Да. Он развивается в основном только в Усть-Каменогорске. Но сейчас появилась секция в Риддере и там уже есть неплохие ребята. А в греблю я попал случайно: в школу пришли тренеры и пригласили попробовать позаниматься. У нас тогда полкласса пришло в секцию. Из них в гребном слаломе остался только я.

– Есть ли в вашем виде спорта опасные «трассы»?

Нет. Но у нас есть очень сложные каналы. В Китае, к примеру. Там бывает течение такое сильное, что тебя прибивает к стене, и очень сложно от неё оторваться. Правда, бывает и так, что «трассы», которые казались тяжёлыми, спустя какое-то время оказываются более простыми для прохождения. Так было в Братиславе. Когда я выступал первый раз, то боялся, а через несколько лет, когда получил какой-то опыт, результаты были уже гораздо лучше.

– Когда вы собираетесь приступить к тренировкам?

Надеюсь, что в следующем году. Я рассуждаю здраво и понимаю: на Олимпиаду в Рио мне не попасть, потому что в сборной есть конкуренция, и пока я занимался своим здоровьем, ребята тренировались, выступали. Поэтому буду строить долгосрочные планы: восстановиться, набрать форму, начать ездить на турниры. Хотелось бы в идеале выиграть медаль на следующей Азиаде. Ну и пробиться на Олимпиаду-2020!

– Скажите честно: когда вы получили перелом, государственные органы, ответственные за развитие спорта в стране, вам хоть как-то помогли?

А можно я не буду отвечать на этот вопрос?

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter