В Караганде волонтёры объединения Rina.kz сумели за восемь часов найти девушку, которую полиция тщетно пыталась разыскать в течение года. 26-летняя Любовь Ногайбаева ушла из дома в апреле 2016 года. С тех пор родные не знали, где она.

"У неё была родовая травма. Она состоит на учёте в психдиспансере. Кроме того, у неё одна рука короче другой, по ней видно, что она нездорова. Люба ушла из дома во время припадка агрессии. Не пустить её было невозможно, потому что в такие моменты она неуправляема и может кинуться драться. Заявление о том, что она пропала, я написала через час. Так положено, поскольку у Любы есть психические отклонения", – рассказывает мать девушки Калдыркуль.

Но полиция помочь в поисках не смогла. Не так давно они предложили матери пропавшей девушки переквалифицировать дело на "убийство". Однако этого не потребовалось.

"Два дня назад ко мне пришёл клиент. Я работаю швеёй, беру заказы. Молодой парень. Я попросила его помочь мне в поисках. Сейчас ведь вся молодёжь в интернете, а я в этом не понимаю. Он связался с волонтёрами, они мне позвонили, сделали ориентировку. Это было в три часа ночи. А на следующий день, в 11 утра, они уже позвонили и сказали, что нашли её. Я сразу же передала информацию в полицию. Они поехали и забрали её, привезли домой", – рассказала Калдыркуль.

Она утверждает, что весь год Любовь была рабыней на зимовке между Жезказганом и Карагандой. По словам родственников, её заставляли работать, кормили объедками и били. Жила она в маленькой комнате, вместе с 54-летним мужчиной, за которого хозяева зимовки выдали её замуж.

"Она выглядит сейчас, как узник концлагеря. Она худая, чёрная, кости все торчат. Она совсем изменилась. Нет агрессии, она зажатая. Почти не говорит. Спит много. Раньше она плохо спала. А сегодня ночью, как легла на бок, так и проспала до утра. У неё шрам на лице. Она говорит, что её там били. Кушать разрешали только после того, как поедят хозяева. Что останется, то они и ели", – говорит мама девушки.

Дело о розыске Любови сейчас закрыли. Но мать девушки уверена, что хотя полицейские знают, кто и когда похитил и держал девушку, никого не накажут.

"Я сама это знаю (как живут рабы на зимовках. – Авт.), своими глазами видела, когда в отчаянные времена работала на одной из зимовок. Я поехала туда сама, работала за деньги, очень нуждалась. Но с теми, кого они угнали, они обращаются как со скотом: заставляют батрачить, бьют, матерят, поят самопальной водкой. Когда полиция прибыла, то её (Любу. – Авт.) заставили написать расписку, что она была там добровольно и что никто её не бил. Так что, я думаю, ничего этим хозяевам не будет", – сетует мама девушки.

Когда на зимовку приехали полицейские, Любовь была переодета во всё чистое. Её мать из этого сделала вывод, что хозяева девушки были предупреждены о визите полиции.

По словам матери, Любовь уходит из дома в припадках ярости не впервые. В прошлый раз она пропала на два года и нашлась случайно. Тогда заявление об исчезновении пролежало в полиции всё это время. Найти девушку стражи порядка не смогли. Удержать дочь дома Калдыркуль не может. Не помогают ни уговоры лечь в больницу, ни даже призывы к материнским чувствам. У Любови есть двое детей, старшему из которых шесть лет. Сейчас Калдыркуль надеется, что после пережитого страха дочь изменится и больше не станет покидать семью.

"Я очень благодарна поисковой бригаде волонтёров за то, что смогли отыскать мою дочь. У меня, кроме неё и внуков, никого нет", – благодарит добровольцев карагандинка.

Координатор движения Rina.kz в Караганде Ирина Шин рассказывает, что искать пропавших людей её единомышленники начали уже по всей стране. Волонтёры из каждого города всегда держатся на связи друг с другом. Если к ним поступает обращение в социальных сетях, они сразу же рассылают ориентировки на пропавших, созваниваются с их родней и стараются узнать как можно больше информации.

"В основном нам приходится работать со стариками и детьми. Они теряются чаще всего. С людьми среднего возраста проще. В случае с Любовью мы просто разослали ориентировки вечером и уже утром знали, где она. О том, как именно мы смогли её разыскать, я не могу рассказать", – сказала активистка.

Мы обратились за комментариями в департамент внутренних дел Карагандинской области, но пока ответа не получили.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter