Судя по масштабу конфликта, кризис власти на Украине имеет далеко идущие последствия для многих стран. Казахстан здесь уже не исключение.

Влияние это пока опосредовано: должно сказаться участие нашей страны в Таможенном союзе с Россией, которая, по замыслу торговых партнёров Украины, примет на себя основное возмездие за «вмешательство» в дела суверенного государства. На фоне остальных «союзников» Казахстана товарооборот с Украиной незначителен: в 2012 году он немногим превысил 4 млрд долларов. В 2013 году он, согласно заявлениям генерального консула Украины в Казахстане Колядина, сократился на 25 процентов – в основном из-за введённых ТС ограничений. В связи с этим было бы уместно рассмотреть влияние украинского кризиса на казахстанскую экономику сквозь призму ТамСоюза и санкций, которыми стращает Россию ряд западных государств.

Коллапс украинской экономики можно предотвратить только экстренными денежными вливаниями. Коль скоро подготовка к ассоциации с Евросоюзом идёт ускоренными темпами, эти вливания, скорее всего, будут. Однако основной негативный эффект украинского кризиса для стран ТС заключается не в том, что Украина закроет свой рынок для российской, казахстанской или белорусской продукции, а в том, что в случае её ассоциации с ЕС возросший импорт украинской и европейской продукции в ТС нанесёт ущерб интересам местных производителей.

Евросоюз рассматривает Украину, скорее, как возможность расширения рынка сбыта своей продукции – а не как объект долгосрочных инвестиций. Своих «чемоданов без ручки» – таких как Греция и Португалия – Евросоюзу и так хватает. Как показал опыт новоиспечённых членов Еврозоны, в частности Польши, либерализация таможенного режима с сильными и конкурентоспособными европейскими странами может привести к тому, что западные сети подчинят себе рынок розничной торговли Украины, а товары зарубежного производства вытеснят украинские товары с внутреннего рынка. Это обстоятельство заставит украинских производителей направлять возрастающие объёмы своей продукции на восток – в страны Таможенного союза. Что идёт вразрез с его экономическими интересами. Кроме того, приток нового импорта в страны Таможенного союза сам по себе не выгоден Украине, так как сальдо внешнеторгового баланса страны с 2005 года является отрицательным. Перетоку украинского импорта в страны ТС будет также способствовать значительное перенасыщение основных европейских рынков и сокращение численности украинского населения при возрастании численности населения в странах ТC (особенно в Казахстане) и относительно ненасыщенном рынке.

Есть вероятность скорейшего подписания нынешними украинскими властями соглашения об ассоциации с ЕС, поэтому нам следует рассмотреть механизмы недопущения неконтролируемого ввоза украинских и европейских товаров на территорию Казахстана.

Что касается спектра санкций, которыми западные страны грозят России – то он достаточно широк и разнообразен: Запад планирует ввести ограничения на экспорт различных товаров в РФ, санкции в отношении государственных банков, госорганов, а также российских официальных лиц. За это проголосовали 402 из 409 американских конгрессменов на заседании, прошедшем 11 марта. Евросоюз заявил, что в случае отсутствия разрядки напряжённости на Украине будет в одностороннем порядке отменён июньский саммит «ЕС-Россия» и создан список из 18 российских чиновников, которым будет запрещён въезд в ЕС с «замораживанием» принадлежащих им активов. Известно, что в России лишь у редкого высокопоставленного чиновника не найдётся авуаров за рубежом, пусть и оформленных на другое лицо.

Поддержали воинственный настрой своих стран и финансовые организации. Американский Citibank снизил прогноз по росту ВВП России в 2014 году с 2,6 до 1 процента: «Рост напряжённости на Украине представляет собой серьёзный негативный фактор для российской экономики, создавая риск её замедления».

Однако некоторые европейские политики сумели разглядеть и обратную сторону медали: от американских и европейских санкций против России пострадает сама Европа. И, что важнее, – Украина, которую этими самыми санкциями Европа пытается защитить. Поэтому они призывают к взвешенной оценке ситуации и ограниченному применению карательных мер. Наивно полагать что европейские деятели высказываются во благо России: они лишь стараются сгладить негативные последствия – не столько для Украины, сколько для Европы.

Как заявил глава голландского внешнеполитического ведомства Франс Тиммерман: «Мы полностью поддерживаем решения, принятые на Совете Евросоюза 6 марта, которые предусматривают усиление санкций в случае, если Россия не пойдёт на деэскалацию конфликта. Но мы надеемся на то, что этого можно будет избежать. Так как от этого пострадает и Украина, и Россия, и вся Европа». Схожую позицию озвучил и министр транспорта Латвии Анрийс Матис. По его словам, в результате введения санкций в отношении России пострадает вся транспортная отрасль республики: «Экономические санкции против России повлияют и на Латвию, так как около 60% латвийских грузов поступает из России. А транспортная отрасль составляет 12% ВВП Латвии». Глава Восточного комитета немецкой экономики Экхард Кордес заявил, что «санкции, которые спровоцируют ответные меры с российской стороны, не отвечают ничьим интересам. Мы испытываем чувство беспокойства и страх углубления кризиса по спирали санкций, которые окажут массивное воздействие на экономику. Около 6200 немецких компаний работают в России и инвестировали в эту страну 20 млрд евро. 300 тысяч наших рабочих мест зависят от торговли с Россией».

Для США Россия является не слишком значительным торговым партнёром – 20-м по величине. Энергетическая зависимость от России отсутствует: потребность в газе США почти полностью обеспечивают за счёт собственных ресурсов. Для ЕС же Россия – это важнейший энергетический партнёр, обеспечивающий 30% потребностей в газе. Европа сравнительно безболезненно пережила прекращение иранских поставок углеводородов – однако от российских так же легко отказаться не получится. Эксперты из Center for Strategic and International Studies считают, что в краткосрочной и среднесрочной перспективе Евросоюзу будет невозможно снизить закупки газа из России. В долгосрочной перспективе будет возможно заменить часть поставок, но наращивать закупки газа невыгодно из-за более высокой цены. По различным прогнозам, в 2025 году зависимость европейских стран от импорта газа составит от 45 до 60% из-за сокращения собственной добычи и увеличения зависимости от поставок из России и прикаспийских стран.

Евросоюз также ежегодно потребляет почти половину российского экспорта на сумму 292 млрд долларов в год и поставляет своих товаров на 169 млрд долларов. На страны Евросоюза приходится более 2/3 всех прямых иностранных инвестиций в Россию, что способствовало тесному сотрудничеству европейских и российских бизнесов. Поэтому, вводя санкции для Москвы, Евросоюз рискует ущемлением интересов своих корпораций.

Обоюдоострый характер санкций подчеркнул недавно и экономический советник президента РФ Сергей Глазьев: «Мы будем вынуждены признать невозможность возврата кредитов, которые были даны российским структурам со стороны банков США». А введение санкций подтолкнёт Россию к созданию собственной расчётно-платёжной системы и переводов платежей из доллара в другие валюты. Тем не менее при полномасштабной реализации иностранные санкции вполне способны нанести ощутимый вред российской экономике. Всё зависит от их размаха, длительности и того, насколько далеко готовы зайти западные страны в стремлении вовлечь Украину в свою орбиту…

Украинский кризис для Казахстана чреват двумя последствиями. Первое: нерегулируемый ввоз в Казахстан продукции производства стран Евросоюза и Украины и ущемление интересов казахстанских товаропроизводителей. Второе: западные санкции потенциально могут замедлить деловую активность в России, ухудшить её деловой климат, застопорить рост ВВП, снизить приток прямых инвестиций и отрицательно сказаться на курсе рубля. Экономисты, рассматривая различные сценарии развития событий, прогнозируют, что при непосредственном российском участии в эскалации конфликта вокруг Крыма судьба рубля будет незавидна. Чистый отток капитала из РФ усилится и составит не менее 150 млрд долларов по итогам 2014 года, а среднегодовой курс рубля превысит уровень в 45 рублей за доллар. В этом случае даже обычные граждане, у которых останутся какие-либо денежные средства, предпочтут хранить свои сбережения в иностранной валюте, что ещё больше усилит давление.

Снижение российских макроэкономических показателей неизбежно отразится и на тесно связанном с Россией Казахстане. Напомним, что ослабление рубля стало одной из основных причин девальвации тенге 11 февраля.

Что касается непосредственных украино-казахстанских деловых связей, то, как высказался украинский политолог, директор Центра евразийских исследований Виктор Корнилов, казахстанскому бизнесу и правительству в ближайшее время было бы целесообразно отказаться от планов по наращиванию сотрудничества. При сохраняющейся на Украине политической нестабильности нет смысла рассчитывать на восстановление былого уровня кооперации.

Ерлен БАДЫХАН,
старший аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ)

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter