Пресс-секретарь Верховного суда РК Болат Кальянбеков на своей странице в Facebook опубликовал материалы дел, по которым были вынесены оправдательные приговоры.

Одно из судебных разбирательств коснулось Сергазы Ундасинова, которого обвинили в продаже наркотиков. Следствие посчитало, что, получив оплату через терминал, он через своего брата передал таксисту сумку с наркотиком для отправки в Жанаозен. В тот же день в ходе обыска квартиры, где проживал осуждённый, были найдены наркотики и патроны для пистолета.

Ундасинова признали виновным в незаконных перевозке и хранении наркотиков с целью сбыта, а также незаконном хранении боеприпасов.

Однако кассационная коллегия его полностью оправдала за отсутствием состава преступления, поскольку установила следующие нарушения:

  • при первичном осмотре осуждённого и двух его спутников, а также их дорожной сумки никаких запрещённых предметов и наркотических средств не было обнаружено. Обыск проведён с применением видеозаписи и участием понятых. После осмотра сумка вопреки требованиям закона не была упакована, не была опечатана, в этом не удостоверились и понятые. Спустя восемь часов в здании ДВД проведён повторный осмотр, и обнаружено, что внутренняя подкладка сумки порвана, там находятся наркотики;
  • личный обыск и обыск места проживания Ундасинова проходили на казахском языке, которым не владеет лицо, привлечённое в качестве понятого;
  • в момент проведения следственных действий по месту жительства осуждённого следователь отправил понятого за перчатками, которые остались в машине. Понятой отсутствовал более трёх минут. Это позволяет предположить зависимость понятого от следователя. При проведении обыска по видеозаписи было выявлено, что в квартире присутствуют другие лица, не указанные в протоколе. Их действия и передвижения по квартире не фиксируются. В процессе обыска они указывают следователю на необходимость осмотра конкретных мест;
  • обыск квартиры проведён без санкции следственного судьи. Обнаруженные в ходе обыска места проживания наркотики и патроны не были упакованы, опечатаны и удостоверены понятыми и присутствующими лицами. На экспертизу они поступили в файле-листе, обмотанные скотчем, без бирки, подписей и пояснительных надписей.

Оправдательный приговор получил также Калжигит Искаков, которого суд первой инстанции осудил ещё в 2011 году за сбыт наркотиков. Дело рассмотрели по протесту генерального прокурора.

Решение вынесено на основании следующих фактов:

  • в материалах дела полностью отсутствуют видео- и фотоматериалы, на которые ссылается обвинение;
  • не найдено подтверждения фактов неоднократного сбыта наркотиков;
  • первый эпизод полностью построен на показаниях свидетеля, который был задержан с коробкой гашиша в машине. По его словам, он приобрёл наркотики за 500 тенге у Искакова. Других доказательств нет. Деньги у осуждённого не найдены. Действия по купле-продаже наркотиков следователи не зафиксировали и не оформили по закону;
  • по второму эпизоду – закупка произведена на деньги оперативника в сумме 35 тысяч тенге, которые не были прикреплены в качестве вещественного доказательства. В этом эпизоде изъятие наркотических веществ зафиксировано дважды с разницей 40 минут, при этом в обоих случаях они были разного происхождения;
  • по материалам дела осуждённый нашёл наркотики, проданные в первом и во втором эпизодах, в целлофановом пакете, по словам следователей, они являются веществом одного происхождения. Однако, как показала экспертиза, эти наркотики являются веществами разного происхождения;
  • в кассации установлено, что задержанный свидетель, который указал во втором эпизоде на то, что Искаков продаёт наркотики, являлся соседом осуждённого и между ними имел место конфликт из-за отказа Искакова продать ему участок земли;
  • осуждённый заявил, что нашёл имеющиеся у него наркотики и хранил их для личного использования. По состоянию на 2011 год это правонарушение было декриминализовано и относилось к уголовным проступкам.

Ошибки следствия смогли также выявить в деле об убийстве. Двоих человек осудили за умышленное причинении группой лиц тяжкого вреда здоровью, повлёкшего смерть. В итоге выяснилось, что осуждённые не виноваты, – следствие допустило ошибки:

  • непоследовательные и противоречивые показания единственного свидетеля обвинения. При задержании и первичном допросе она была в алкогольном опьянении;
  • характер повреждений трупа. В апелляции была проведена эксгумация и повторная экспертиза. Обнаружено более 20 повреждений головы и различных областей тела, которые не могли быть получены в результате двух толчков и нескольких ударов костылём, о чём говорила свидетель и указано в обвинительном акте;
  • на месте преступления найдены спортивная куртка, шапка, окурки, жевательная резинка, следы крови. На них экспертизой обнаружено большое количество отпечатков пальцев и другого биологического материала. Их принадлежность осуждённым не подтверждена;
  • на стакане и бутылках, обнаруженных недалеко от дома убитой, выявлены отпечатки неизвестных лиц. Только на стакане обнаружен отпечаток мизинца Ибраева. Обвинением это учитывалось как подтверждение вины последнего;
  • при этом отсутствуют доказательства, что этот стакан находился в доме убитой. Кроме того, по показаниям свидетелей, осуждённые пришли в дом убитой с двумя бутылками водки, после происшествия стаканы и бутылка были разбросаны в разные стороны. А по материалам следствия бутылки из-под водки, пива и стакан с отпечатками Ибраева были обнаружены в одном месте;
  • следов ударов и микрочастиц крови погибшей на костыле, которым якобы Ибраев нанёс удары убитой, не обнаружено. При этом его задержание произведено в то же утро, когда было совершено преступление;
  • к отпечаткам костыля на снегу суд отнёсся критически. Выяснено, что экспертиза по ним проведена спустя три дня, в течение которых шёл снег, ледяной дождь, была позёмка и низовая метель. Кроме того, на фотографиях экспертов нет метки о расстоянии между отверстиями от костыля. Не установлено, эти следы от костыля или от другого предмета;
  • первоначально, когда был обнаружен труп погибшей одним из свидетелей через окно (в 9.20), дверь в дом была закрытой, а спустя полтора часа (в 10.53), когда к дому подошёл другой свидетель, уже открытой. Это даёт предположение, что в это время в доме находились неустановленные лица, которые, возможно, и связаны с совершением преступления.

О том, будут ли наказаны те, кто вёл следствие и вынес ошибочные приговоры, не сообщается. В то же время в публикации говорится, что все участники судебных дел, которых оправдали, могут обратиться в суд и взыскать плату за моральный вред.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter