"Очень печально и тревожно, что от Верховного суда идут предложения ввести аккредитацию журналистов на судебные заседания. Мы уже высказывались, что это в корне противоречит самому принципу гласности судебного процесса. Они говорят, что в правительстве же проходит аккредитация, в министерствах, в Мажилисе же есть аккредитация, в Законе "О СМИ" есть положения по аккредитации журналистов, мол, мы чем хуже? И мы хотим так же как и везде. Я думаю, что это просто от лукавого. Это желание взять под контроль СМИ. Все-таки судебная власть самостоятельна и от законодательной, и от исполнительной властей, где аккредитация введена. В суде никакой аккредитации не должно быть", – считает Тамара Калеева.

По словам правозащитницы, они считают, что таким образом смогут предусмотреть зал для заседания, в который поместятся все желающие представители СМИ.

"Но я надеюсь, что до этого не дойдёт, в особенности, если журналисты начнут аргументировано высказываться против", – выразила надежду г-жа Калеева и отметила, что в новую редакцию Гражданского процессуального кодекса РК добавили право на ведение прямой трансляции журналистами судебного процесса, но с разрешения председательствующего.  

"На открытом судебном процессе любой присутствующий независимо от того, журналист он или нет, имеет право проводить аудиозапись, но с занимаемого в зале места, это есть и в действующем ГПК и УПК. Если открытое судебное заседание, любой человек, в том числе и журналист, заходит и садится, не представляясь. К сожалению, закон в части прав журналистов считают возможным нарушать многие судьи. Я сама присутствовала много раз на судебных заседаниях, где судья спрашивает, "кто здесь журналист, кто откуда, представьтесь кто есть в зале". Но это когда небольшой зал. Когда задаёшь вопрос "зачем?" следует отговорка: "а вдруг здесь сидят свидетели по делу, которые не имеют право присутствовать?" Это не более чем отговорка. Потому что по-хорошему судья сразу предупреждает свидетелей по делу покинуть зал. Почему они не любят журналистов? Потому что журналисты – это публичный контроль не за ходом судебного процесса, а за поведением судьи во время заседания. Никому не хочется контроля. Я считаю, что это нарушение гласности судебного процесса", – добавила Тамара Калеева. 

В пресс-службе ВС сообщили, что такое предложение никогда официально не рассматривалось, поскольку оно противоречит ГПК и УПК.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter