В конце недели в Москве состоится первое заседание Евразийского межправительственного совета. По обыкновению таких мероприятий главы правительств России, Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии рассмотрят множество важных для деятельности Евразийского экономического союза вопросов. В этой связи многих волнует вопрос, может быть, даже второй по важности после девальвации, – будут ли вводить общую валюту или нет?

В отличие от других тем, в этом вопросе вводить единые деньги для Евразэс или нет наблюдается завидное единство. Так, например, президент Беларуси считает эту меру преждевременной.

– Мы с коллегами по ЕАЭС только обсуждали вопрос единой валюты, сегодня этот вопрос в повестке дня не стоит, не думаю, что это будет завтра и при моей президентской жизни, – сказал Александр Лукашенко.

Так ли это будет или иначе, а сроком ввода такой денежной единицы называют 2025 год, поскольку необходим целый ряд условий как экономических, так и политических, считают эксперты.

– Если алтын даже и будут обсуждать, то это лет через десять, в 2025-м. Но наднациональная валюта, во-первых, не должна заменять национальную, во-вторых, для её появления нужно, чтобы экономики стран окрепли, курс был стабильный, и так далее. В плохое время наднациональную валюту не вводят, – говорит директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов.

Если со сроками введения общей валюты более-менее понятно, то название новых денег понемногу начинает вызывать беспокойство у казахстанцев. Помимо нависшей угрозы новой девальвации, людей, живущих на одну зарплату, волнует: не съест ли новый алтын последние гроши?

– Нам нужно уважать свою национальную валюту так же, как мы уважаем свой герб, свой флаг и вообще государственный статус. Иначе эти разговоры о том, что со входом в ЕАЭС мы просто переходим на общую валюту – это ещё больше подрывает авторитет нашей национальной валюты тенге, – считает директор филиала Института экономики МОН РК Жангельды Шимшиков.

И, кстати, алтыном грядущую валюту окрестили условно, ещё неизвестно, как она будет называться. Председатель правления Евразийского банка развития Игорь Финогенов считает, что русское слово «деньги» и казахское «тенге» происходят от тюркского. Почему бы не назвать новую валюту деньгами, ведь назвали же главный город Казахстана Столицей? Главное, чтобы новые деньги были надёжными.  

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter