В таком разъяренном тоне обычно сдержанный депутат мажилиса Валерий Котович со мной еще никогда не разговаривал. Впрочем, другой реакции от парламентария, чей родной сын ославился, получив пусть условный, но все же срок, я и не ждала.

Напомним: против сына мажилисмена Валерия Котовича – Константина было возбуждено уголовное дело на основании иска горнодобывающего комбината «Казахалтын». Руководство предприятия обвинило его в организации противозаконной добычи золота на территории Акмолинской области и в причинении им материального ущерба на сумму 268 538 710 тенге. Кроме того, прокуратура обвинила депутатского сына в создании лжекомпаний, подделке документов, в уклонении от уплаты налогов. По данным следствия, налоговая задолженность Константина Котовича перед родиной составила 68 млн тенге.

Судебные прения, проходившие в Степногорске, откуда родом и Константин Котович, и его отец-мажилисмен, то и дело затягивались главным образом из-за неявки вызванных в суд свидетелей. Но, как неоднократно подчеркивало руководство суда Степногорска, никакого давления на слуг Фемиды депутат Котович не оказывал, чем вызвал неподдельное уважение Фемиды.

В минувший понедельник, спустя три месяца после начала судебного следствия, суд Степногорска приговорил Константина Котовича к лишению свободы на шесть лет условно с испытательным сроком три года – за незаконное предпринимательство.

Валерий Котович не отказался комментировать щекотливую для его семьи и его депутатской карьеры ситуацию, но при этом «искрил» так, что его эмоций запросто хватило бы для подзарядки мини-ТЭЦ.

– Валерий Николаевич, степногорский суд свой приговор вынес. А как вы сами считаете, ваш сын виновен?

– Да я в это дело не вмешивался! И не интересовался, какие там вопросы были! Ну если он признан виновным, значит, виновный!

– Как вы оцениваете приговор суда?

– Я суду доверяю, решение есть! Все!

– А как отец, какой отцовский приговор вынесете сыну: обидитесь на него за то, что опозорил, не будете с ним разговаривать, дадите ремня?

– Человеку сорок лет, о чем вы говорите, какого ремня?! Ему сорок лет! Это же не 15-17-летний, которому я мог бы что-то сказать, сделать! Сорок лет человеку, он же наверняка старше вас?

– Да, старше.

– И что я должен делать? Сын давно живет самостоятельно, и какие я могу давать оценки? Ну как я могу порвать отношения? Если бы это был дальний родственник, зять или еще кто, – другое дело, там бы я подумал.

– Как бы то ни было, но тень на вашу репутацию волей-неволей упала.

– Так вы что хотите, чтоб я отказался от сына?

– Я вам такого не предлагала.

– Но вы меня толкаете! Да, он мой сын, и никогда я от него не откажусь! Суд состоялся, есть его решение, что теперь мне делать?

– Валерий Николаевич, можно ваши ответы опубликовать в газете?

– Я не понимаю, почему ваша газета такой интерес к моей личности имеет? А почему другие газеты не интересуются, а вы вот интересуетесь? Вот у меня вопрос возникает: кто вам этот заказ сделал?

– Причем тут заказы?! Есть факты, о них рассказали и другие СМИ. Тем более, что вы публичная персона.

Но Валерий Николаевич снова и снова твердил, что некоторые СМИ, в том числе и «Мегаполис», проявили интерес к проблемам его сына не просто так, а по «чьему-то заказу». Впрочем, свои выпады депутат объяснил сам.

– Вы себя поставьте на мое место! – с болью в голосе крикнул Валерий Котович.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter