В главном нефтяном королевстве Ближнего Востока произошел ряд крупных перестановок. Они коснулись не только престолонаследников, но и других очень важных постов, которые заняли молодые политики. Для Саудовской Аравии, где традиционно у власти находятся старейшины, решение омолодить правящую верхушку революционно. Но оно таит в себе опасность в виде борьбы за власть, которая может подтолкнуть страну к дисбалансу.

Внук вместо сына

Король Саудовской Аравии Салман ибн Абдель-Азиз Аль Сауд в среду принял решение освободить от должности кронпринца своего младшего брата Мукрина бен Абдель-Азиз Аль Сауда, который также занимает пост заместителя главы совета министров. Вместо него кронпринцем назначен Мухаммед бен Наиф Аль Сауд – сын одного из саудовских принцев, сообщает агентство Reuters. Принц Мукрин был последним из сыновей Абделя Азиза ибн Сауда – основателя династии Саудов. Таким образом, теперь, после смерти короля Салмана, власть впервые перейдет от сыновей к внукам, что ознаменует собой новую эпоху в управлении страной.


Фото: Reuters

Королю Салману 79 лет. Арабские источники не раз отмечали, что у него имеются серьезные проблемы со здоровьем. Его предшественник, король Абдалла, скончался в возрасте 91 года. Младшему брату Мукрину, лишенному титула кронпринца, и того меньше – 71. Но нынешний наследник трона, принц Мухаммед бен Наиф, для королевства, где власть держат в руках старейшины, очень молод – ему всего 55 лет.

Несмотря на относительную молодость, Мухаммед бен Наиф является очень весомой политической фигурой в Саудовской Аравии. На последний момент он занимал пост второго заместителя председателя правительства. В 2012 году был назначен главой МВД королевства, где курировал вопросы по борьбе с терроризмом, в частности с «заблудшей сектой» – "Аль-Каидой". Род деятельности Мухаммеда Бен Наифа был опасным, и в 2009 году на него даже было совершено покушение. В королевстве он очень популярен и имеет поддержку многих племен. Мухаммед бен Наиф активно занимается углублением диалога с США.

Его даже называют сторонником осторожного диалога с Ираном. А Иран, как известно, является не только геополитическим соперником Саудовской Аравии. Между странами, одна из которых суннитский центр, а другая – шиитский, идет противостояние за духовное лидерство.

После смерти короля Абдаллы именно вопрос, кто будет наследником среди внуков, был самым важным. Предполагалось, что выбор будет делаться между двумя кандидатами.

"То ли королем должен стать принц Митеб, сын Абдаллы, то ли будет выдвинут Мухаммед бен Наиф из другой правящей группы. Идет великая битва статусов. Так что главным испытанием будет не смерть короля Абдаллы, а переход власти от поколения сыновей к поколению внуков", – рассказывал газете «ВЗГЛЯД» президент независимого научного центра «Институт Ближнего Востока» Евгений Сатановский.

Мухаммед бен Наиф приходится сыном скончавшемуся в 2012 году министру внутренних дел, принцу Наифу бен Абдель-Азизу. Он, в свою очередь, был представителем так называемой Семерки Судайри – сводных братьев почившего короля Абдаллы. К ним относится и нынешний король Салман. Так что неудивительно, что выбор пал на Мухаммеда бен Наифа.

Смена поколений

Перестановки во власти коснулись и других важных для страны должностей. Так, король Салман освободил от занимаемой должности главу МИД Саудовской Аравии Сауда аль-Фейсала. Новым министром иностранных дел теперь будет Адель аль-Джубейр, ранее занимавший должность посла в США. Так что изменения коснулись не только вопросов престолонаследия.

По мнению арабиста, профессора кафедры современного Востока факультета истории, политологии и права РГГУ Григория Косача, в связи с тяжелым положением в регионе королевской семье нужно усиление. Востоковед полагает, что государство инициировало введение в руководство молодых и образованных кадров, что впоследствии может стать базой нового центра силы в королевстве.

"В руководство окончательно вошли внуки основателя Саудовской Аравии, чего раньше не было. Однако самое главное – это приход в истеблишмент разночинного и образованного класса, представители которого не являются членами королевской семьи Саудов. Яркий пример: Адель аль-Джубейр, который возглавил МИД королевства", – подчеркивает Косач.

"Одновременно посты министров труда, экономики и планирования, здравоохранения заняли образованные саудовцы, не члены королевской семьи. Более того, председателем Комитета радиовещания и телевидения и главой крупнейшей нефтяной госкомпании Saudi Aramco стали представители разночинного класса и тоже не из семьи Аль Сауд", – подчеркивает Григорий Косач.

Российский арабист резюмирует: "Это очень серьезный процесс, который показывает, что в стране происходят важные события, и этот процесс, очевидно, набирает силу".

Немало вызовов

С другой стороны, Григорий Косач отмечает, что перед Саудовской Аравией существует немало вызовов.


Фото: Reuters

"Йеменская операция – лишь один из них. Есть также угроза со стороны «Исламского государства». Много говорят об активности ИГ на территории королевства. Есть и внутренняя оппозиция. Естественно, что в этих условиях есть необходимость в укреплении позиции семьи. Что и было сделано за счет введения в руководство новых людей", – отмечает собеседник.

Подобной точки зрения придерживается и другой собеседник газеты. Востоковед Георгий Мирский, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, уверен, что Саудовская Аравия со всех сторон находится в очень опасном положении.

"Соседний Йемен, который воспринимается Эр-Риядом как младший брат, уходит от королевства. Большую часть страны контролируют шииты, которых поддерживает Иран, главный соперник Саудовской Аравии. В итоге Йемен может стать сателлитом Ирана. Ничего хуже для Эр-Рияда нельзя представить", – сказал Мирский.

В королевстве идет «великая битва» за военные подряды, отмечает и Евгений Сатановский.

"Снятый со своего поста принц Мукрин является сторонником большей диверсификации внешнеполитических связей за счет усиления военной кооперации с Францией. Принц Мухаммед бен Наиф, который стал наследником престола, – сторонник усиления союзнических отношений с США", – поясняет он.

Ни шагу от США

"Абсолютно невозможно, чтобы Эр-Рияд отошел от союзнических отношений с США, – отмечает Григорий Косач. – Говорить о поиске саудовцами новых мировых центров силы в ближайшем времени не приходится. Часто говорят о том, что в правящей семье может произойти внутридинастическая смута, и это приведет к анархии в королевстве. Смотрите, как легко произошли изменения наверху политического истеблишмента. Все это регулируется специальным законом о комитете по принесению клятвы", – отмечает он.


Фото: Reuters

По мнению Евгения Сатановского, Саудовская Аравия будет придерживаться своего основного внешнеполитического курса независимо от того, кто будет на троне.

"Серьезные династические подвижки влияют лишь на то, каким образом различные саудовские кланы будут делить власть в стране", – сказал Евгений Сатановский.

"Наивно предполагать, что у представителей саудовского истеблишмента разные настроения и ориентиры относительно внешней политики, – солидарен с ним Мирский. – Необходимо знать одну вещь: Саудовская Аравия – это монархия, а не диктатура, и управляется она коллективными усилиями семьи Аль Сауд. Король – первый среди равных. Его слово весит больше других, но он никогда не позволит себе проводить политику, которая противоречит консенсусу", – резюмирует он.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter