Чего хотят?

Впрочем, основной вопрос здесь не в самой компании, мечтающей о выгодных контрактах с государством (таковых у нас много). Вопрос в том, стоит ли вообще платить за уже устаревшие решения, которые нам пытаются навязать под разного рода благовидными предлогами.

Группа лоббистов, в состав которой (видимо, для облегчения коммуникации) вошли бывшие чиновники Грузии, пытается заинтересовать чиновников в Астане тем же, на что SICPA уже подвигла в разное время правительства Малайзии, Турции, Филиппин, Албании, Бразилии и других стран. Заметим, впрочем, что SICPA сегодня не одинока в стремлении предложить Казахстану технологии маркировки товаров. Аналогичные решения продвигает и французская компания De La Rue, которая внедрила свои технологии track&trace в более чем 20 небольших странах. Сегодня у De La Rue долгосрочные контракты с правительствами Камеруна, Косово, Латвии, Малави, Руанды, Узбекистана, других развивающихся стран. В общем-то, принципиальной разницы нет: что track&trace от De La Rue, что SICPA SecureTrail, – похожие разработки от десятков других поставщиков предлагают схожие технологии защиты от подделки.

Но вот вопрос: чем могут привлечь подобные решения сегодня? В чем «волшебная сила» технологий, которые создавались более 20 лет назад? Поищем ответ на примерах из жизни все той же SICPA, компании, которая наиболее активно (и небезуспешно) использовала лоббистские инструменты в своей деятельности. Как описано на сайте компании, система Sicpatrace – это нанесение на различные виды товаров специальной маркировки с элементами кодирования, сканирование которых должно подтверждать легальность товаров и факт уплаты налогов по ним.

Хотя, как отмечается в экспертных отчётах, у них есть существенный недостаток. Решения SICPA не дают технической возможности закодировать на голографической полоске сколь-либо существенный объём информации. В марку нельзя, по информации в Интернете, внести данные, скажем, об ассортименте товара, о его промежуточных покупателях, о странах и регионах, в которые он поставлялся. В силу этих недостатков, как отмечалось в докладе ВОЗ за 2010 год, «система не в состоянии контролировать глобальную цепочку поставок продукции» и потому «никак не влияет на уровень распространения трансграничной контрабандной торговли».

Дорого и неэффективно

Эксперты ВОЗ и других уважаемых организаций делают свои выводы не просто так, а на основе обширного опыта. За последние десять лет многие страны, где система Sicpatrace была внедрена, уже отказались от неё. Примечательно, что практически везде, где SICPA предлагала свои решения, имели место громкие скандалы с участием высокопоставленных чиновников, пойманных за руку за, скажем мягко, не совсем достойные чести госслужащего взаимоотношения с иностранной частной компанией. В прошлом году и глава компании Том Дойл засветился в скандале: дотошные журналисты газеты Luxemburger Wort выяснили, что это он и основал консалтинговую компанию, которая разработала принятые Еврокомиссией регламенты по маркировке сигарет и других товаров – точь-в-точь «под SICPA». Удар по репутации вышел неслабый, от сотрудничества с компанией отказались во всех странах Европы. Однако это не мешает г-ну Дойлу активно выдвигаться в Азию, Африку и Латинскую Америку.

В основном в поле зрения лоббистов SICPA и их коллег попадают развивающиеся страны, правительства которых не очень продвинуты в сфере технологической экспертизы, зато восприимчивы к инновациям как таковым. Сказывается известная мода на технологии, заметная, в частности, по нашей казахстанской действительности. У нас любят везде ставить в пример инновации и высокие технологии. Поэтому лоббисты вполне могут рассчитывать, что внедрение «чего-то эдакого» будет приветствоваться на государственном уровне. Главное здесь – красивее преподнести ту же систему Sicpatrace или «track&trace», или еще что-нибудь. Если власти поддержат, то это обязательно будет занесено в актив чиновнику, который привлёк в страну модную новинку (точнее, договорился с лоббистами). Не случайно именно на пресловутую «технологичность» своих систем (всевозможные голограммы, магнитные метки, микропечать и прочее) лоббисты делают основной упор, пытаясь представить своё детище в максимально выгодном свете.

Известны и многочисленные случаи подделки бумажных марок, так называемых усовершенствованных, подобных тем, которые продвигает SICPA. Так, в Калифорнии, по данным Бюро США по контролю за оборотом алкоголя, табака и огнестрельного оружия, поддельные марки SICPA были обнаружены уже через месяц после запуска системы. Широкое хождение поддельные марки SICPA со временем получили в Турции и Бразилии. Причём они не просто были визуально неотличимы, но и прочитывались сканерами, как оригинальные.

Напрашивается логичный вопрос: насколько вообще эффективны предлагаемые решения? Если допустить, что правительство Казахстана поведётся на аргументы лоббистов и согласится платить за маркировку товаров народного потребления в 10 раз больше, чем сегодня, то какой экономический эффект от этого получит бюджет?..

Обратимся к опыту тех, кто попробовал. Среди них – американцы. Как сообщает BalkanInsight, несмотря на утверждения представителей компании о том, что благодаря её системе бюджет Калифорнии в первый год функционирования (2005 год) якобы заработал на табачных акцизах дополнительные 153 млн долларов, налоговый департамент соседнего штата Индиана, изучив калифорнийский опыт внедрения SICPA, опроверг эти цифры. По его данным, доход Калифорнии от табачных сборов возрос в 2005 и 2006 годах лишь на 0,5% (менее 1 млн долларов), а уже к 2008-му доходы от табачной торговли вовсе упали на 6,8% вследствие резкого роста контрабанды из соседней Мексики. Причина банальна: значительное удорожание легальных сигарет в Калифорнии из-за дорогостоящих акцизных марок.

Лоббистов, конечно, можно понять. Они ищут у нас в Астане очередных «лохов». Однако сегодня в распоряжении у государства есть огромный выбор весьма продвинутых средств защиты от контрабанды, основанных не на голограммах и красках, а на современных компьютерных методах кодировки, к тому же не требующих серьёзных расходов. Такие системы позволяют легко отследить движение любого товара глобально – в любой стране и из любой страны, без привязки к местным фискальным стандартам. Неважно, о каком товаре идёт речь, будь то детская игрушка, палка колбасы, бутылка вина или пачка сигарет. Потребителю достаточно зайти на определенный портал в Интернете и ввести заводской код. Никаких заумных сканеров, никаких флуоресцентных красок и микронитей (которые неизвестными каналами всё равно попадают к подельщикам). И никаких бешеных денег за всё это государству платить не нужно. Достаточно всего лишь внедрить портал контроля товаров параллельно с другими службами электронного правительства. А для потребителя открыть базу данных и сделать запрос – дело нескольких секунд.

Правительство Казахстана сегодня стремится к максимальной прозрачности рынка, поэтому нашим чиновникам вместо общения с лоббистами стоило бы подумать о внедрении именно таких, современных, открытых систем отслеживания товаров, которые легко завязать на электронное правительство, на базы данных Налогового комитета, на ИТ-системы казахстанских предприятий. Систем, которые не потребуют от казны непомерных расходов в период, когда баррель казахстанской нефти стоит далеко не сто долларов, и президент всем госструктурам строго-настрого наказал экономить. Не помешала бы открытая дискуссия на эту тему с отечественными производителями и с потребителем, ведь всё это в их интересах.

А продвинутым гостям, приехавшим половить рыбку в бюджете нашего успешно развивающегося государства, пора бы и честь знать. Как-то настораживает факт их слишком затянувшегося визита. Не хотелось бы, чтобы члены правительства Казахстана пополнили список участников неприятных историй с SICPA, которыми сегодня пестрит европейская пресса.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter