По словам судей Актюбинской области, дело доходит до абсурда. Например, никто не ведёт статистику, сколько фактически детей отданы потенциальным приёмным родителям.

Как объясняют в местном ювенальном суде, это становится возможным, потому что в законе оговорено, что передача ребёнка возможна "без названия лица либо конкретному лицу". В первом случае речь идёт о передаче ребёнка через приюты, а вот во втором случае возможна передача "из рук в руки" (Кодекс РК, "О браке (супружестве) и семье. Статья 93. Согласие законных представителей на усыновление ребенка).

"Это делается следующим образом. Женщина, к примеру, рожает нежеланного ребёнка. Она что должна сделать? Она должна дать согласие на усыновление. Но она не делает так. Она выходит из роддома с ребёнком. Затем договаривается с претендентами, у которых много лет нет детей, потом все вместе идут в нотариальную контору, где женщина отказывается от ребёнка и даёт согласие Петрову, Иванову забрать ребёнка себе", – рассказала председатель специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Майра Уристембаева, отметив, что этого уже достаточно, чтобы чужие люди "присвоили" младенца.

По её словам, сколько таких детей, которых отдали через нотариуса, никто не знает, даже органы опеки и попечительства. После посещения нотариуса такие приёмные родители должны начать процедуру оформления. Для этого необходимо предъявить в орган опеки и попечительства полученное от матери заявление и взять перечень необходимых документов. 

"Нужно собрать 29 документов. Представители органов опеки и попечительства делают акт обследования условий проживания, хотя это должно происходить раньше (до того, как получат ребёнка. - Авт.). Если они дают положительное заключение, то с этими документами люди идут в суд. До вынесения решения судом мать по закону может отказаться от своего согласия, – добавила Майра Уристембаева. – Но фактически этого никогда не происходит. Хотя бы потому, что биологических матерей редко вызывают в суд на процедуру. Как правило, матери, отказавшиеся от своих чад, объясняют свои действия тем, что не хотели отдавать ребёнка в детский дом. А так, мол, легче: узнали поближе потенциальных родителей, посмотрели, как живут. "Я таких условий дать не смогу", – говорят они. Хотя эти доводы несостоятельны, ведь учитывая существующую очередь, ребёнок в детском доме надолго не задержится, его быстро усыновят", – продолжила мысль председатель суда.

Судьи встревожены тем, что никто не знает, что может случиться с ребёнком до того, как такие усыновители сами обратятся в органы опеки и попечительства.

"А вдруг ребёнка уронят или умышленно причинят ему вред? Кто может об этом знать? Поэтому сейчас мы хотим подключить облздрав, чтобы врачи сразу оповещали о таких случаях", – выразила тревогу Майра Уристембаева.

Как объясняют в суде, норму в законодательство, разрешающую передачу ребёнка таким способом, ввели после того, как дети оказывались просто выброшенными на мусорку Особенно много таких случаев было в 90-х годах. Таким образом хотели предотвратить подобные факты, решив, что лучше такие мамаши будут отдавать детей конкретным людям.

При этом, по информации Майры Уристембаевой, очередь на усыновление через Дом ребёнка идёт крайне медленно. Сейчас она составляет 125 человек в Актобе, и 165 человек по всей области.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter