Алматинка Галина Бочкарёва стала известна стране как человек, мечтающий только об одном - уснуть навсегда. Страдающая ДЦП девушка прикована к постели, её мучают ежедневные боли. К тому же, по словам Галины, её близкие не ухаживают за ней и не помогают решать даже элементарные гигиенические проблемы. Это, по словам Галины, ухудшает её состояние, и она уже не видит смысла в жизни.



Недавно, по её словам, после ссоры с родными она не ела более двадцати дней, пытаясь заморить себя голодом.

"Я не ела 25 дней, я вела аудиозаписи для подтверждения, - рассказывает Галина Бочкарёва. - Перед этим мы поругались с отцом, он просто взял и закрыл дверь в мою комнату. С инвалидом ведь так проще: закрыл его и всё. И я решила не есть. Голодала 25 дней. Но потом тётя позвонила, немного вселила в меня надежду. Потом я просто разозлилась и подумала: неужели я просто умру здесь. И потом родственники всем скажут, что я сама не ела ничего, и никто не узнает, как я жила. И тогда я решила обратиться к журналистам".

Галина хочет поехать в Швейцарию в клинику, специализирующуюся на эвтаназии. Она даже скопила некоторую сумму денег для поездки.

"Никто не хочет мне помогать, я ведь не могу всё это организовать сама, - говорит Галина. - Мне нужен волонтёр, желательно мужчина, женщина со мной не справится. И мне нужен переводчик, потому что я не знаю английского языка".

Галина проживает в Алматы с отцом, двумя сёстрами и братом. По её словам, родственники не всегда проявляют желание помочь инвалиду.

"Вы не понимаете, что это такое для женщины, так себя унижать, - рассказывает Галина. - Когда не можешь сама себя обслуживать. Никто меня не помоет, сёстры не хотят мне в этом помогать, а отец всё-таки мужчина, мне неприятно к нему обращаться с такими просьбами. Я не могу сама себя обслуживать. Не могу делать простые вещи, которые нужны каждый день".

По словам Галины, она долгое время жила без документов, а её пенсия по инвалидности была оформлена на её мать.

"Когда мне исполнилось 25 лет, в стране меняли документы, я хотела поставить там свою подпись, но за меня обычно мама подписывалась, - вспоминает Галина. - Я настояла, чтобы была именно моя подпись. Потому что без подписи я бы даже из страны не выехала. Тогда мне сказали: "Значит, будешь без документов". Меня будто не существовало. Если бы я умерла, она получала бы пенсию и дальше. У нас нет человеческих взаимоотношений в семье. Мне говорят: "Тебе никто не обязан". Мама мне тоже так говорила. Она умерла три года назад".

Галина ищет тех, кто поможет ей осуществить её желание – пройти через процедуру эвтаназии.

"Я не могу сама себе ни голову помыть, ни как-то ухаживать за собой. Это каторга, я мою себя, намочив полотенце в тазике и обтираясь им. С годами делать это всё тяжелее и тяжелее. Я уже ничего не хочу. У меня постоянные, сильные боли. Болят руки, голова, отказывают внутренние органы. Я просто устала жить и мне нечего ждать".

Сестра Галины Екатерина в телефонном разговоре с корреспондентом Informburo.kz опровергла слова о том, что семья не поддерживает девушку-инвалида. Также она сказала, что родные пытаются отговорить её от крайнего шага. 

"Мы знаем о её желании уйти из жизни, но ничего не можем с этим сделать, - говорит Екатерина. - Хоть мы и не рады этому, мы знаем её, она всегда стоит на своём. Ещё хочу сказать, что врачи к ней не ходят вообще. Только после того как журналисты о ней написали, они стали ходить. А до этого врачи не приходили". 

Общественный деятель и президент фонда “Ұлағатты жанұя” Марианна Гурина прокомментировала случай Галины. 


Марианна Гурина

Фото из социальных сетей
Марианна Гурина

"Я сталкивалась с людьми, которые говорят о том, что не хотят жить, - рассказала  Марианна Гурина. - Тогда я им говорю, давайте я возьму вас за руку и отведу вас в Дом малютки и отведу вас в дом для детей-инвалидов. Вы увидите, как люди хотят жить, как они пытаются выжить, через какие испытания они проходят. Для меня большим уроком становятся паралимпийские игры для инвалидов. Когда люди без рук, без ног становятся чемпионами, натирая ноги в кровь, надевая протезы, опять идут. Рядом со мной в палате лежал инвалид войны, который рассказывал, что когда он был ранен, он, обливаясь кровью, всё-таки дополз. Мы можем только сравнивать нашу боль с чьей-то. И ещё одна вещь: я, конечно, не знаю историю этой девушки. Это отчаяние, может быть, чьё-то невнимание. Кто-то не сказал ей нужных слов. Бог не по силам не даёт. Всё в его власти. И нельзя самим решать эти вопросы".

Известный правозащитник Евгений Жовтис изучал правовую сторону вопроса об эвтаназии. Но, несмотря на это, он не считает, что на сегодня есть однозначное решение дилеммы "быть или не быть". Ведь это скорее экзистенциальный вопрос нежели правовой.


Евгений Жовтис

фото azattyq.org
Евгений Жовтис

"Этот вопрос находится на стыке права и морали, - говорит Евгений Жовтис. - Могут ли другие люди помогать человеку уйти из жизни или нет? В разных странах к этому по-разному относятся. Решение человека об уходе из жизни может быть продиктовано различными соображениями, которые могут стать неактуальными. От какой-то болезни лекарства могут найти. Жизненная ситуация может поменяться. И тут нужно брать на себя такую ответственность. Кто должен её на себя брать? Эти вопросы настолько сложны, что их в чисто правовой сфере решить невозможно. Идёт столкновение права на жизнь и права на выбор. Говорить об этом очень сложно. До решения проблемы эвтаназии хотелось бы решить вопрос права на достойный уход из жизни. Речь идёт о людях, больных неизлечимыми болезнями. Когда они находятся в учреждениях без необходимых лекарств или без медикаментов, которые признаны наркотиками. Поэтому встаёт вопрос о достойном уходе из жизни. Я считаю пока в этой сфере необходимо думать. Вопрос эвтаназии пока с правозащитной точки зрения для меня не разрешим". 

В Казахстане эвтаназия запрещена законом. Однако человек может добровольно уйти из жизни в другой стране. Ежегодно более 200 туристов, преимущественно из Великобритании, Германии и Франции, приезжают в Швейцарию, чтобы покинуть этот мир. 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter