Новости с южных границ Казахстана схожи с фронтовыми сводками. Что ни день, то ЧП. То вооруженные киргизы буквально на подступах к казахстанским землям, то узбекские пограничники задерживают казахстанских школьников. Свежий пример: казахстанский пограничник стрелял по мирным жителям. Что вообще происходит на рубежах родного отечества? На вопросы «Мегаполиса» ответил первый заместитель директора погранслужбы КНБ РК, начальник штаба, генерал-майор Талгат Есетов.

Несколько дней назад на юге Казахстана пограничники стреляли по мирным жителям. Это уже не первый случай. Скажите без стрельбы по мирным гражданам никак нельзя?

– Действительно, 17-го июня, в 18:50 на участке 4-й пограничной заставы «Дархан» Сарыагашского пограничного отряда наряд из трёх человек обнаружил скопление людей. Оказалось, что трое неизвестных перетаскивали мешки с запчастями автомобилей. Когда наряд выдвинулся на их задержание, одновременно из поселка Алпамыс-батыр на пограничников напали местные жители, которые стали забрасывать пограничников камнями. С сожалением приходится констатировать, что отдельные граждане до сих пор не воспринимают Государственную границу. Им это чувство не привито. Они, собственно, и пытались помешать пограничному наряду задержать контрабандистов. Пограничники сделали несколько предупредительных выстрелов вверх. Однако это не помогло. Когда возникла угроза захвата оружия, младший сержант пограничного наряда стал стрелять по ногам тех, кто непосредственно таскал мешки. Он применил оружие в целях безопасности. Ранеными оказались отец и сын, граждане Казахстана. Опять же отмечу, что помощь нарушителям границы оказывало около 20 человек местных жителей. Ранен был мужчина 1963 года и его сын 1987 года рождения. Солдат, применивший оружие, 1990 года рождения, то есть совсем молодой. Это надо же иметь совесть, чтобы взрослый человек бросался на молодого пограничника, выполняющего свой долг, с кулаками и камнями. Сейчас ведется следствие по данному факту. Мы полагаем, что оружие было применено в рамках закона, однако свой вердикт должны вынести военные правоохранительные органы. Они работают, и, я думаю, виновные будут наказаны.

– Может, не хватает профилактической работы, иначе люди не лезли бы под пули даже ради денег?

– Применение оружия четко оговорено в Законе «О Государственной границе Республики Казахстан». Нельзя говорить, что мы не ведем профилактики. Мы ведём разъяснительную работу с местным населением. И плоды есть. Все-таки оружие при охране границы стали применять намного реже. Могу сказать, что несколько лет назад – в 2006-2008 годах – приходилось применять оружие чуть ли не ежедневно.

Вы представляете, стоит забор из СББ – это спиральный барьер
безопасности и ещё ряд инженерных сооружений и заграждений, однако контрабандисты проделывают в них лазы, умышленно идут на нарушение закона. Любой человек, умышленно нарушивший закон, для правоохранительных органов является преступником, и он должен быть наказан.

– Ещё пару «свежих» ЧП на границе с Узбекистаном – задержание казахстанских школьников погранслужбой этого государства и блокирование казахстанского поселка. Это что, показатель «добрососедских» отношений?

– На самом деле узбекские пограничники не так давно задержали детей из Казахстана. Там граница проходит по каналу, в котором школьники и купались. Выбрались на другой берег. Были задержаны. Понятно, что они школьники, что у них не было умысла перевезти какие-то запрещенные грузы, но на самом деле нужно признать, что это нарушение Государственной границы, и узбекские коллеги действовали в рамках закона.

Вообще, там, где мы граничим с Республикой Узбекистан, в пределах Сарыагашского и Жетысайского районов Южно-Казахстанской области – это самая густонаселенная граница в СНГ. Поэтому она сложная в оперативном плане. Плотность населения здесь довольно высока. В каждом из этих районов проживает свыше 250 тысяч человек. Население в основном проживает именно вдоль реки Келес и каналов, где проходит граница. В любом случае погранслужба Узбекистана действовала в рамках международного права. И по нашему заявлению на уровне пограничных представителей передали детей. Так что отношения с узбекскими коллегами без всякой иронии действительно добрососедские, партнерские.

– Понятно, что до задержания нарушителя границы неизвестно – это заблудившийся мирный житель или контрабандист. Как часто казахстанские пограничники задерживают именно мирных жителей других стран?

– Говорить, что погранслужбы сопредельных с Казахстаном государств задерживают наших граждан больше, чем мы их граждан, никак нельзя. Наша погранслужба довольно часто задерживает нарушителей, а потом оказывается, что человек заблудился и тому подобное. Как правило, это местное население, граждане как Казахстана, так и Узбекистана, имеющие между собой родственные связи. Такие факты бывают. Кроме того, несмотря на то, что мы укрепили южную границу, оборудовали ее в инженерном плане, то и дело границу пытаются нарушать контрабандисты и наркокурьеры. Ухищряются разными способами. Один из ярких примеров: в 2008 году задержали гражданку Таджикистана с двумя детьми. Когда проводили досмотр, у неё ничего не нашли, а вот у детей в ранцах оказались наркотики, примерно по 7-8 килограммов героина. Детям буквально по 6-7 лет.

– Талгат Малгаждарович, какова сейчас обстановка на казахстано-кыргызской границе? По слухам, недавно казахстанские пограничники пытались отправить в Кыргызстан этнических узбеков, граждан Кыргызстана, но якобы не получилось. Правда ли это?

– Да, у нас возникли некоторые вопросы с этническими узбеками, гражданами Кыргызстана. Дело в том, что когда люди узнали о погромах в Оше, более 100 этнических узбеков, граждан Кыргызстана, выехали из России и направились на родину. Плюс к ним присоединились те этнические узбеки, которые ранее выехали через восточную часть Кыргызстана. Естественно, когда начались беспорядки, все эти люди хотели вернуться. Но они боялись ехать напрямую через Кыргызстан, поэтому хотели через границу Казахстана и Узбекистана, а только оттуда на родину. Однако наши узбекские коллеги отказались их принимать. Не могу сказать, по каким именно причинам. Таким образом, в Казахстане скопилось более 250 человек, и мы совместно с силами территориальных подразделений МВД Казахстана сопроводили их на казахстано-кыргызскую границу, где пропустили через пункт пропуска Сапатай-батыр. Этот пункт пропуска нам указала погранслужба Кыргызстана, там они были готовы принять своих граждан и обеспечить их безопасность.

– Скажите, что вообще происходит сейчас на границе с Кыргызстаном? Какие меры принимаются погранслужбой, чтобы обезопасить граждан Казахстана?

Любое государство приняло бы адекватные меры по обеспечению безопасности, если в соседнем государстве происходят беспорядки. На границу с Кыргызстаном мы перебросили свыше 500 человек различных резервов плюс авиационную составляющую. Иными словами: мы просто уплотнили количество пограничников. Сами знаете, что совсем рядом от границы разгоряченное население Кыргызстана устраивало погромы. Этнические узбеки проживают не только на юге в Оше, но и вдоль казахстано-кыргызской границы. Как мы знаем, были столкновения их с кыргызскими дунганами. Мы видели: прямо в десятках метров от линии казахстано-кыргызской границы горели дома, административные здания. Естественно, что мы предприняли меры для защиты наших граждан. Независимо от национальности. Сейчас на границе с Кыргызстаном проблем нет. Там сегодня работают пять инженерно-саперных баз, численностью до 100 человек каждая. Работает около 150 единиц дорожно-инженерной техники. Они занимаются расчисткой линии границы, осуществляют инженерное оборудование границы, то есть оборудование границы приводится в соответствие с нормами национального и международного законодательства. 

– Кстати, как свидетельствуют очевидцы, граница с Кыргызстаном укреплялась погранслужбой зимой 2010 года, то есть ещё до беспорядков на территории южного соседа. Выходит, наша погранслужба догадывалась о предстоящих волнениях?

– Нет. Дело не в этом. Укрепление границы на тот момент не было никоим образом связано с волнениями в Кыргызстане. Решение об укреплении было принято задолго до нынешних событий из-за активной контрабандной деятельности. Как вам известно, Кыргызстан является членом ВТО, поэтому там таможенные пошлины в десятки раз ниже, чем в Казахстане. Весь контрабандный груз, который официально выходил из Китая, растаможивался в Кыргызстане и контрабандой шел к нам. Естественно, это огромные потери для казахстанской экономики, для бюджета страны. Кроме того, там, где контрабанда, практически всегда присутствует транснациональная преступность, действуют организованные преступные группировки.

Ещё одна из причин – наша страна готовилась к вступлению в Таможенный союз России: Республики Беларусь и Республики Казахстан. В рамках Таможенного союза у нас появились обязательства перед экономическими партнерами. И поэтому правительством было принято решение, чтобы контур внешней Государственной границы был «герметичным». Одним словом, развертывание соединений, частей и подразделений было запланировано. Буквально за последние пять лет мы развернули там свыше 30 новых застав. Это всё плановые работы. Могу сказать больше: к концу ноября текущего года мы закроем все равнинные участки от Шардарьинского водохранилища до Заилийского Алатау Алматинской области. А уже через год мы закроем полностью песчано-пустынные участки от Каспия до Шардарьинского водохранилища и горные направления в пределах Жамбылской, Южно-Казахстанской и Алматинской областей.

– Укрепление – это понятно, но, насколько мне известно, есть дыры в границе, о которых знают практически все и наверняка контрабандисты. Я о тех случаях, когда пограничный и таможенный досмотры производятся глубоко на территории Казахстана из-за того, что инфраструктуры на самой линии границы нет…

– Такие проблемные участки есть. Не отрицаю. К примеру, на казахстанской станции Бейнеу. Там поезда идут из Узбекистана в Казахстан и дальше в Россию. Из-за отсутствия оборудованных пограничных переходов на линии Государственной границы проверка осуществляется на станции Бейнеу, а это примерно 80 километров вглубь страны. Но последние два года этот вопрос решается. Этим занимается Министерство транспорта и коммуникаций. Как только Минстранском построит пункты пропуска, мы будем стоять там, на линии границы…

– … а пока можно любому наркокурьеру с сумками героина на этих 80 километрах казахстанской территории с поезда спрыгнуть. Ситуация, мягко говоря, какая-то неправильная…

– Она не то, что неправильная. Для пограничной службы это огромная сложность. Наркокурьеры, контрабандисты могут спрыгнуть или скинуть товар с поезда. Но мы стараемся контролировать. Довольно часто на этом направлении задерживаем контрабанду. Только с начала июня вдоль железной дороги по направлению к станции Бейнеу мы задержали около десятка крупногабаритных транспортных средств со стороны Узбекистана с контрабандным грузом. Так что работа ведётся. Если где-то на сегодня нет организованных пограничных пунктов, это совсем не значит, что там нет пограничного контроля. Мы контролируем ситуацию по всему периметру Государственной границы Казахстана.


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter