Публика, среди которой были замечены и члены президентской семьи: Тимур Кулибаев и Алия Назарбаева с детьми, приветствовала Кортеса с воодушевлением, а некоторые даже на испанском, то и дело слышалось: «Hola! Buenas noches!». Музыканты отвечали со сцены: «Хола, Казакистан, хола!».

Шоу под названием "Gitano" ("Цыган") началось с «дуэли» двух артистов – самого Хоакина и другого танцора из его коллектива. На фоне темпераментной испанской музыки слышался детский плач, какие-то голоса  - воображение рисовало жизнь цыганского табора во всей красе: кровавые закаты, бескрайнее ночное небо, танцы у костра и полночные стенания одинокого, снедаемого любовью человека. Словом, вся  романтика кочевой жизни.

Танцевал Хоакин страстно, в своем фирменном стиле: классическое фламенко он смешивал с балетом, отбивал такт и под джаз, и даже под арабские и латинские мелодии. Представал на сцене то прекрасным лебедем, то безжалостным матадором. Купался в овациях, а принимая аплодисменты, вел себя как певец в зените славы.


Фото: Павел Михеев

Говорят, что фламенко нельзя танцевать без «дуэнде», то есть внутреннего огня, это магия и душа фламенко, без которой этого танца не существует. Как сказал сам Кортес на пресс-конференции: «Это понятие, которое имеет тысячу значений и на самом деле ни одного». "Дуэнде" в этом шоу было достаточно, поэтому все  в этом спектакле было прекрасно,  и даже округлившийся теперь пресс Хоакина казался частью задуманного перформанса, как символ того, что жизнь 45-летнего танцора полна удовольствий и приятных эмоций, и помимо его единственной партнерши и музы в течение всего его творческого пути – танца, есть еще фавориты.

Чего никогда не отнять у Хоакина, так этого его талант и харизму, ее наверняка почувствовали все присутствующие – не зря в 14 лет его, юного танцора, на особых правах приняли в труппу Национального балета Испании (Ballet Nacional de España), который в то время возглавляла великая Майя Плисецкая. Она приглашала его в классический балет, и  когда он побывал в России, балерина просила Хоакина подарить ей его ботинки с автографом. Подарил.


Фото: Павел Михеев

Конечно, шоу Кортеса – это еще одно подтверждение того, что короля делает свита. Команда Хоакина Кортеса работала потрясающе – и массовка, и сольные артисты: темпераментная танцовщица фламенко и танцор Хоакина с великолепной пластикой. Его музыканты играли лучше, чем на джаз-фестивале ( к слову, он проходил в то же самое время), а певцы из этого цыганского табора так искреннее пели, что верилось:  действительно сердце сгорает  от тоски по любимому человеку.

Девушки из балета Кортеса были все как на подбор красавицы. Их нежный и одновременно страстный танец легко можно было иллюстрировать стихами  из «Цыганского романсеро» Федерико Гарсиа Лорки: «Ее жасминная кожа светилась жемчугом теплым, нежнее лунного света, когда он льется по стеклам… А бедра ее метались, как пойманные форели, то лунным холодом стыли, то белым огнем горели». Разумеется, сам Хоакин Кортес в окружении семи танцовщиц был невообразимо прекрасен.

 Алматинская публика оказалось благодарной – завалила красавца цветами. Ему пришлось несколько раз выходить на бис, чтобы собрать все букеты. Muchas gracias, Хоакин! 

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter