Серия статей в «Мегаполисе» о поставках на бронетанковый завод в Семее бракованных запасных частей к танкам и бронетранспортёрам, которые, возможно, использовались при ремонте боевой техники, вызвала резонанс как в Минобороны, так и непосредственно на самом предприятии. Известно, что главу АО «НК «Казахстан Инжиниринг» Болата Смагулова даже принял новый министр обороны Имангали Тасмагамбетов. Впрочем, беседа та длилась минут пять, не больше...

После «министерского ковра» подчинённые Болата Смагулова «зашевелились» и даже организовали показательный пресс-тур по бронетанковому заводу для представителей оте­чественных СМИ. Впрочем, на пресс-конференции управляющий директор АО «НК «Казахстан Инжиниринг» генерал-лейтенант запаса Николай ПОСПЕЛОВ первым делом стал выгораживать находящегося в СИЗО гендиректора завода Бахытжана Сеитова, обвиняемого в коррупции. Напомню: дело сейчас рассматривается в Семейском суде. По версии следователей, 600 тысяч тенге гендиректору АО «Семей Инжиниринг» передали в сауне якобы за лоббирование интересов неких лиц... Однако на его родном предприятии в это упорно не хотят верить и даже готовы выйти на демонстрацию в защиту своего любимого шефа.

– Я не верю в это, – откровенно заявил журналистам управляющий директор АО «НК «Казахстан Инжиниринг» Николай Поспелов. – Можете любого члена коллектива, который здесь находится, спросить – никто не верит в это. Ущерба для нашего предприятия, нашей компании в целом он не принёс. У нас акционерное общество. Вообще непонятно, что происходит.

– Коллектив завода до сих пор в шоке, – дополняет исполняющий обязанности гендиректора завода Кайрат Жунусов. – Да, мы хотели выйти на площадь. Спросите, почему не вышли? Ну просто убедились, что дело будет рассматриваться у нас в суде, значит, справедливость восторжествует. Если его оправдают, значит, оправдают, если его признают виновным ну только не по уголовной статье, как пишут, то... (пауза) Короче, если у него (Сеитова. – Авт.) есть какие-то нарушения, то в административном порядке наше руководство может его наказать. Я думаю, даже вплоть до увольнения, если он там нарушил какой-то этикет как руководитель.

– Повторяю, ни коллектив, ни я лично, никто в это не верит, – эмоционально продолжает Поспелов.– Это непонятно, что это такое было и как это есть. Ну сейчас идёт судебное разбирательство. Я думаю, что суд решит всё объективно и справедливо. Если публикации выходят, то, естественно, правоохранительные органы приходят и проверяют. Вот уже на заводе третий месяц работает главная военная прокуратура. Проверяет буквально всё.

– Николай Николаевич, почему запасные части на бронетехнику вы закупаете не на заводах-производителях танков Т-72, БТР-80 и БМП-2, то есть в России, а приобретаете в Белоруссии, Словакии, Чехии? Какая в этом необходимость?

– Ну немножко у вас тут неправильная информация. Когда Советский Союз существовал, то заводы-производители находились не только на территории СНГ, России, Белоруссии и Украины, но ещё были созданы заводы в рамках Варшавского договора и в Европе. Это Чехословакия, правда, сейчас это уже Словакия и Чехия. Это Венгрия и Польша. Поэтому они точно так же обладают всей документацией на изготовление этих запасных частей. Но это не значит, что мы берём и покупаем просто так. Вот даже если взять последние закупки, которые были организованы в этом году, то они проходили в виде конкурса. Мы приглашали всех производителей. Они приезжали сначала к нам в компанию, потом на завод. Мы выдавали им техническое задание, они нам давали коммерческое предложение...

– Заключались ли договоры между АО «Семей Инжиниринг» и ООО «Югснабсервис», ООО «Навигатор-Дон», ООО «Корлент Транс» на поставку запасных частей? Насколько нам известно, эти фирмы не имеют лицензии на данный вид деятельности? 

– Имеют они лицензии. Имеют. Понимаю, о чём вы беспокоитесь.

– О том, что на ваш завод продолжают поступать запасные части старые и ржавые. Бывают даже с дефектами. Об этом «Мегаполис» уже рассказывал и даже фотографии публиковал. Неужто эти бракованные запчасти заводчане ставили и ставят на боевую технику?

– Если судить по всем публикациям, то даже акт входного контроля, который вы опубликовали на страницах газеты, наоборот, говорит в нашу пользу. Мы получили эту продукцию, специальная комиссия проверила и сказала: мы не принимаем эту продукцию, или нет документов на неё, которые должны были быть, или она не соответствует качеству. Это оборудование поставить на технику мы не могли. Это тоже нормальная работа. Это не только касается трёх российских предприятий, про которые вы говорите, у нас такие же проблемы были и с Украиной, и с Белоруссией. Приходят запчасти, входной контроль смотрит, спецкомиссия проверяет: если не соответствует, замечательно, тогда поставщик кто бы он ни был: Россия, Беларусь или Чехия – забери своё обратно, дай нам хорошее или заплати штрафную санкцию.

Просроченная резина, установленная на БТРы, которые уже отправили в войска

– Что происходит с дефектными и неликвидными запасными частями? Где находится тот контрафакт, который уже пришёл на завод? Какие меры были приняты по устранению и возврату данной продукции?

– Нужно ещё разобраться, что такое контрафакт. Контрафакт – это продукция, которая выпущена без разрешения завода-изготовителя. Я даже не представляю, как может контрафакт попасть на завод. Таможенные процедуры мы проходим, налоги платим, все отчисления, которые идут в бюджет, мы тоже платим, везде нас проверяют Счётный комитет, финполиция. Да, бывает поступают на завод запасные части или что-то такое , которое не соответствует качеству, но это же не принимается. Мы можем показать, что даже на складе оно вообще отдельно лежит...

Как бы руководство завода в лице Кайрата Жунусова и лично управляющий директор АО «НК «Казахстан Инжиниринг» Николай Поспелов ни старались дистанцироваться от «ржавой» заводской проблемы, всё равно достоверно известно, что продукция на технику всё же устанавливалась.

– В конце 2013 года на БТРы ставили резину производства Белоцерковского завода (Украина), которая Укрспецэкспортом не поставлялась на завод с 2007 года. Между тем срок хранения у неё 5 лет. Получается, что данная резина завезена в Казахстан контрабандой или со старых складов? Тогда почему неофициально? Военная приёмка отказывалась их принимать, – рассказывает бывший работник завода Олег Саакян. – Другие запчасти на БТР: мосты, карданные валы и колёсные редукторы – тоже в актах несоответствия были указаны. Каталожные номера на них не соответствуют. Хотя по техническим условиям они должны устанавливаться строго по номерам, иначе этот товар считается «левым». Сертификатов соответствия на них нет и никогда не было... Когда я близко дружил с нынешним юристом завода Кайратом Нургазиновым, то он много чего мне рассказывал. И показывал. Особенно, когда мы вместе с ним уезжали в какую-нибудь длительную командировку...

По словам Олега Саакяна, непонятно, зачем вообще проводить новый конкурс, когда ценовые предложения завод уже получил ранее, перед формированием Гос­оборонзаказа и даже направил документ в Минобороны. Ведь на основании ценовых предложений Минобороны и формирует заказ на предприятие. С какой целью тогда проводится ещё один конкурс и куда девается экономия финансовых средств?

Нет пока вразумительного ответа. Хотя в принципе понятно, к чему ведут подобные долгие переговоры с поставщиками. Уже ноябрь на дворе, а запчасти ещё даже не поступили на завод. А их ещё необходимо установить на машины, обкатать, проверить. Это тоже потребует длительного времени. Поэтому завод устанавливает запчасти, купленные без каких-либо документов в сомнительных фирмах.

– Что касается официальных российских предприятий, то они всегда дают ответ, что на производство запчастей необходимо от 6 до 9 месяцев, – продолжает Олег Саакян. – Вероятно, потому они и не участвуют никогда в конкурсах. Поймите, за два месяца невозможно изготовить весь перечень запчастей. Простейшие лишь только запчасти можно сделать. Кстати, их можно изготовить и на отечественном заводе, используя имеющееся оборудование. Но кому это выгодно? Понятно, что кое-кому удобнее закупать старые запчасти, которые собирают со складов в Европе и которые сохранились со времён СССР. Нет им цены. Хлам по сути.

ПОКА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

стало известно, что в Минобороны планируется созвать расширенное совещание по вопросу «продления гособоронзаказа до 25 декабря сего года». Договоры ведь заключены по 30 ноября. Но веских оснований для этого пока нет. Реальность такова: завод с оборонзаказом в срок управиться не успевает. Поступление необходимых запчастей на предприятие начнётся только после 15 ноября...

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter