Саксаул, произрастающий в Жамбылской области, по данным НИИ ботаники Министерства образования и науки, не входит в утверждённый правительством перечень редких и находящихся под угрозой исчезновения растений. Но в облуправлении природных ресурсов утверждают обратное. Из-за придачи природоохранниками саксаулу такого статуса многих жамбылцев, задержанных во время его транспортировки, привлекли к уголовной ответственности за экологические преступления по статье, к которой саксаул, как оказалось, вообще никакого отношения не имеет.

Об этой «саксаульной» истории мы писали в конце прошлого года («С саксаулом – просто караул» от 9 декабря 2013 г.). Напомним: жителям Мойынкумского района, в котором отсутствует природный газ, сухой саксаул выдают для топки домов бесплатно – на основании подаваемых в местный акимат заявок. Саксаул собирают и заготавливают во время саночистки территорий лесхозов. Одна семья может получить до 10 кубов. Для этого лесничество выдаёт жителям лесорубочные билеты. Понятно, что многие сельчане продают древесину тем, кто делает на ней бизнес: перепродают её оптовым покупателям. Причин продажи «своей» доли у местных множество: у кого-то аллергия на дым, кому-то срочно нужны деньги на лекарства или на нужды своим детям. При перевозке собранного саксаула таких «деловых» задерживают на трассах полицейские и сотрудники природоохранных учреждений. В декабрьской статье «Мегаполис» писал, что на запрос правозащитника предпринимателей-мойынкумцев Абзала Шакарова заместитель прокурора области Айдос Майлыбаев и и.о. председателя Комитета лесного и охотничьего хозяйства МООС (на момент издания документа. – Авт.) г-н Устемиров в один голос заявили, что «местное население, получившее в установленном законодательством порядке топливную древесину за счёт уборки внелесосечной захламлённости, пользуется указанной древесиной для собственных нужд по своему усмотрению».

ЗА ЧТО СУДИТЕ, НАЧАЛЬНИК?

Задержанных во время транспортировки саксаула зачастую отдают под суд по статье 290 Уголовного кодекса – «Незаконное обращение с редкими и находящимися под угрозой исчезновения видами растений и животных, их частями и дериватами». В число этих видов входят растения и животные, перечень которых утверждён постановлением правительства от 2006 года. Но в НИИ ботаники и фитоинтродукции опровергают «причастность саксаула к этому перечню». В распоряжении «Мегаполиса» есть письмо гендиректора НИИ, академика Гульнары Ситпаевой, в котором говорится, что все произрастающие в Жамбылской области виды саксаула не входят ни в Красную книгу, ни в этот перечень. Исполнитель этого письма, завлабораторией растительных ресурсов, доктор биологических наук Надежда Гемеджиева рассказала «Мегаполису», что саксаул входит лишь в Красную книгу Жамбылской области, которая законодательной силы не имеет:

– Два вида жамбылского саксаула – чёрный безлистый и белый персидский в Красную книгу Казахской ССР от 1981 года, часть вторая, не входят, – рассказала г-жа Гемеджиева. – Эта Книга ещё не переиздана, но она и сейчас имеет официальную силу. Я прочитала Красную книгу – её электронную версию. Посмотрела перечень от 2006 года. И не нашла там эти виды саксаула. Наши флористы включили их в региональную Красную книгу Жамбылской области. Но она, по-моему, не зарегистрирована в Минюсте.

ПРОДАВАТЬ САКСАУЛ – ПРЕСТУПЛЕНИЕ ИЛИ НЕТ?

Абзал Шакаров удивляется тому, что людей привлекают по 290 статье:

– Саксаул не входит в этот перечень, – рассказывает Абзал Шакаров. – кроме того, в этой статье, помимо слов о запрете на использование растений, указанных в правительственном перечне, говорится, что караются законом практически все действия и с другими растениями, на которые введён запрет на пользование. Но саксаул не подпадает и под этот запрет. Если это не так, то почему люди получают и пользуются им вполне законно, на основании лесорубочных билетов? Почему тогда все мы можем вполне легально приобрести его в картонных коробках на АЗС и в супермаркетах, если есть запрет на пользование? Ведь Уголовный кодекс имеет силу на всей территории Казахстана. Ответ прост: сухой саксаул перевозить, продавать, менять и покупать не запрещается. Но кому-то надо, чтобы он был под запретом?

КТО ВИНОВАТ, ЧТО НЕ ЗАПРОСИЛИ ПЕРЕЧЕНЬ?

Немало жителей Мойынкумского района уже попали под пресловутую 290-ю статью и были осуждены к различным срокам с конфискацией имущества и орудий «преступлений» – автомашин, на которых они везли саксаул. Обычно во время следствия проводится судебно-биологическая экспертиза, которая устанавливает, к какому виду относится изъятый саксаул, и степень его свежести – сухой или свежесрубленный, так называемая «зелёнка». Факт рубки этой «зелёнки» задержанными зачастую не только не доказывается, но и не расследуется вообще.

– Вся беда в том, что суд не потребовал от органов обвинения представить правительственный перечень или официальный ответ от профильного НИИ ботаники, – рассказывает Абзал Шакаров. – Кто ввёл в заблуждение суд? Природоохранники? Или следствие? Даже если в кузове авто и обнаружат «зелёнку», это не может быть основанием для привлечения по статье 291-й Уголовного кодекса – «Незаконная порубка деревьев и кустарников, совершённые на особо охраняемых природных территориях». Для этого нарушитель должен быть задержан на территории гослесфонда во время рубки саксаула. Это значит, что привлекать их по 291 статье в случаях задержания авто с саксаулом на трассах – тоже неправильно. К тому же, если не будет доказано, что человек рубил там, то ему нельзя будет вменить и нарушения требований правительственного постановления, запрещающего все виды рубок саксауловых насаждений на участках гослесфонда Жамбылской области до конца 2018 года.

ПОЗИЦИЯ ОХРАННИКОВ ПРИРОДЫ

Замначальника облуправления природных ресурсов Серик Койбаков утверждает, что жамбылский саксаул всё же входит в правительственный перечень:

– Ещё мы вышли в министерство. И нам дали рекомендации, на основании которых мы в лесорубочных билетах теперь пишем: «без права продажи», только для топки.

Точную дату появления этого нововведения Серик Койбаков назвать не смог. Лишь сказал, что произошли эти изменения в прошлом году. Однако Абзал Шакаров, ссылается на 91 статью Лесного кодекса, согласно которой саксаул и выдаётся населению, где о запрете его передачи или продажи ничего не сказано.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ?

Он подозревает, что подобные случаи и факты привлечения задержанных к ответственности не по тем статьям влияют на искусственный рост статистики раскрываемости экологических преступлений и помогают повысить показатели работы облуправления природных ресурсов. Абзал убеждён, что приведённые факты и обстоятельства могут и должны лечь в основу жалоб по пересмотру приговоров уголовных дел в судах вышестоящих инстанций.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter