Судебное разбирательство по «делу экологов» близится к завершению. На этой неделе стороны должны перейти к прениям. Но пока в этом деле остается много темных пятен, а у каждого из фигурантов – своя правда. Сегодня мы адресуем вопросы бывшему ответственному секретарю Министерства охраны окружающей среды Рустему Хамзину, который работал в экологическом ведомстве до того времени, пока финпол не возбудил уголовное дело.

– Рустем Назымбекович, почему вы приняли решение уволиться из МООС, когда было заведено уголовное дело? Чья это была инициатива?

– Да, я написал заявление по собственному желанию. На мой взгляд, поступил верно.

– Если вы ушли по собственному желанию, можно ли расценивать это как признание вами своей причастности к финансовым нарушениям в министерстве?

– Хотя я и не имею отношения к финансовым нарушениям в министерстве, с экс-министром Нурланом Искаковым все-таки официально работали в одной номинальной, но команде.

– На допросе в суде бывший министр МООС РК Нурлан Искаков сообщил, что орган обвинения перепутал и неправомерно предъявил обвинения по вопросам государственных закупок, так как они не входят в компетенцию министров, потому что с 28 октября 2007 года в Казахстане введен институт ответственных секретарей, которые и отвечают за вопросы госзакупок. Так кто отвечал за госзакупки в МООС – министр, вице-министры, Савицкая или вы, как ответсек?

– Прочитав в СМИ рассуждения бывшего министра охраны окружающей среды на суде, я был удивлен. Его утверждения о моей вовлечённости в проект не соответствуют действительности, в противном случае мной был бы подписан договор, акты работ и оплачены счета, чего я не делал. В соответствии с приказом о распределении обязанностей до апреля 2008 года департамент финансового обеспечения, ответственный за государственные закупки, курировал сам министр. Все финансовые трансакции по проекту за 2008 год были осуществлены в феврале-марте 2008 года. Татьяна Савицкая, директор финансового департамента, осуществляла госзакупки и по всем вопросам отчитывалась непосредственно ему.

– Нурлан Искаков сообщил, что на основании материалов уголовного дела и показаний свидетелей обвинения на заседании суда можно сделать вывод, что вы непосредственно участвовали в реализации проекта ликвидации конденсаторов на объекте «Балхаш-9». И что именно из-за ваших действий конденсаторы до сих пор не вывезены с территории Казахстана. Какое отношение вы имели к реализации этого проекта?

– Не имел никакого отношения. Этот проект был запланирован и осуществлялся без моего участия. В переписке и командировках, связанных с его реализацией, задействованы другие люди. До начала расследования финансовой полицией я не был знаком с деталями реализации проекта. С документами того периода я ознакомился только в июле-августе 2008 года, то есть после возбуждения уголовного дела.

– Ранее вы заявляли, что Нурлан Искаков устно устранил вас от данного проекта. А министр настаивает, что этого не делал, так как в этом вопросе вы ему не подчинялись. Так отстранял или нет? Если да, то когда и по какой причине?

– В соответствии с указом главы государства я обязан выполнять акты и поручения первого руководителя госоргана.

Были документально зафиксированные им поручения заниматься другими важными вопросами: административной реформой, стратегическим и бюджетным планированием деятельности министерства на предстоящий трехлетний период. Если быть точнее: с момента моего назначения на должность, учитывая предыдущий опыт работы, мне министром лично поручалось в первоочередном порядке сконцентрироваться на вышеуказанных вопросах. То есть на начальном этапе мне поручили разработку стратегических вопросов в ущерб текущим административно-финансовым. Это легко проверить, отправив запрос в МООС, тому имеются все подтверждающие материалы: ни один документ о практической реализации проекта не отписывался мне и не исполнялся мной, так как реально с данными вопросами ознакомился в июле 2008 года.

– В чем заключались «неприязненные отношения» между вами и министром, о чем также было заявлено на суде?

– Неприязненных отношений не было, а были отношения между руководителем и подчинённым. Я неоднократно говорил, что с Нурланом Искаковым до совместной работы в МООС был знаком более 10 лет. Конфликтов между нами не возникало, по текущим проблемам всегда приходили к консенсусу.

– Встречались ли вы с бывшим директором ТОО «Меркурий плюс» Лайсом?

– С Виктором Лайсом я никогда не встречался и не разговаривал.

– В письме на имя премьер-министра Виктор Лайс утверждает, что вы «ставили ему условия» и что он «записал разговор на диктофон». Какие это были условия? И как вы отреагировали на это заявление Лайса?

– Что касается обвинений, высказанных им в СМИ и письмах в государственные органы, описанные факты были проверены Генеральной прокуратурой, которая не нашла никаких правонарушений. Поэтому, защищая себя от необоснованной клеветы, я подал на Лайса иск в суд города Караганды.

– Гражданин Германии Борис Меклер утверждает, что вы в телефонном разговоре пытались и ему «ставить условия» и приглашали в Астану «на переговоры». Как вы прокомментируете это?

– C Меклером никогда не встречался, по телефону разговаривал один раз – осенью 2008 года. Единственное, что я от него требовал: как можно скорее завершить проект в полном соответствии с технической спецификацией.

– Как давно вы знакомы с Адилбеком Жайлгановым и Рустемом Алибаевым? При каких условиях вы познакомились?

– Познакомился с ними весной 2008 года. Они представились субподрядчиками ТОО «Меркурий плюс», просили ускорить подписание договора, поскольку у них была задолженность поставщикам и сотрудникам по заработной плате. Я ответил, что эти вопросы не входят в мою компетенцию, что у меня отсутствуют полномочия заключать договоры и оплачивать счета.

– Какие интересы вас связывали? Какие услуги они вам предоставляли?

– Никаких услуг они мне не предоставляли.

– В заграничные командировки по линии МООС вы неоднократно брали с собой супругу. Для каких целей? Она работала в МООС? Помогала вам в делах?

– Эта информация не то что не соответствует действительности, а из ряда фантастики. Видимо, моим злопыхателям просто больше нечего вменить мне в вину и нет других способов очернить мою репутацию. Официально заявляю: свою супругу никогда не брал в загранкомандировки. По линии МООС в том числе. Это очень легко проверить, сделав запрос в пограничную службу.

– Какой ответ вы дали немецкому заводу Envio на претензию от 28.08.2008, где сообщалось, что «В отсутствии министра МООС господина Искакова Н.А. ответственный секретарь министерства Хамзин Р.Н. фактически устранился от подписания вышеупомянутого письма-уведомления, тем самым срывая сроки трансграничного перемещения ядовитых отходов, принадлежащих Республике Казахстан»? Документ был отправлен на имя премьер-министра, а копии в МООС и КНБ.

– Не совсем понятно, о каком письме-уведомлении идет речь. Насколько мне известно, письма о трансграничном перемещении в страны транзита от МООС были подписаны другим человеком весной 2008 года, а транспортные документы подписаны Татьяной Савицкой.

– Ваши комментарии по этому делу?

– Давайте подождем решения суда…


Ответ Хамзину от адвокатов:

Необходимо отметить, что защитой в интересах Искакова Н.А. в присутствии господина Хамзина Р. было устно заявлено ходатайство о необходимости присутствия Хамзина Р. при допросе всех подсудимых. Однако господин Хамзин Р., не придя в суд, решил повторить свои показания о непричастности к проекту «Дарьял-У», которые были опровергнуты вопросами к нему Искаковым Н.А. путем предоставления документов по проекту. И на документальные вопросы Искакова Н. о причастности Хамзина к проекту «Дарьял-У», если просмотреть видеозапись судебного следствия, вынужден был подтвердить бывший ответственный секретарь Хамзин Р.

Теперь, что касается документальных выводов необоснованности обращения господина Хамзина Р. в СМИ:

– согласно указу президента РК от 27.07.2007 года вводится институт ответственных секретарей;

– распоряжением президента РК от 28.10.2007 года Хамзин Рустем Назымбекович назначен ответственным секретарем МООС РК;

– согласно приложению 3 п. 3, п. 7 в полномочия ответственного секретаря Хамзина Р.Н. вверены финансовые средства, он же ответственный за организацию и проведение государственных закупок со дня вступления в должность. В этой связи утверждение Хамзина Р.Н., что он мог быть отстранен устным указанием министра, вызывает не только вопрос, но и его отношение к законодательному акту, который подписан гарантом Конституции;

– в связи с введением института ответственных секретарей выходит постановление правительства РК от 08.12.2007 года за № 1201 (Положение о МООС РК), где также приводятся полномочия ответственного секретаря МООС РК;

– вносятся изменения 21.07.07 года в Закон РК «О Госзакупках»;

– господин Хамзин Р.Н. вносит представление на переназначение Савицкой Т.А. директором ДАФО;

– господин Хамзин Р.Н. 08.02.08 года издает приказ о создании конкурсной комиссии во главе с Савицкой Т.А.;

– господин Хамзин Р.Н. направляет письмо в ТОО «Меркурий плюс» 15.02.2008 года с приложением проекта договора, техспецификацию, план финансирования;

– издает приказ о предоставлении права подписи от 30.06.08 г. Здесь нет передачи права подписи с разрешения или согласия министра. Хамзин, как ответсекретарь, мог сделать это раньше;

– рассматривает все письма ТОО «Меркурий плюс» за 2008 год;

– начальником территориального органа Карагандинской области Смагуловым Б. предоставляется информация от 22.07.2008 года на имя Хамзина Р.Н. и т.д.;

– в ходе судебного следствия сам господин Хамзин Р.Н. подтвердил, что разговаривал по телефону с господином Б. Меклером. В марте 2008 года встречался с представителями ТОО «Меркурий плюс». А также в материалах уголовного дела имеется заявление руководителя ТОО «Меркурий плюс» господина Лайса о встрече с господином Хамзиным Р.Н. в феврале 2008 года.

При наличии законодательных актов, при наличии действий документального характера, как может утверждать господин Хамзин Р.Н. о своей непричастности к проекту «Дарьял-У» в 2008 году? Как можно утверждать, что был отстранен устным указанием министра, тогда как задачи на ответственного секретаря законодательно возложены главой государства и правительством, а не министром?

Думаем, что ответ очевиден, что в 2008 году за проект «Дарьял-У» ответственен господин Хамзин Р.Н. (не уголовная ответственность, а вообще, т.к. экспертизы об ущербе по делу нет), что было подтверждено показаниями в ходе суда не только экс-министром Искаковым Н.А., но и показаниями экс-вице-министров Бралиева А.Х., Сарсембаева З.С. и даже Жайлгановым А.

К доводам прилагаем документы.

С уважением адвокаты: Е. Бектасов, Г. Омарова, Н. Пархоменко.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter