Правоохранительные органы ВКО официально подтвердили, что несколько жителей региона воюют в Сирии. Их родственники узнали своих родных и просят правительство Казахстана о снисхождении к ним. В свою очередь силовики заявили, что на каждого из боевиков заведено уголовное дело по факту экстремизма и терроризма, и работают над возвращением соотечественников на родину.

Имам Зайсанской мечети Айткешулы

Размещённый на YouTube фильм, о том, что около ста казахстанцев воюют в Сирии, стал сенсационным. С семьями некоторых из них удалось встретиться корреспонденту «Мегаполиса». Оказалось, что многие моменты в жизни зайсанских «сирийцев» писаны как под копирку.

– Они были основными посетителями нашей мечети, здесь освоили «азбуку» Корана. Мы не думали, что они могут так поступить, – говорит главный имам Зайсанского района Болатбек Айткешулы. – Потом услышали, что все уехали в Сирию на джихад. Мы вели беседы об этом. В целом на такой шаг могли повлиять и безденежье, и неустроенность в жизни. Могли уехать с целью получить образование там. Мы предполагаем, что, возможно, таким образом их сумели заманить в воюющую страну.

Со священнослужителем согласны и родители Арайбека Тымакбаева, живущие в Зайсане. Они до сих пор не могут отойти после известия о том, что их сын воюет в Сирии. Ни мать, ни отец Арайбека не верят, что он может убивать людей.

– Да что такое говорят про моего сына! – со слезами в голосе восклицает женщина, попросившая не называть своего имени. – Он и мухи никогда не обидел! Он и оружия-то никогда в руках не держал, даже в армии не служил. Арайбек отправился в Каир на три года, чтобы изучить основной текст Корана на арабском языке.

Мужчина решил пройти 4–6-месячные курсы, но задержался на 3 года. Уехал Арайбек в чужую страну вместе с семьёй, родственников успокаивал, что уже подучил язык, и всё у них хорошо: не голодают, занимаются торговлей, тем и живут. Этим летом его жена приезжала в Алматы к своей родне. Во время визита родила ребёнка. Потом вместе с малышом и детьми постарше уехала обратно. Сказала, что муж зовёт.

– Сынок, вернись, мы с отцом очень соскучились по тебе, – молит мать. – Я не верю, что можно подвергнуть опасности жизни собственных детей. Мы очень переживаем за вас, скучаем, безысходность убивает нас.

В мечети Зайсана

Женщина вспоминает, что ещё на родине – в Зайсане, когда Арайбек отрастил бороду и стал носить длинную одежду, у него начались проблемы с устройством на работу. На стройке ему платили очень мало, чаще рассчитывались продуктами. Поэтому он уехал в Алматы, где в основном ремонтировал квартиры. Вроде жизнь стала налаживаться.

– Узнав, что Арайбек живёт по канонам религии, идёт по пути Аллаха, мы поддержали и благословили его, – вспоминает мать. – Мне и в голову не пришло, что сын начнёт воевать. Это невозможно! Кто-то специально собирает казахов и заставляет их участвовать в войне.

Женщина уверена, что её сына отправили воевать насильно, обманули.

У 42-летнего Ербола Азмуханбетова – совсем другая история. Имея высшее образование, он четыре года работал главным специалистом в Зайсанском историко-краеведческом музее, особенно ему удавалось работать с людьми. Мужчина мог найти общий язык с кем угодно. Жители сами приносили экспонаты и радовались, что оставят память о предках, что посетители музея смогут тоже полюбоваться раритетами.

– Думал, у меня достойная смена будет, – вздыхает директор музея Адильбек Абильмажинов. – Но Ербол стал читать намаз, бороду отрастил, а потом и вовсе уволился. Слышал, что в Усть-Каменогорске одно время жил. Запутали его, к неправильной вере склонили. Он должен вернуться на родину, здесь его корни. Так нельзя! Он ведь с женой развёлся, детей бросил.

Оставил на произвол судьбы своего больного брата и 43-летний Ерлан Жортакбаев. Он уехал, забрав своих жену и двух детей. До этого 10 лет работал в школе. Трудился электриком и сторожем, ни с кем не конфликтовал.

– Работал нормально, никаких замечаний, а летом просто исчез, – говорит директор спортивной школы Зайсана Галым Мукатаев. – С тех пор ни слуху о нем, ни духу! Уволили по статье. Жена его вся закутанная ходила, сыну два годика, а дочери пять. А ведь у него брат здесь. Он не в себе, остался без жилья, без работы…Это большой грех – обиженного Аллахом родственника бросать!

Дом, в котором живут родственники Тымакбаева

Родственники другого зайсанского «сирийца» – Кенжебека Ахмадиева, который также с женой Нургуль и детьми встали на путь джихада, тоже считают, что их брата обманули. Молодая семья жила в Алматы. Обе сестры Кенжебека и брат, проживающие в Зайсане, были уверены, что брат уехал на учёбу в одну из ближневосточных стран.

– Они нам звонили, сказали, что учатся и вернутся года через три-четыре, – утверждает сестра Кенжебека Гульбану. – Мы ещё удивились, зачем ехать за границу? На имама можно и в Казахстане учиться. Потом успокоились, главное – живы и здоровы. Мы даже подумать не могли, что они уедут туда, где война идёт. Кенжебек очень тихий был, воспитанный, в какое-то время начал читать намаз. Нургуль – тоже. Мы против были, говорили ей: «Ты не носи хиджаб, молодая ещё. Если муж заставляет, мы с ним поговорим!»

Другая сестра Кенжебека Нуркамал не может говорить про брата без слез.

– Хоть бы о детях подумали! Пусть племянников наших пришлют обратно, – плачет она. – Мы вырастим их, воспитаем. Там в Сирии такое творится! Они простые люди. Откуда у них деньги на билеты? В Алматы квартиру снимали, все деньги, которые зарабатывали, шли на оплату и питание.

Женщины уверены, что семью обманули, а то и запугали, теперь же Кенжебек с Нургуль просто боятся возвращаться.

– Их теперь судить будут. Но нужно разбираться, кто их обманул, – считает брат Ермек Ахмадиев. – Кенжебек не может убивать, он очень добрый и всегда всем помогал. Очень похоже, что их зомбировали, мозги «прочистили» всякими там психотропными средствами. К ним нужно с пониманием отнестись.

Семья Кенжебека Ахмадиева просит правительство Казахстана вернуть близких на родину и отнестись к ним с пониманием. Сотрудники же правоохранительных структур советуют им действовать самим и официально обратиться в компетентные органы. По их мнению, это нужно было сделать давно.

– Казахстан не может требовать экстрадиции наших земляков, – говорит кандидат философских наук, профессор, преподаватель ВКГТУ им. Д. Серикбаева Лилия Столярова. – По закону их должны судить на территории той страны, в которой они совершали экстремистские действия, но ведь они могут вернуться сами. А что нашему обществу делать с обученными, опасными для всего нашего уклада боевиками?

На этот вопрос пока никто ответить не может. Со своей стороны, силовики тоже принимают меры для возвращения соотечественников на родину, того, что боевикам теперь предстоит ответить перед законом, не скрывают.

– Если люди вернутся и продолжат на территории нашего государства незаконную деятельность, к ним будут приняты соответствующие меры, – говорит и. о. начальника управления оперативно-розыскной работы прокуратуры ВКО Серик Баяхметов. – Если они ни в чём не замешаны, их никто не станет трогать. У нас действует презумпция невиновности – мы её придерживаемся. Всё зависит от их поведения.

В прокуратуре подтвердили, что на зайсанцев, сегодня воюющих в Сирии, заведены уголовные дела по факту экстремизма и терроризма. Впрочем, в ведомстве заверили, что обратный путь на родину ни для кого не закрыт, особенно для тех, кто не участвовал в военных действиях, в первую очередь – для детей и женщин.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter