Новый законопроект «О лотереях и лотерейной деятельности в РК», находящийся сегодня на стадии утверждения законодательной властью, приведёт к полной монополизации лотерейного рынка в стране и легитимизации подпольного игорного бизнеса, так считает Александр ЛУПАЧЁВ, генеральный директор ТОО «Лотос НС», за плечами которого большой практический опыт работы в лотерейном бизнесе.

– Александр Павлович, насколько мне известно, вами было направлено в адрес депутата Рауана Шаекина письмо с вашими предложениями по усовершенствованию законопроекта о лотерее. Почему вы обратились именно к этому народному избраннику и в чём суть ваших предложений?

– Упомянутый законопроект в том виде, в котором он ныне существует, открывает неограниченные возможности для легализации деятельности ряда коммерческих структур, осуществляющих сегодня незаконную игорную деятельность под видом лотерейных проектов, и полной монополизации этого бизнеса за счёт устранения с рынка лотерей всех его добросовестных участников. Между тем версия законопроекта, предложенная законодателям нами, опиралась на здравый смысл, логику и учитывала мировой опыт организации лотерейного бизнеса.

– И что?

– А ничего. Ответа мы так и не получили... В то же время депутат Шаекин в период обсуждения законопроекта инициировал комплексную прокурорскую проверку электронных лотерей. Вот мы и обратились к нему с соответствующим письмом, излагающим суть наших предложений.

В частности, предлагалась мягкая форма монополизации лотерейного рынка путём разграничения его на государственный и негосударственный сектора. Причём только для государственной лотереи открывались возможности использования электронных лотерейных билетов без выпуска их бумажных аналогов, применения терминалов видеолотерей, а также работы без соответствующих лицензий.

Для государственных операторов лотереи предлагалось объявлять конкурсы на право её проведения и предъявлять организаторам все требования по уставному фонду, равному 300 000 МРП, стартовому взносу в 100 000 МРП, наличию безотзывной банковской гарантии на 45 миллионов и по 10%-ным отчислениям целевых платежей. Победитель конкурса сможет работать на основании государственного контракта, без государственной лицензии. Для такой организации можно будет определить и режим благоприятствования в части проверок её деятельности, и возможность финансирования из государственного бюджета, и ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО для ГОСУДАРСТВЕННОЙ лотереи определить возможность использования лотерейного билета в электронно-цифровой форме. (А-ля «игровой» бизнес).

Для такой лотереи разумно и определение, что организатором выступает государственный уполномоченный орган в лице Агентства по спорту. Возможно, что и интерес к ТАКОЙ лотерее у потенциальных участников будет гораздо выше, нежели к негосударственной.

– А какое место в ваших предложениях отводится негосударственным лотереям?

– Что до коммерческих лотерей, то для них наличие бумажных лотерейных билетов должно быть строго обязательным. То есть эти компании проводят лотерейные проекты, основанные на классических лотерейных схемах и использующие бумажные лотерейные билеты, где под стираемым покрытием и определяется факт и размер выигрыша. Таким образом, с одной стороны, на рынке лотерей сохранялась бы конкуренция меж государственным и частным капиталом, а также соперничество меж организаторами коммерческих игр. А главное – государство сохранило бы контроль над лотерейным бизнесом, не позволяя ему трансформироваться в откровенно игорный.

– И каково вообще сегодня число оппонентов государственной лотерее?

– Негосударственных компаний-организаторов, которые ещё хоть как-то существуют на лотерейном рынке РК, реально остаётся немного. (Классические лотерейные схемы используют: Дирекция Нац. Лото (Казлото), мы – ТОО «Лотос НС», ТОО «Лото-1», ТОО «Казахстан лоттери сервис» и две мелкие компании, работающие локально). Остальные действующие лицензиаты – это организаторы либо БИНГО залов (вполне законные тиражные лотереи зального типа), либо ныне НЕЗАКОННЫЕ электронные лотереи терминального типа (игровые автоматы). Вот, в общем-то, и весь лотерейный рынок РК, на перечисление которого хватило «пальцев рук».

Причём для дальнейшего сокращения количества организаторов лотерей и не допуска на рынок старых игроков достаточно отозвать «брошенные», т. е. не используемые лицензии, а таких сегодня наберётся порядка 65–70 штук. Формально для этого необходимо 2 действия: 1 – запрос через налоговое управление РК о зарегистрированных лотереях и числе выданных регистрационных карточек на объекты налогообложения на отдельные виды деятельности. 2 – отзыв лицензии через суд у предприятий-лицензиатов, не проводящих лицензируемую деятельность. Всё. Этот инструмент достаточно эффективен. Таким образом, останется всего не более 8–9 предприятий, которые законно работают на лотерейном рынке РК.

Кстати, в последнее время по стране большинство терминалов в рамках операции по вытеснению конкурентов или выключено, или даже вывезено с мест дислокации. Уверен, что после проведения прокурорской проверки всё это оборудование вернётся на свои места, только всё оно окажется сосредоточено в руках весьма узкой группы лиц.

– А какова вообще история формирования отечественного законодательства в этой сфере деятельности?

– Регламентация лотерейной деятельности в Казахстане никогда не была основана на профильном законе. Действовали постановления правительства РК, регламентирующие определённые правила и отдельные положения, формировались и изменялись (а в последней редакции и вовсе были удалены) общепринятые понятия лотерейной специфики.

Первые попытки разработки законопроекта, регламентирующего лотерейную деятельность, осуществлённые в 2009 году, не выдерживали никакой критики и были отправлены мажилисменами на доработку. Последующие изменения и дополнения в законопроект хотя и формировали общие правила и требования к этому рынку, но тем или иным образом не отвечали реалиям сегодняшнего дня.

Вообще развитие инновационных технологий в гемблинг-индустрии всегда несколько опережало разработанные нормы и механизмы регулирования лотерейного рынка. Ярким примером тому стала и реализация технологий электронной лотереи, проводимой с помощью видеолотерейных электронных терминалов, где технологически заявлялась как бы лотерейная игра, а по сути – использовалось игровое оборудование, которое тем не менее нельзя было причислить к игровому из-за устаревших формулировок понятийности, прописанных в действующих нормах Закона РК «Об игорном бизнесе».

– Это и повело к легализации вообще как бы запрещённого в городах игорного бизнеса?

– Ну да, ведь любой игровой автомат с вынесенной за пределы этого автомата игровой платой и коммутированной посредством интернет-технологий с сервером организатора (переименованной в диспенсер-дозатор или накопитель лотерейных билетов) уже как бы не является игровым автоматом, а автоматически становится лотерейным терминалом. Это создавало непреодолимые трудности правоохранительным структурам в формулировании доказательств факта организации игорного бизнеса или других связанных с этим преступлений.

Фактически несовершенство законодательства, в области лотерейной деятельности и неспособность органов прокуратуры каким-либо способом противостоять развитию игорного теневого сектора экономики привело к формированию и расширению сети электронной лотереи до колоссальных размеров.

– Какие предположительно суммы крутятся в этой сфере?

– Только в одной из компаний, организующих электронные видео­лотереи, количество работающих терминалов превышало 10 000 штук. А таких компаний на рынке РК, как минимум, 4. Учитывая минимально заявляемый уровень доходности в 50 USD в день, нетрудно подсчитать ёмкость и годовой оборот этого рынка. По нашим оценкам – это более 33 миллиардов тенге по состоянию на начало февраля 2015 года. Это расчёты приблизительные, точно здесь никто ничего сказать не может.

– Да, такой размер оборота, безусловно, интересен и крупному бизнесу, способному прибрать к рукам столь лакомый кусок.

– Вот именно поэтому в 2014 году была инициирована попытка провести законопроект, легализующий игорную деятельность под видом лотерейной и устанавливающий абсолютную монополию на лотерейном рынке РК упомянутых заинтересованных структур. Более того, проект был разработан и «заточен» именно под некое конкретное предприятие, которое, по мнению чиновников Министерства культуры и спорта РК, будет якобы способствовать какому-то развитию и пополнению бюджета РК в части формирования социально значимых программ в области развития спорта.

На этом, кстати, особенно настаивал, представляя законопроект мажилисменам, министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы.

Возникает резонный вопрос: откуда такое желание «протолкнуть» весьма сомнительный с точки зрения права законопроект любой ценой? Пусть даже в ущерб государственным интересам и интересам общества! Тем более – неудержимое желание выдать «карт-бланш» некоей одной зарубежной игровой конторе для развёртывания в РК системы «национальных  лотоигрищ». Ибо, заметьте, ни одна из лидирующих в лотерейной отрасли международных корпораций не проявляет интереса к лотерейному рынку Казахстана, кроме как отдельные гэмблермэны из очень близкого зарубежья. Почему – любопытно?

– Возможно, в этом самом ближнем зарубежье, к примеру в РФ,  накоплен большой положительный опыт по организации современных лотерей и солидного пополнения бюджета за этот счёт?

– В России все эти лотерейные новации себя не оправдали, более того, прямые доходы в бюджет за время действия исключительно «государственных» лотерей заметно сократились, и косвенные доходы бюджета из-за монополизации лотерейного рынка РФ такие уменьшились, так как были сокращены тысячи рабочих мест и ликвидировались сотни компаний.

Так о каких положительных моментах для государства хочет поведать господин министр, проталкивая игровиков из других стран на лотерейный рынок Казахстана? О том, что они вложат в экономику РК 3 миллиона долларов в качестве уставного фонда собственного гемблинг-товарищества? Или о том, что, реально вложив 4 миллиона тенге в качестве гарантий оплаты налогов, эти господа снимут миллиардные суммы в собственный карман, и никто, я подчёркиваю: НИКТО, не сможет ничего возразить, т.к. договор составлен таким образом, что никто и прав-то не будет иметь что-либо возражать…

– Так что, на ваш взгляд, ждёт лотерейный бизнес, если новый закон о лотереях будет принят в том виде, как есть?

– Самое печальное, на мой взгляд, возможное последствие – это массовое распространение игромании среди населения страны, особенно его молодой, самой активной и трудоспособной части. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Второй возможный результат – более оптимистичен. Это организация самими участниками лотерейного рынка РК сильной лотерейной структуры, которая сумеет, объединив силы добросовестных профессионалов, даже в условиях исполнения абсурдных  норм  и требований, прописанных в законопроекте, самостоятельно выступить в роли оператора государственной национальной лотереи.  И защитить наш лотерейный рынок от возможного превращения его в плацдарм для легализации игорного бизнеса, а также  проникновения на него заезжих деятелей, заинтересованных лишь в выкачивании из страны капитала.

 Мы готовим ответный ход. Очень скоро будет проведена конференция добросовестных участников лотерейного рынка, на которой планируется разработать ряд мер, направленных на то, чтобы доходы от лотерей шли в казну РК, а не уплывали за рубеж.

И пусть неудачник плачет.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter