Выступая на парламентских слушаниях, Нурлан Нигматулин предложил рассмотреть дифференцированный подход к использованию института примирения с потерпевшим.

"Образно говоря, если вор совершит кражу на сумму не более одного миллиона тенге и попадётся, он может примириться с потерпевшим, возместить ему ущерб и избежать ответственности. Наверно, это гуманно и правильно. Однако, если он попадается ещё раз, ничто не мешает ему вновь уйти от ответственности по такой же схеме. Главное для него, чтобы сумма украденного постоянно не превышала денежный порог в миллион тенге, иначе это рассматривается как тяжкое преступление, и понятно, что здесь примирение невозможно", – пояснил Нигматулин.

Мажилисмен рассказал, по какой схеме уходят от ответственности воры:

"Дошло до того, что увод от ответственности за кражи по этой схеме стал частью преступного бизнеса. По свидетельствам практиков из правоохранительных органов, создан даже специальный преступный фонд, из которого возмещается ущерб потерпевшим. Вор остаётся на свободе, совершает новые кражи, опять попадается неоднократно, но при этом ещё и успевает пополнить тот преступный фонд, благодаря которому он остался на свободе. Согласно криминальной статистике, кражи – это самое распространённое преступление и более половины всех уголовных правонарушений. И говорить о снижении количества краж пока не приходится", – отметил спикер Мажилиса.

Депутат предложил рассмотреть возможность примирения для тех, кто впервые совершил преступление.

"Тогда профессиональные преступники не смогут воспользоваться этими механизмами как уловкой с целью избежать правосудия. И это только один пример использования преступниками прорех в законодательстве", – сказал Нурлан Нигматулин.

Он отметил, что изменения в уголовный, уголовно-исполнительный, уголовно-процессуальный кодексы должны носить системный и комплексный характер.

"Непоследовательность, бессистемность при принятии решений о судьбе тех или иных норм институтов права здесь недопустимы, так как пагубно сказываются на стабильности указанных кодексов, подрывая в конечном счёте и авторитет закона. Для того чтобы избежать этого, возможно, следует подумать о создании механизмов по координации работы уполномоченных органов по совершенствованию законодательства в сфере уголовной юстиции в виде создания межведомственной рабочей группы. При этом следует избегать частого внесения изменений и дополнений в кодекс. Жизнь нас с вами учит: если нормы закона часто меняются – им сложно следовать", – отметил Нигматулин.

Нигматулин напомнил, что основной целью принятия нового УПК РК в 2014 году было упрощение судопроизводства по уголовным проступкам и преступлениям небольшой тяжести.

"Однако пока мы не можем утверждать, что обеспечили сокращение уголовного судопроизводства там, где оно реально необходимо. Так, упрощённые формы расследования пока ещё не получили широкого распространения. Хотя 25% уголовных правонарушений – это уголовные проступки и преступления небольшой тяжести. Они по сей день отвлекают большое количество сил и средств правоприменителей, вызывая массу затруднений", – сказал Нигматулин.

Ранее генеральный прокурор РК Жакип Асанов назвал пять минусов Уголовного кодекса РК.

В Мажилисе Парламента РК обсуждают модернизацию уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательств Республики Казахстан. В слушаниях участвуют депутаты, представители Конституционного Совета, Генеральной прокуратуры, КНБ, Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции, министерств внутренних дел, юстиции, финансов.

Уголовный, уголовно-процессуальный кодексы в последний раз меняли в 2014 году и ввели в действие с 1 января 2015 года.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter