Казахстанские правозащитники считают, что статья 201 УПК РК ("Недопустимость разглашения данных досудебного расследования" ) и статья 50 УК РК ("Лишение права занимать определённую должность или заниматься определённой деятельностью") приводят к абсурдным судебным решениям. На пресс-конференции в Алматы председатель совета Казахстанского Международного бюро по правам человека Евгений Жовтис рассказал, каким образом так называемая "тайна следствия" позволяет прокуратуре влиять на объективность суда.

"За рубежом подобная статья применяется в случае, когда дело касается государственных секретов, - говорит Евгений Жовтис. - То, что касается государственных секретов и неразглашения данных о частной жизни, то есть интимные подробности, то, что касается несовершеннолетних и так далее. В последние несколько лет наши органы стали трактовать это слишком широко и засекречивают вообще всё, что происходит на предварительном расследовании. Эта статья является инструментом давления и на защитников, и на потерпевших. На органы прокуратуры она не влияет, поэтому они могут эти данные частично разглашать, рассказывать какие-то детали, а защита полностью этого лишена. Это противоречит принципу состязательности сторон".

Статья 201 УПК РК, по словам Евгения Жовтиса, также не касается подозреваемых и обвиняемых. Следовательно они могут разглашать любые сведения.

"Они могут разглашать всё, что угодно, - говорит Евгений Жовтис. - И ситуация получается абсурдная. Если обвиняемый не сидит, он может разглашать. Поэтому лучше его закрыть в СИЗО, чтобы информация не утекала".

Адвокат Айман Умарова вспомнила дело Юлии Козловой, журналиста оппозиционного сайта "Nakanune.kz ", которую обвинили в хранении марихуаны. Защищая ее, Умарова тоже столкнулась со статьей 201 УПК РК.

"По делу Юлии Козловой у меня брали подписку о неразглашении, - говорит Айман Умарова. - Но в статье не указано, с какого момента это действует, а до этого я уже много интервью дала, все, что мне известно, я уже рассказала".

Статья 50 УК РК тоже вызывает вопросы у правозащитников. В некоторых ситуациях, по мнению Евгения Жовтиса, она ставит человека в немыслимые ситуации.

"Статья 50 УК РК предусматривает лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, - говорит Евгений Жовтис. - ДТП человек совершил, его лишили прав, он не может заниматься деятельностью, а именно, водить. Преступление против детей... человек лишается права заниматься педагогической деятельностью определённое время. Здесь все понятно. Но, к примеру, был случай, когда у нас осудили двух религиозных деятелей, они были привлечены к ответственности с лишением права заниматься религиозной детальностью. В законе "О религиозной деятельности" есть конкретизация того, что является таковой. В итоге получилось, что им запретили религиозные обряды и церемонии, то есть им запретили молиться, им запретили миссионерскую деятельность, читать религиозные материалы. Им запретили заниматься благотворительностью. Судья закон вообще смотрела? Она чего хотела этим добиться? Если ты запрещаешь, ты хотя бы посмотри, что ты запретила".

Правозащитники намерены выйти с предложением к правительству, прося внести изменения в кажущиеся им нечетко сформулированными статьи УПК и УК РК. Они предлагают конкретизировать случаи, когда следует применять эти статьи и отредактировать их.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter