Благоприятный прогноз дают врачи для Асем Шаяхметовой, пострадавшей при крушении Ан-2 на юге Казахстана. Главного геолога ПО «Балхашцветмет» доставили в столицу, где ей должны сделать три операции. Состояние Асем всё ещё тяжёлое, но стабильное. У неё закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, открытый перелом левой бедренной кости и закрытый перелом левой голени.

Напомним: Ан-2 заходил на посадку в условиях тумана и врезался в землю. Если бы не Асем Шаяхметова, единственная, кто остался в живых, о катастрофе узнали бы намного позже. 28-летняя девушка, несмотря на тяжёлые травмы и большую кровопотерю, сама вызвала помощь по телефону.

«Мегаполису» удалось разыскать и пообщаться с коллегами Асем по Артемьевскому руднику, где она начинала свою трудовую деятельность.

– Она очень смелая, характер у неё боевой, любого спросите на руднике – все подтвердят. Если её сравнить с породой – она как гранит, это первое, что пришло на ум, – говорит об Асем старший геолог Артемьевского производственного комплекса Салтанат Болуспаева.

Вдоль и поперёк прочесав Интернет, корреспонденты «Мегаполиса» отыскали заметку на сайте акима Шемонаихинского района, в которой в канун профессионального праздника говорится о работе геологов, таких, как Асем Шаяхметова. «Они, рудничные геологи, наравне с горняками ежедневно спускаются в шахту. И, поверьте, выполнять этот непростой труд могут только люди, по-настоящему преданные этой трудной профессии», – сказано в заметке. 

А отзыв ещё одной коллеги окончательно довершил образ нестандартной персоны. Родись девушка лет сто назад, это про неё сказал бы поэт «гвозди бы делать из этих людей».

– Пришли к нам как-то несколько девочек и мальчиков, выпускников института, хотели узнать про трудоустройство. Я им говорю: посмотрите сначала шахту, кто не побоится – останется. Парни ушли все до единого. Остались несколько девочек, в том числе Асем. И вот с 2008-го она у нас работала, прошла от горнорабочего до главного геолога, – рассказала начальник службы персонала Артемьевского производственного комплекса Наталья Шапорева.

Похожая ситуация, если можно так говорить, произошла с Сабитом Досановым в 1965 году: январь, туман, авиакатастрофа, единственный выживший после крушения самолёта ИЛ-18 в Алматинском аэропорту. Прояви тогда Сабит Аймуханович чуть меньше воли, не было бы у Казахстана талантливого писателя, признанного во всём мире. И хотя Сабит-ага очень не любит вспоминать этот случай, для «Мегаполиса» сделал исключение.

– Это был рейс из Москвы на Алматы, в Семипалатинске была транзитная остановка. Билетов не было, и мы с моим дядей еле-еле попали на борт. Полетели. И последнее, что помню – страшный грохот. Очнулся, кричу, зову своего дядю Бейсенбека, но никто не отвечает. У меня, видимо, болевой шок начался, часто отключался. Когда сознание возвратилось, заметил, что самолёт горит. Думаю, я тут недалеко от бензина, сейчас взорвётся и всё. Встал, сделал полшага, даже не знаю как – у меня нога сломана была. Потом опираясь на одну руку, стал отползать от обломков. Когда в очередной раз очнулся, вижу – взорвался бензобак примерно на том месте, где я был, – рассказал нам писатель.

В случае с Сабитом Досановым пилот, бывший лётчик-испытатель не учёл особенности алматинского тумана очень быстро сгущаться и поэтому сажал самолёт почти вслепую. В Жамбылской области 20 января тоже был туман, но транспортная прокуратура Казахстана проверяет и другие возможные причины крушения самолёта Ан-2, в том числе неисправное техническое состояние воздушного судна и человеческий фактор.

Редакция газеты «Мегаполис» выражает соболезнование родным и близким погибших в этой катастрофе и верит в скорейшее выздоровление главного геолога ПО «Балхашцветмет» Асем Шаяхметовой.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter