Умер Геннадий Иванович Толмачев – журналист, писатель, редактор.

Проводить Г. И. Толмачева в последний путь в Союз писателей Казахстана пришли многие видные деятели культуры, писатели, журналисты. Соболезнование семье выразил глава государства Н.А.Назарбаев. Как говорили выступившие на гражданской панихиде, Геннадий Иванович Толмачев был поистине знаковой фигурой для нашего города, для Союза писателей, для страны. И дело здесь не только в литературных заслугах, профессионализме, добросовестности, журналистской порядочности, но в его человеческих качествах: неиссякаемом жизнелюбии, дружелюбии, обаянии. Это был человек-праздник. Таким он запомнился людям. С его уходом в нашем городе станет меньше улыбок, доброжелательности, смеха.

Он редактировал областную газету «Огни Алатау», и провожавшие его в последний путь журналисты вспоминали не только высокий уровень этой газеты, а ту дружественную, можно сказать, веселую атмосферу, что царила у Геннадия Ивановича в редакции. Всю жизнь он тяготел к жанру сатиры и юмора, ему посвятил не одну свою книгу и широко пользовался им в быту. При своей редкой общительности Геннадий Иванович, конечно, имел друзей везде. Но когда кто-то из его влиятельных приятелей вдруг попадал под огонь критики его журналистов, редактор брал в нем верх: своих журналистов он не сдавал, работу ценил превыше личных отношений.

Он был необычайно верен в дружбе. Одна из его книг так и называется: «Не прощаюсь с друзьями». Всю жизнь – с университетской скамьи, с первой работы в «Казправде» дружил он с Валерием Михайловичем Буренковым, и сына своего назвал в честь него. Он трогательно заботился о друге, когда того постигла тяжелая болезнь, и горько пережил его кончину два года назад. Он сам говорил, что эта смерть подкосила его: ушла родная душа, огромная часть его собственной жизни.

Более чем сорокалетняя дружба связывала Геннадия Ивановича Толмачева с Олжасом Омаровичем Сулейменовым. О ней Олжас Сулейменов сказал в своем прощальном слове и, наверное, скажет еще. Геннадий Толмачев был рядом с Олжасом не только в счастливые моменты славы, молодецких забав, получения премий и орденов, но и в самые трудные, переломные моменты его жизни: в декабре 1986 года, и позже, когда начались гонения. В феврале 1989-го, когда зарождалось движение «Невада – Семипалатинск», и позже, когда оно оформилось в партию «Народный конгресс Казахстана». Как известно, Г.И.Толмачев был главным редактором одноименной газеты.

О своем друге Геннадий Иванович написал книгу «Повесть об Олжасе». Есть там и страницы о том, как впервые в Алма-Ате издавалась книга «АЗиЯ», хотя и не акцентируется, что рискуя должностью, партбилетом и головой, Геннадий Толмачев, зам.главного редактора издательства «Жазушы», не отправил ее, как положено, на рецензию в Москву. Благодаря чему книга и вышла.

Работа в издательстве «Жазушы» свела его когда-то с Иваном Петровичем Шуховым, в ту пору крупнейшим писателем, классиком, главным редактором журнала «Простор». Г.И.Толмачев говорил, что именно от Шухова получил он благословение в литературу и самые главные уроки литературного бытия. Потому и сам Геннадий Иванович, став главным редактором журнала «Простор», принимал порой решения, не надеясь на одобрение большинства.

И «Повесть об Олжасе», и «50 встреч с Кунаевым», и «Лидер» – книга о Нурсултане Назарбаеве при всей их документальности и нацеленности на главных героев, окрашены человеческим теплом, обаянием незаурядной личности их создателя. И какая уж тут конъюнктурность, когда к опальному Кунаеву Толмачев с Сулейменовым ходили под тотальной слежкой. А Нурсултана Абишевича Назарбаева Геннадий Иванович Толмачев знал еще со времени работы нашего первого президента секретарем парткома Карметкомбината.

В последние годы глава государства часто брал писателя в свои зарубежные поездки. Но и здесь среди официальных лиц Геннадий Иванович оставался самим собой. Рассказывают, однажды проходя по самолету, президент приостановился у кресла Толмачева: «Ну как летим, Геннадий? Вон сколько вокруг тебя девушек!» Геннадий Иванович отозвался мгновенно: «В Вашем самолете, Нурсултан Абишевич, девушек нет. Одни кор-р-респондентки», – ответил он со свойственным ему грассированием.

Вспоминаю, как пять лет назад в таком же декабре мы возвращались с празднования Дня независимости из Астаны. Переезд в новую столицу шел еще, что говорить, не безболезненно. И Геннадий Иванович тотчас отреагировал на общее настроение песенкой:

«Наталия, зову тебя в Анталию, А ты, противная, едешь в Астану».

Но совершенно справедливо сказал на гражданской панихиде Валерий Михайлов: за внешним балагурством, легкостью, бьющим в глаза жизнелюбием жила душа необычайной доброты, заботливости и ранимости, творческой неуемности. Это знали его близкие, его товарищи, это видно по последним рассказам Г.И.Толмачева, опубликованным в прошлом году в журнале «Простор». В посвященном Г.Толмачеву стихотворении Олжаса «Мальчишество», есть строка «мальчишество заковано в рассудок», на самом деле мальчишество жило в нем всегда вопреки рассудку и возрасту.

Очевидно одно: с уходом Геннадия Ивановича Толмачева, как и Валерия Михайловича Буренкова, уходит журналистика, которая была обращена к человеку, к его нравственности, к лучшему в нем. Журналистика, которая ценила написанное Слово, недаром она становилась писательством. И сами их книги сегодня читаются уже светлым реквиемом – им и ей.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter