На прошлой неделе меня, военного обозревателя «Мегаполиса», «забрили» в солдаты. От подъёма до отбоя в Капшагайской 35-й отдельной десантно-штурмовой бригаде, которой сейчас командует Айдар Кабденов, наравне с молодыми солдатами я проливал пот на занятиях по огневой подготовке и рукопашному бою, «умирал» на турнике и утреннем кроссе, ел в солдатской столовой овсяную кашу, скоблил свою седую полковничью щетину одноразовым станком и бок о бок с будущим министром обороны драил унитазы...

Через 30 лет снова оказаться в солдатской казарме обыкновенным «пушечным мясом» и вкусить все прелести армейской жизни – всё равно, что броситься в омут с головой, когда лишние 20 кг «гражданского авторитета», нажитого непосильным поеданием тёщиных беляшей и суперового жениного лагмана, тянут не просто на дно – уничтожают и «размазывают» по плацу. Но я должен терпеть и не жаловаться на судьбу, которая подарила мне шанс рассказать родителям нынешних солдат-срочников, что же на самом деле происходит с их детьми в нынешней солдатской казарме днём и ночью, особенно когда офицеры после службы уходят по домам, оставляя «править бал» грозных сержантов-контрактников...

ЗА ПОЛЧАСА ДО ИСТОШНОГО КРИКА: «РОТА, ПОДЬЁМ!»

6 ч. 00 мин. Железная солдатская кровать с сеткой-пружиной осталась прежней, как и в годы моей срочной службы в далёких восьмидесятых. И прикроватные тумбочки те же, и табуреты, и тапочки. А вот спортивной формы в моё «солдатское» время у рядового состава никогда не было. На зарядку рота выбегала не в кедах, как сейчас, а в кирзовых сапогах. Портянки, наброшенные наспех, стирали ступни до крови, ременная бляха впивалась в живот, когда надо было выполнять подъём переворотом на турнике. И форма одежды была хоть в стужу, хоть в зной одна для всех – голый торс. Теперь всё иначе.

– У каждого десантника в тумбочке кроме личных вещей именной комплект спортивной одежды: футболка, шорты, кеды, – шёпотом, чтобы раньше времени не разбудить солдат, поясняет замкомроты Ринат Шарипов. – В личное время десантники должны их сами стирать и сушить. Так же, как и носки. Портянок ведь давным-давно уже нет и в помине. Баня у нас в бригаде один раз в неделю. Душ по желанию можно хоть каждый день принимать. Условия в казарме позволяют. Не нравится мыло и паста – купи себе другие по вкусу. Всё реально.

– На какие шиши солдату хозяйственное мыло на «земляничное» менять?

– Солдат сейчас получает в месяц три тысячи.

– Чего? Долларов?!

Офицер, понимая, что я так по-граждански невпопад пытаюсь шутить, на вопрос не отвечает, бросает беглый взгляд на свои командирские и подаёт сигнал дневальному. Тот стремглав вбегает в спальное помещение и истошным голосом кричит: «Рота, ұйқыдан тұр!».

6 ч. 30 мин. На удивление, все новобранцы вскакивают с постелей мгновенно. Потягиваться и вылёживаться здесь в 35-й десантно-штурмовой бригаде не принято. Да и старшина гвардии сержант III класса Нурлан Бекболатов никогда и никому не позволит такой наглости.

На туалет и выход из казармы по распорядку дня отводится 10 минут.

Ровно в 6.40 все 250 человек вытягиваются в колонну и бегут на восток – навстречу солнцу. Я замыкаю колонну, но примерно через километр так называемого лёгкого бега понимаю, что на этот раз точно попал как «кур во щи». Отставать нельзя – засмеют. Приходится скрипеть зубами и терпеть. Марку родного Новосибирского военного училища, успешно оконченного в 1984 году, держать надо во что бы то ни стало.

АРМЕЙСКИЙ МЕТОД БОРЬБЫ С ЖИРОМ

Брусья, турник, полосу препятствий, другие спортивные снаряды, где молодые солдаты качают пресс, прошёл со всеми за полчаса. И никакой диеты не надо – килограмма-двух как не бывало.

– Видите, как молодёжь потеет? Это апашкины пирожки да мамкины булочки из них выходят, – констатирует комроты гвардии капитан Марат Бралинов. – Ещё неделька-другая, и лишний жирок из них уйдёт навсегда. К присяге за 20 дней тренировок так молодых подсушим, сами себя в зеркале не узнают.

– Нагрузка приличная. Все выдерживают?

– Это только начало. О какой нагрузке вы говорите? Это обыкновенная самая что ни на есть простенькая солдатская зарядка. Детский сад. Настоящие задачи и трудности для них позже начнутся. Вот тогда держись, гвардия!

И они держатся. Стараются изо всех сил. По утверждению комбата гвардии майора Бейбита Аманкалиева, все новобранцы в бригаду пришли не просто за военным билетом – за службой пришли. За настоящей, боевой! Исключительно по доброй воле пришли и после жесточайшего отбора в военкоматах.

МИНИСТР ОБОРОНЫ СИЛЁН В АРМРЕСТЛИНГЕ

Чтобы попасть служить в Аэромобильные войска, необходимо, чтобы рост у новобранца был не ниже 170 см. У Азимхана Тезекпаева из ЮКО до осуществления заветной мечты не хватало каких-то полутора сантиметров. Военком упёрся и ни в какую не пускал паренька в десантно-штурмовую бригаду.

Азимхан Тезекпаев

– Ну как мне вас всех убедить в том, что я могу служить в Аэромобильных войсках, что не подведу? – кипятился Азимхан на сборном призывном пункте в Шымкенте.

– Тридцать раз подтянитесь на перекладине, тогда посмотрим, – отвечает военком.

– Не могу тридцать, господин полковник. Двадцать пока только могу. Честно.

– Тогда во внутренние войска пойдёшь служить, сынок. Всё, разговор окончен, встать в строй.

У призывника слёзы наворачиваются и в горле першит. Обидно ему, мастеру спорта по вольной борьбе, что не берут его в десант, не доверяют.

Последняя попытка убедить и военкома, и «покупателя» из 35-й бригады – акробатический приём. Парень в сердцах срывает с себя футболку, выходит на строевой плац и крутит сальто назад. Да так мастерски будущий солдат выполняет фляк, что у всех присутствующих на мандатной комиссии офицеров челюсти отвисли. Что творит паренёк из простого аула! Мал золотник, да дорог.

Убедил-таки чертяка. Взяли его в 35-ю десантно-штурмовую бригаду. Здесь, в перерыве между занятиями по рукопашному бою, мы и познакомились с Азимханом Тезекпаевым поближе.

– Я рад, что добился своего. Спасибо гвардии майору Озехану и командиру бригады за то, что поверили в меня. Никогда десантников не подведу.

– Закончишь срочную, солдат, что дальше?

– На контракт останусь. В военный институт поступлю.

– А потом?

– В академию.

– До начальника Генерального штаба решил дослужиться?

– До министра обороны.

– Справишься? Маршальский жезл за спиной не легко нести.

– Так точно, справлюсь.

Бригадный горнист трубит сбор, новобранец вскакивает со скамейки и вытягивается в струнку. В глазах блеск, пальцы сжаты в кулак. Давно в войсках, не говоря уже о банальной гражданке, я не встречал такой здоровой прыти и молодёжного задора.

– А ну-ка давай, солдат, с тобой померимся силой. Завалишь полковника в армрестлинге правой – получишь приз. Левой одолеешь старого десантника – двойной тариф.

– Легко.

И мы сошлись не на смерть – на жизнь. Семь секунд только и смог я продержаться под натиском молодости. Поборол меня в честной конкурентной борьбе будущий министр обороны Азимхан Тезекпаев.

ОВСЯНОЕ «СЧАСТЬЕ» МАСЛОМ НЕ ИСПОРТИШЬ

Завтрак в солдатской столовой у меня не пошёл. Честно в этом признаюсь. Овсянка, как бы я ни старался, в горло не лезла. Но молодые солдаты уплетали её с превеликим удовольствием. И хлеб, и масло, и колбаса исчезали со столов на ура. Было бы не съедобно – молодые плевались бы. Мёд с кефиром и чай – как утренний десерт. На столах соус, горчица, сыр и сахар. Калорий, чтобы до обеда солдату продержаться и на полевых занятиях в обморок не упасть, хватает с избытком.

После завтрака 20-минутное информирование и доведение мер безопасности под роспись. Затем  начинаются занятия по боевой подготовке. Мой взвод отправляется изучать автомат Калашникова и метать гранаты. Другие солдаты под присмотром сержантов учатся укладывать парашют и совершенствуются в строевой подготовке. Через 40 минут по сигналу горниста смена учебных точек.

Жара такая, что всё время хочется пить. У каждого молодого солдата на поясе фляжка с кипячёной водой. Им легче. Мне фляжки не досталось, потому в перерыве приходится бегать к огромному баку. Пот заливает глаза. Из солдатской кружки лью себе на голову тёплую воду, чтобы хоть как-то её остудить. Благо чай в баке без сахара.

Все инструкторы в оранжевых жилетах. Прикольно наблюдать за тем, как они, мастера военного дела, прослужившие в бригаде лет по десять, встают перед молодыми солдатами на колени и методично показывают им, как правильно снаряжать магазин патронами и изготавливаться к бою.

– Десантника на колени не поставить, особенно в бою, но здесь другое дело, – говорит гвардии лейтенант Николай Жуменко. – Солдата не надо жалеть, его надо беречь. А чтобы он выжил в бою и выполнил задачу, его надо хорошенько обучить. Потребуется, и офицеры на колени перед молодыми встанут, чтобы опыт передать, не только сержанты. В этом случае не стыдно.

– На каком языке в основном обучаете солдат?

– На государственном и русском, конечно. К концу года службы славяне очень хорошо на казахском разговаривают. Так же, как и ребята из дальних аулов на русском.

13 ч. 50 мин. Конец занятиям. Четыре часа пролетели, как 4 минуты. Устал с непривычки очень. Но мне было интересно вспомнить и старую армейскую школу, и понаблюдать за молодёжью. Им, вчерашним студентам, смею утверждать, было интереснее вдвойне. На мой вопрос: «А если завтра война и придётся идти под пули?» все без исключения отвечали однозначно: «Значит, пойдем воевать. Для того и учимся здесь военному делу».

14 ч. 00 мин. Обед. В меню от шеф-повара: морковный салат, рассольник, гречка с отварным мясом. На десерт сок, фрукты (банан или яблоко на выбор), компот и плитка гематогена (!). Когда такое было? В лучшем случае, как помню из своего армейского опыта, солдатская радость – воскресный солдатский сникерс (хлеб с маслом, на который размазывается алюминиевой ложкой отваренный яичный желток с сахаром) и пара простеньких карамелек...

С обильным солдатским рационом снова не справляюсь. Опять моя гражданская «запаска» даёт «от ворот поворот» казарменной еде. «Бурдюк» наполнен до отказа, дышу с трудом, но в казарму марширую браво. Стараюсь, как и молодые, в ногу идти, бормочу речёвку и открываю рот, когда ротный запевала начинает песню. Отвык от строя, хотя за плечами больше 20 лет службы в регулярных войсках.

Хочется курить. Перед казармой старшина командует: «Разойдись», но в курилку никто из новобранцев не спешит. Припасённые для ребят (как угощение сигареты с фильтром) лежат в кармане «мёртвым грузом».

– Не курят у нас в бригаде, – отвечает на мой красноречивый жест гвардии сержант II класса Тоир Досов. – Не принято как-то. И комбриг наш не курит. И многие другие командиры тоже...

Из 250 новобранцев, как выяснил, только четверо без сигаретного дыма пока страдают. Ну не могут в одночасье избавиться ребята от дурной привычки. Солдатам есть где курить, но быть так называемой «белой вороной» пацаны уже сами не желают и курилку стороной обходят. Вдвоём с сержантом Досовым там расположились. Никто откровенному разговору нам не помешал.

– Тоир, сколько лет вы уже на службе?

– С 2006 года в 35-й бригаде. Со срочной начинал. Потом на контракт перешёл: старшим инструктором был, сержантом взвода, командиром... Сейчас на должности сержанта батальона.

– Кому подчиняетесь?

– Командиру батальона подчиняюсь напрямую. Я его помощник по боевой подготовке. Моя главная задача – обучать солдат военному делу.

– Сколько получаете за свой труд, если не секрет?

– Чистыми 143 тысячи тенге сейчас сбрасывают на мою банковскую карточку. Плюс 40 тыс. тенге ежемесячно выплачивают в виде компенсации за аренду жилья в Капшагае.

У Тоира Досова интернациональная семья. Жена Валентина – врач-педиатр. Работает в гражданской больнице. Сыну Богдану год и восемь месяцев. Ходит в детский садик. Тельняшка у него уже есть и голубой берет, как у папы, тоже имеется. Родители проживают в ЮКО. Наведываются в гости. Гордятся успехами сына и зятя.

– Я всегда хотел быть не просто десантником, не просто хорошим солдатом или сержантом, я стремился быть лучшим всегда и во всём. И сейчас у меня огромное желание добиться в жизни определённых высот. Потому мне по душе, когда я вижу на сборах молодых солдат, что человек в армию пришёл не просто за военным билетом, а за тем, чтобы постоянно совершенствоваться, становиться мужчиной, преодолевать трудности.

– Как вам этот набор? Отличаются ребята от других призывов, более ранних и, главное, чем?

– Образованных стало больше. Практически все с высшим образованием. Поскольку отбор в военкоматах стал жёстче, крепких ребят, выносливых и рослых, всё больше и больше приходит. Но главное то, что все они пришли в нашу 35-ю бригаду с огромным желанием стать настоящими десантниками. Знания впитывают как губка. Полторы недели всего прошло, как их прислали, но результаты уже не плохие.

– Что не нравится вам в них? Может, хамовитые не по возрасту или ленивые? Огрызаются, может быть, умничают. Или приказы выполнять отказываются.

– Приказы у нас выполняют все солдаты беспрекословно. По-другому нельзя. Иначе под суд можно попасть. Ничего плохого сказать про этот состав не могу. Из ребят можно лепить современных солдат, которые и задачу выполнят, и живыми останутся если что.

– Лучших на этот час назовёте?

– Я бы отметил Жасулана Сатбаева из Алматинской области, Казыбека Батталова из Алматы, Александра Черношвеца из Кокшетау, Куаныша Айтжанова из ЮКО, Руслана Халилова. Чтобы было честно, давайте спросим мнение командиров взводов и сержантов. Они, возможно, назовут других. Много хороших ребят пришло.

У Тоира Досова в 35-й десантно-штурмовой бригаде непререкаемый авторитет. Признанный боксёр, умеющий держать удар и мощно нападать. Чемпион Аэромобильных войск по рукопашному бою, отличник боевой подготовки. У командира бригады Айдара Кабденова и начальника штаба Григория Лукьянченко на хорошем счету.

– Если бы этот сержант не работал как надо, не пахал бы, невзирая на какие-то сложности, а просто «лежал» бы на своей должности, то я давно бы нашёл ему замену, – откровенничает комбриг гвардии подполковник Айдар Кабденов. – Но он молодец. И подчинённых своих Досов правильно готовит и воспитывает. Потому порядок у него в батальоне, каков и должен быть – показательный.

– Что ещё у вас в бригаде показательного?

– Всё. Именно показательного, а не показного. Зайдите в туалет, умывальное и спальное помещение, учебные классы. Нигде бардака не найдёте, потому что в бригаде каждый военнослужащий чувствует себя полноправным членом десантной семьи, а не каким-нибудь дальним родственником или непрошенным гостем.

– Ну а как же раньше здесь было? Когда солдаты делились на «волков» и «шакалов»? Когда поборы денежные были, дедовщина, драки и залёты почти каждую неделю? Громкие ЧП?

– Давно это было. И прежним командирам, и нынешним удалось избавиться от всего этого. Коллектив стал сильным и дружным. Надеюсь, навсегда. Система подготовки и воспитания военнослужащих создана такая в бригаде, что работать всем стало легко. Чисто не там, где постоянно убирают, а там, где не мусорят. Я доволен своим заместителем по воспитательной и социально-правовой работе гвардии майором Талгатом Озеханом, заместителями командира батальона гвардии майором Владиславом Сафоновым, заместителями командира роты по ВиСПР гвардии капитанами Куандыком Арыстановым и Ринатом Шариповым. Они справляются с задачей по укреплению воинской дисциплины, воспитывают молодых солдат в духе патриотизма, личной ответственности за защиту своего Отечества, преданности своему народу. В выходные дни они умело организуют досуг личного состава, в клубе проводят концерты художественной самодеятельности, демонстрируют фильмы об истории ВДВ и героических подвигах фронтовиков в годы Великой Отечественной войны.

После обеда у солдат тихий час. Это «сонное обстоятельство» вызвало у меня улыбку. Почти как в детском саду, но это же часть постоянной боевой готовности! Как это понимать?

– В распорядке дня действительно есть пункт: с 15.00 до 17.20 «Время для личных потребностей, отдых, сон», – говорит старшина Бауржан Бедеров. – Солдату полезно поспать, сил набраться. После сна у нас воспитательная, культурно-досуговая и спортивная работа. Час отводится на самостоятельную подготовку. В 19.10 ужин. В 20.30 просмотр новостей, вечерняя прогулка, личное время.

– В котором часу отбой?

– В 22 часа 30 минут. Но прежде мы уточняем боевой расчёт.

– Кто по ночам молодых солдат караулит?

– Наряд. Дежурная группа, в которую обязательно назначается офицер.

ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ

Комбриг мне друг, но истина дороже. Прослужив сутки в 35-й десантно-штурмовой бригаде и на себе испытав весь казарменный уклад нынешней армейской действительности, на следующей неделе планирую побывать в другой воинской части и примерить, скажем, танковый шлем или пехотную каску, как надел десантный берет в минувший понедельник. Министр обороны Серик Ахметов и начальник Генерального штаба генерал-полковник Сакен Жасузаков не стали возражать, позволили корреспондентам «Мегаполиса» врасти в обстановку, побывав в самой гуще мужского коллектива и на острие той самой атаки, после которой вкус победы ощущается особенно остро.

А чтобы родители солдат за своих сыновей волновались как можно меньше и знали, как у них обстоят дела не только со слов командиров, а ещё и со слов журналистов, оставляю редакционный телефон 8 (727) 315-09-87 и свойe-mail: Nord@megapolis.kz Пишите, звоните, направляйте, спрашивайте. Будет время и желание – на сайте «Мегаполиса» предлагаю просмотреть видеоролик о службе молодых солдат в 35-й десантно-штурмовой бригаде.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter