Внезапное переназначение из одного высокого кресла в другое застало теперь уже дважды бывшего акима Алматинской области Шалбая Кулмаханова врасплох…

Всего за несколько дней до визита в Алматинскую область президента Назарбаева и последующими за этим кадровыми перестановками мы беседовали с акимом области в его рабочем кабинете. Шалбай Кулмаханович уверенно восседал за своим дубовым столом (напрочь заваленным бумагами, папками с отчетами районных акимов, глобальными бизнес-проектами) и непринужденно рассуждал о проводимом в стране эксперименте – выборах районных акимов.

– Люди должны приобщаться к выборам и знать, что от их правильного решения зависит многое. Скажем, никому из кандидатов в акимы Ескельдинского района я не отдаю предпочтение. Как бы ни сложилось – дело все равно не проиграет. Для меня важно движение. Не надо зацикливаться на чем-то и ком-то одном. Сейчас в стране идет активный рост. Развитие. Появляется много перспективных грамотных молодых людей. Десять лет назад мы были не такими. Хотя, когда я работал мэром Алматы, тоже не плохо мыслил (смеется). Я даже опережал время. Вспоминаю, как десять лет назад давал Владимиру Рериху интервью в самолете… А сегодня вижу, все идет так, как я еще тогда предвидел…

По мнению Шалбая Кулмаханова, максимальный срок пребывания акима на одном месте не должен превышать пяти лет.

– Два или три года в должности, конечно же, маловато для любого акима. А больше пяти – однозначно много. В таком случае акимы начинают считать вверенную территорию своей вотчиной. Этого допускать нельзя. Про других говорить не буду, а про себя знаю: мне бы еще годик-два и тогда я в Алматинской области все доведу до логического завершения. Воплощу в жизнь все идеи. Все программы…

Выходит, не удалось бывшему акиму Алматинской области все довести «до логического завершения». Нарисованную в мыслях картину «процветания и благоденствия вверенной ему территории» на холст в реальности теперь придется переносить его сменщику – бывшему министру сельского хозяйства Серику Умбетову.

Что касается Шалбая Кулмаханова, то он по решению президента отправляется руководить Министерством по ЧС, то есть поднимать и доводить до «необходимой кондиции» знакомый ему «чрезвычайный участок». Как известно, с июня 1997 года по май 2001 года Шалбай Кулмаханович уже управлял подобной ЧС структурой. Правда, при нем эта организация называлась не министерством, а всего лишь комитетом (впоследствии – агентством). На посту областного масштаба Кулмаханов продержался чуть больше четырех лет. До пятилетнего барьера, о котором он часто упоминал в последнее время, не дотянул не полных одиннадцать месяцев.

– Скрывать не стану, врагов на этом месте я себе много нажил. Все потому, что не позволяю бизнесменам строить городские объекты из хлама и отходов, запрещаю строить как попало, – говорил Шалбай Кулмаханов за неделю до своего нового назначения. – Это не нравится многим. Жалуются на меня. Говорят, что зажимаю бизнес. На рынке хаос… Дали неограниченную свободу хозяевам базаров и торговых центров. Знаю, что они в отчетных документах показывают одну сумму, а на самом деле берут за аренду торговых мест больше. В связи с этим приходится корректировать некоторые вопросы. Это тоже хозяевам не нравится…

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter