27 марта в Медеуском районном суде состоялось первое слушание по иску Натальи Аритичевой к ТОО "Специализированный комбинат ритуальных услуг" (ТОО "СКРУ").

Семья Аритичевых живёт в доме, который теперь почти граничит с кладбищем, с середины прошлого века. Сама Наталья живёт в нём с 1970-х годов. По её словам, раньше кладбища не было видно из окна, а теперь кладбище почти само пришло на порог.

"От моего забора до первой могилы – 15 метров", – рассказала на суде Наталья Аритичева.


Раньше кладбища не было видно

Раньше кладбища не было видно / time.kz

Женщина обратилась в администрацию Кенсайского кладбища, затем в прокуратуру. Однако результата это не дало.

Почему на закрытом кладбище продолжают хоронить людей, рассказал директор ТОО "СКРУ" Марат Исмаилов.

"Кладбище Кенсай находится в собственности ТОО с 1961 года. В связи с невозможностью его расширения, согласно постановлению акимата города Алматы от 11.04.2011 года, кладбище является закрытым. Однако данным постановлением запрет на захоронение усопших тел не наложен, так как на кладбище имеются неосвоенные земли, отведённые под захоронение. Для каждого отдельного захоронения на кладбище отводится территория с соблюдением всех градостроительных и санитарно-эпидемиологических норм", – ответил в письме Марат Исмаилов.

Однако в соблюдении санитарно-эпидемиологических норм живущая у кладбища алматинка не уверена. В приказе министра здравоохранения РК от 14 февраля 2005 года №59 "Санитарно-эпидемиологические требования к проектированию и содержанию кладбищ" говорится:

  • Кладбище должно размещаться на расстоянии 300 метров от жилых зданий. Размер санитарно-защитной зоны для закрытых кладбищ не должен сокращаться по истечении кладбищенского периода.
  • Участок, отводимый под кладбище, должен иметь сухую пористую почву, обеспечивающую достаточную воздухопроницаемость и быстрое просыхание, иметь уклон в противоположную сторону от населённого пункта и открытых водоёмов, используемых для хозяйственно-бытовых целей.

Эти требования не выполняются, считает Наталья Аритичева.

"Перестали приходить родственники. Стыдно приглашать гостей. Люди думают, что мы к кладбищу близимся, а на самом деле – кладбище к нам. Люди молчат – боятся, а нам деваться некуда – нас топит", – добавила истица.


"Люди молчат – боятся, а нам деваться некуда - нас топит"

"Люди молчат – боятся, а нам деваться некуда - нас топит" / time.kz

Ответчик на процессе сообщил, что кладбище находится в подчинении акимата Алматы.

"Все кладбища в Казахстане принадлежат государству", – подчеркнула адвокат ТОО "СКРУ" Багдат Ашимова. На требование семьи Аритичевых перезахоронить тела и убрать могилы, выходящие за пределы кладбища, ответчики не соглашаются.

"Эксгумация производится за отдельные средства и только с согласия родственников", – сообщила Багдат Ашимова.

Судья решил, что следующее судебное заседание будет выездным.

"Визуально нужно посмотреть, что творится на кладбище. Возможно, потребуется помощь санэпидемстанции", – резюмировал судья Нурлан Мусагалиев.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter