Алматинские крысы удивляют не только численностью. Кажется, ещё немного, и их можно будет кормить с руки, как белок. На многочисленных помойках зверьки не исчезают стремглав при виде человека, а дают себя разглядеть, внимательно слушая обращённую к ним речь. Лично мне крыски симпатичны. Но главный научный сотрудник Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций доктор биологических наук Леонид БУРДЕЛОВ к крысиному племени беспощаден.

– С крысами так: либо мы их, либо они нас. Раньше я не верил, что такое мелкое животное может укусить человека. Знал несколько случаев, но во всех крыса пускала в ход зубы, защищаясь. Сейчас имеют место сотни случаев неспровоцированных нападений. В Кыргызстане подсчитали: около 500 человек пострадали от крыс всего за два года. Я думаю, и у нас по стране статистика не лучше. Описан случай, когда ночью крыса напала на ребёнка. Мать не среагировала на плач младенца, а утром обнаружила, что он остался без ушка. Достаётся от этих тварей и лежачим больным. Каким-то образом они понимают, где не будет отпора.

Почти все алматинские крысы болеют или переболели иерсиниозом.

И не надо забывать, что крыса является переносчиком трёх десятков опасных заболеваний, в том числе особо опасной чумы. У нас уже 10 лет продолжается эпизоотическое благополучие, но в 25–40 километрах от Алматы больных грызунов периодически находят. Если чума попадёт в популяцию городских крыс и укоренится в ней, мы получим эпидемию по типу портовых, которые свирепствовали раньше. Как показали лабораторные исследования этого года и предыдущих лет, почти все алматинские крысы болеют или переболели иерсиниозом. А всего у них выявляют до 15 различных инфекций.

– И нам ничего не остаётся, как продолжать геноцид на помойках?

– Да вы не горюйте: уничтожить крыс полностью невозможно. По крайней мере, я не знаю ни одного такого случая, в том числе и за рубежом. В своё время Будапешт громко заявил, что покончил с крысами навсегда. А года через три ма-а-ленькое сообщение: «Проведена эффективная обработка городской территории». Честно заблуждающиеся люди и жулики есть везде.

Раз полностью победить крыс нельзя, перед городскими службами ставится задача регуляции их численности. В Алматы эффективность борьбы с крысами считается хорошей, если в результате проведённых мероприятий остаётся не более 20 процентов популяции этих грызунов.

– Обработки проводятся два раза в год, так почему победа до сих пор не за нами?

Самка крысы может приносить детёнышей каждый месяц.

Главным образом потому, что численность крыс быстро восстанавливается. Срабатывают внутрипопуляционные механизмы: во-первых, молодняк начинает вступать в размножение раньше обычного срока, а во-вторых, увеличивается число зародышей в приплоде. Если в благоприятных условиях их в среднем 5–7, то в условиях резкого снижения численности может быть больше десятка. Это позволяет быстро компенсировать потери. И если самка способна приносить детёнышей каждый месяц, представьте, с каким полчищем мы имеем дело.

По соотношению полов в популяции можно смело утверждать, что она сейчас на подъёме: количество самок больше, чем в два раза превосходит количество самцов. То есть на жизнь эти твари не жалуются.

– Интересно, а крыс когда-нибудь считали? Сколько их – тысячи, десятки тысяч, сотни?

– Лет двадцать назад мы выполняли специальную научную тему, в ходе которой проводили учёты и знали, где сколько крыс. Сейчас эту работу делают лишь периодически и в очень небольшом объёме – в порядке контроля проводимой в городе борьбы с крысами. Поступают так: ставят 100 ловушек, смотрят, сколько грызунов в них попало, выводят процент. Получается явно неточный результат, потому что крыса очень осторожна, взрослое животное на здоровую голову в ловушку никогда не пойдёт. Попадается преимущественно глупый молодняк.

А что касается цифр, то однажды специалисты посчитали крыс в Ташкенте. Их оказалось столько же, сколько и людей. А в столице Узбекистана в то время проживало полтора миллиона человек. Теперь у нас полтора миллиона. И крыс, я думаю, тоже не меньше.

 – Есть мнение, что если вид оставить в покое, он сам отрегулирует свою численность, и она перестанет расти.

– Это касается только диких животных. Крыса – синантроп, она живёт рядом с человеком, и её численность определяется наличием питания. Пока оно есть, крыса будет размножаться.

Кошачьи и мышиные блохи – плохие переносчики чумы.

К сожалению, работу по регулированию численности этих животных в условиях независимого Казахстана передали частным фирмам. И это большой минус. Руководитель госорганизации был заинтересован в более или менее качественной борьбе с крысами уже потому, что от этого зависела длительность его пребывания в кресле. В конкурентной среде такого «стимула» нет. Цель любой частной фирмы – получить прибыль, а эффект её не волнует. Поэтому данным различных ТОО я не очень верю. Предполагаю, что в отчётах они откровенно завышают результаты. Ведь если эффективность обработки составит меньше 80 процентов, акимат работу не примет и денег не заплатит. Поэтому на бумаге крысы два раза в год максимально уничтожаются, а на деле гоняют по арыкам, как рысаки.

Зачастую работа ведётся только на отдельных участках, что даёт очень кратковременный эффект. Почему так? Потому что город платит только за «городскую» территорию (клумбы, скверы, разделительные полосы на трассах, где крыс мало), а частные кафе, рестораны, пекарни, склады и прочие заведения, в которых крыс навалом, должны проводить дератизацию за свой счёт. Кто-то один, если денег много, может, и проведёт. А у другого – кризис, он в борьбе с крысами участвовать не будет. А у третьего тётя в Киеве умерла, и он уехал…

В частном секторе, где куры, утки, собаки, кошки – свои заморочки. Что сделают хозяева с приманкой, которую им сейчас раздают бесплатно, никто не знает. Рассыпать по двору точно не будут.

– Хорошо, что напомнили: приманки, которые рассыпают для крыс, губят других животных, тех же голубей…

– Я автор методических разработок по регулированию численности крыс в Алматы и легко отвечу на этот вопрос. Если приманки размещены правильно, они достанутся только тем, кому предназначались. Но для этого нужно, чтобы обработку проводили специалисты, а не безработные с проспекта Сейфуллина. Отравленная приманка ни в коем случае не должна раскладываться в открытых местах. Вы о голубях печётесь, а мы, в первую очередь, о детях думали. Если люди погибнут – подсудное дело. Но никаких других эффективных способов уничтожения крыс нигде в мире ещё не придумали.

Когда-то мы уничтожали крыс вокруг города, но, боже упаси, не в городской черте. Это была бессмысленная работа. Грызуны в пригородных районах были почти стерильны – ничем не болели. Зато в городе в 40 процентах случаев являлись носителями различных инфекций. И у тогдашнего руководителя городской СЭС Марьям Хасановой хватило смелости перенести обработку в город. К сожалению, чиновники очень боятся брать на себя ответственность. Личное благополучие для некоторых из них важнее интересов народа. Когда крысы только появились в Алматы, и площадь их расселения была невелика, учёные института обращались к городским властям с просьбой выделить 40 тысяч рублей на уничтожение популяции. Но получили отказ. И крысы быстро пошли по городу. В 1982 году их завезли, а в 1983 они уже пугали прохожих в районе выставки.

Отравленная приманка не должна раскладываться в открытых местах.

Суммы на дератизацию и сейчас выделяются скудные. Если фирма ещё даёт откат, то выбор у неё остаётся небольшой: либо обрабатывать не всё, либо всё, но плохо. К примеру, крыса охотно берёт рыбную приманку. Но рыба стоит недёшево, и её заменяют зерном, от которого мало толку. Да ещё протравят нечищенный овёс. Шелуха колючая, пристаёт к нёбу, поэтому крыса её снимает вместе с ядом и ест без- опасное зерно. Если вообще ест.

– Вы сказали, что крыс завезли. Разве они не всегда были рядом с нами?

– Не всегда. И свободные от них территории, в основном пустынные, ещё есть в Казахстане. Но их становится всё меньше. Крыса у нас интернациональная. Отдельными экземплярами её завозили из России, Белоруссии, Китая, даже из Штатов. Здесь серая гостья скрестилась с белой лабораторной крысой и дала в полном соответствии с законами генетики очень жизнеспособное потомство. Попробуйте теперь с ним совладать.

Ущерб от этих животных колоссальный. В коттеджном городке в Калкамане они съели проводку двух ксероксов, испортили дорогущий джип, которым хозяин любовался больше, чем пользовался, прогрызли коробки с продуктами и упаковки привезённых из Англии рубашек, по 20 штук в каждой. Выстриженные из рубашек кусочки ткани нашли в крысином гнезде – так самка создала уют для своего потомства.

– Когда крысы опасны в плане чумы?

Когда на них естькрысиные блохи. Завезённые из других мест животные лишились своей паразитофауны, и теперь она постепенно восстанавливается. Когда это произойдёт, ситуация станет по-настоящему опасной. Пока же в популяции доминируют кошачьи и мышиные блохи, а они считаются плохими переносчиками чумы.

– В наше время чума поддаётся лечению. Почему её продолжают бояться?

– Есть предположения, что панический страх перед чумой является генетическим. В Индии в 1994 году, как только объявили о вспышке заболевания, никакие карантины, никакие разъяснения и уговоры не могли удержать людей на месте. Если не днём, то ночью они разбегались из опасной зоны и разносили инфекцию. Тогда чуму и в Россию завезли, там семь случаев было. До Казахстана она не дошла. И слава богу, потому что её ведь и медики как огня боятся.

Видел собственными глазами, как в одной инфекционной больнице, где находились больные чумой, меняли постель и пополняли запасы продуктов питания. На машине подъезжали к больнице, снижали скорость, на ходу выбрасывали коробки и мешки с едой и простынями и быстро давали задний ход. Признаться, и ваш покорный слуга однажды спасался от чумы бегством. Это было давно, я был молод и готовился к сдаче кандидатского минимума. И вот завтра мне ехать на экзамен, а тут привозят больного с подозрением на чуму. Когда его заводили в дверь, я, отчётливо понимая, что застряну в карантине, если сейчас же не испарюсь из помещения, ушёл по-английски через окно.

Конец был хороший: все остались живы, а у больного даже диагноз не подтвердился.

– Правда ли, что от заражения страшной болезнью может спасти алкоголь?

– Наукой это не доказано, но факты говорят за то, что алкоголь может выступить в качестве дезинфектанта. В Аральске был такой случай. Трое односельчан забили верблюда (как потом оказалось, чумного), разделали тушу и хорошо посидели за дастарханом. Один, обильно употреблявший алкоголь, не заболел совсем. Другой участник трапезы, пивший умеренно, заболел, но выздоровел. А третий, на беду оказавшийся абсолютным трезвенником, несмотря на помощь врачей, скончался.

– Спасибо, в случае чего мы это вспомним.

– Лучше забудьте. Так как единственный случай – это ещё не статистика. К врачу и только к врачу. Болезнь неплохо поддаётся лечению, когда оно начато в первые два-три дня после заражения. Дальше прогноз резко ухудшается.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter