Алмат Кебиспаев теперь хранит дома не только свои награды. В одной из комнат на бумажной салфетке лежит небольшой – сантиметра три длиной и с палец толщиной – кусочек кости. Ещё недавно эта часть и челюсть борца были единым целым. Но во время полуфинальной схватки Азиады соперник из Северной Кореи врезался ему головой в лицо. Несмотря на перелом и сотрясение, Алмат вышел на схватку за «бронзу» и выиграл. Из таких людей обычно и делают гвозди.

Алмат Кебиспаев любит слово «намерение». За время разговора он произнесёт его не раз. Сначала вспоминая начало своей карьеры, затем Олимпиаду в Лондоне, а потом про план по завоеванию Инчхона. На Азиатские игры борец греко-римского стиля ехал за «золотом».

– Может быть, в других условиях я был бы «бронзе» не рад. Но и тогда, после схватки за медаль, и сейчас я доволен, что завоевал награду. Перелом я получил в полуфинале, и до встречи за третье место было три часа. Меня осмотрели врачи, наши тренеры и все в один голос сказали: «Надо сниматься». Хорошо, что право выбора оставили за мной. И я решил: к этому турниру готовился целый год. И то, что не выиграл, – уже обидно. А если сейчас не буду бороться за медаль, это будет просто глупо».

Как Алмат получил травму, он толком и не помнит. «Проводил приём, хотел соперника бросить, а он въехал мне головой в лицо. Сделал ли он это специально, я не знаю. Может, так получилось случайно. Мы с ним после награждения немного пообщались, поздравили друг друга. А тогда после удара я ничего толком и не помнил. Боролся на инстинктах, а пришёл в себя уже в раздевалке».

Борцы сражаются не только с соперниками, но и с болью. Серебряный призёр Олимпиады Ислам Байрамуков уверен: «В нашем виде спорта у людей болевой порог очень высокий. Обычный человек от такой травмы может умереть. А мы идём и боремся».

– Это ведь не просто так дано, что человек начинает терпеть боль. Ты привыкаешь к ней годами, – говорит Кебиспаев. – Потому что небольшие травмы получаешь всегда, почти на каждой схватке. Где-то тебя ударят, где-то неудачно ногу подвернёшь. Но я никогда с турниров не снимался сам. Всегда боролся до последнего.

Однажды – ещё во время выступления на юниорском уровне – Алмата сняли с соревнований из-за травмы. «Во время броска повредил локоть и крикнул от боли. А после схватки судьи, которых привлёк внимание мой крик, осмотрели руку и запретили бороться. Выводы я для себя сделал: больше не кричу».

К схватке за «бронзу» Азиады Алмат подошёл не так, как обычно. Он не стал разминаться – «на это не было сил» – и вышел на ковёр, предварительно получив укол обезболивающего. Кетонал – препарат действенный, но при очень сильной боли действует он недолго.

– Особой боли я не чувствовал. Был дискомфорт, который сказывался на борьбе. Я не хотел, чтобы соперник ударил меня по лицу. И то, что не размялся, сказалось: в начале противник выглядел лучше. Но я после первого периода разогрелся, а потом выиграл. И оказалось, что победа – самое лучшее обезболивающее!

С момента схватки за «бронзу» и до возвращения домой прошло одиннадцать дней. Прибыв в Алматы, борец сразу отправился в челюстно-лицевую больницу.

– Спасибо федерации борьбы и конфедерации единоборств: мне оплатили лечение. В больнице, кстати, таких, как я, с переломами оказалось много. Только они получили их в бытовых условиях. Когда врачи узнали, что со мной произошло, они сказали: «Как ты вообще боролся в таком состоянии?» А  ещё мне дали кусок моей челюсти – можете на неё посмотреть.

В лучшем случае следующий турнир для Алмата состоится через полгода. Намерение бороться и дальше вплоть до бразильской Олимпиады у него есть. А пока жена Айжан приобрела блендер и абсолютно всю еду готовит мужу в жидком и перетёртом виде.

– Какие-то неудобства есть. Но я их воспринимаю как временные и постепенно привыкаю. Тем более что есть – это хорошо. Потому что сгонка веса перед Азиадой была одной из самых сложных в моей карьере. Я раньше выступал в категории до 60 кг, а потом лимит понизили до 59 кг, поэтому было непросто. Мне как-то приснилось, что я борщ пью! Вкусно так было! Проснулся и ощущение, будто поел.

Пока у Алмата в карьере пауза, борец времени не теряет.

– Я поступил в магистратуру нашей Академии спорта и туризма. И теперь будет время спокойно ходить на учёбу, не пропуская занятия из-за сборов и турниров. Думаю, что раз возникла такая пауза, значит, это не просто так. Надо осмотреться, посмотреть, какая это жизнь – вне спорта. А ещё есть время на книги. Сейчас читаю Джека Лондона. У него много хороших рассказов. Когда читаешь, какие испытания проходит человек, думаешь: «Раз они могли, то я тоже могу».

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter