Послушав Послание президента, озадачился я одним вопросом: «Кто же всё это будет выполнять?» Чтобы найти ответ, надо пораскинуть кое-чем. Например, мозгами. Но за отсутствием оных пришлось пораскинуть картами. Благо в руках у меня оказалась политическая колода карт, составленная общественным деятелем по имени-фамилии Галым Байтук.

Прежде всего, конечно, пришлось изучить, каким кадровым потенциалом я располагаю. 52 карты в колоде – все карты от «двоек» до тузов, нет только джокеров. Из 21 члена Кабинета министров в колоду вошли только восемь: премьер Серик Ахметов в роли бубнового туза, три его зама – Бакытжан Сагинтаев («девятка» треф), Гульшара Абдыкалыкова («дама» треф), Асет Исекешев («девятка» бубен). А также министры: обороны Адильбек Джаксыбеков (пиковый валет), иностранных дел Ерлан Идрисов и внутренних дел Калмуханбет Касымов (червовая «девятка» и «десятка» треф соответственно), культуры и информации – Мухтар Кул-Мухаммед («восьмёрка» червей). Тут я поскучнел, потому что правительство, которое даже на треть не входит в состав колоды, вряд ли может быть эффективным.

Может, надо опереться на акимов? Тут ситуация ещё хуже, так как я обнаружил в колоде только трёх представителей этого корпуса: Имангали Тасмагамбетова и Ахметжана Есимова в роли королей – трефового и червового. А также Крымбека Кушербаева, руководящего Кызылординской областью – в качестве «семёрки» треф. Квазигосударственные структуры представляет бубновый валет Умирзак Шукеев (ФНБ «Самрук-Казына»), а также «семёрки»: бубновая – Владимир Школьник (Казатомпром), пиковая – Аскар Мамин (КТЖ) и червовая – Кайыргельды Кабылдин («Казтранс­ойл»).

В этом месте я уже понял, что с такой колодой вряд ли выиграю даже в «дурака»: уж больно странный набор получается, но решил всё же посмотреть на силовой блок и депутатов. Силовики представлены мощно: Нуртай Абыкаев в роли червового туза, а за ним – финансовая полиция в лице Рашида Тусупбекова (червовая «десятка»), прокуратура в лице Асхата Даулбаева («десятка» пик). Но не рано ли выбросили из колоды Кайрата Мами и Владимира Божко?

Что же касается депутатов, тут уж вообще всё странно: есть, конечно, Дарига Назарбаева, она же «дама» бубен, есть Нурлан Нигматулин, он же король бубен, есть Маулен Ашимбаев («восьмёрка» треф). А ещё Азат Перуашев («пятёрка» пик), Жамбыл Ахметбеков и Владислав Косарев («двойки» – бубновая и червовая).

В панике я бросился искать джокеров, но потом вспомнил, что их нет. Кстати, почему-то многие считают, что это главный вопрос – «Кто джокер?» Мне же кажется, что ответ очевиден. Гораздо важнее другое: какая масть козырная? Поначалу я полагал, что козыри в этой колоде – бубны. Посудите сами: там Серик Ахметов, Нурлан Нигматулин, Дарига Назарбаева, Умирзак Шукеев, Бауржан Байбек, Асет Исекешев… Но потом я увидел целых две «битых» карты – Григория Марченко («шестёрка») и Аслана Мусина («восьмёрка»).

Затем я решил, что нынче черви – козыри. А что? Туз – Нуртай Абыкаев, король – Ахметжан Есимов, валет – Тимур Кулибаев. Той же масти г-да Тусупбеков, Идрисов, Кул-Мухаммед… Но потом мне на глаза попалась пара «сбитых лётчиков», и я погрустнел… А может, козырная масть – пики? Тузом там Карим Масимов, король – Марат Тажин. Есть г-да Джаксыбеков, Даулбаев, Келимбетов, Байменов, Мамин… И тут же – Ертысбаев, Елеусизов, Перуашев, Досым Сатпаев... И, кстати, единственный ответсекретарь – Наталья Коржова, шеф которой из Минфина – Бахыт Султанов – в колоду не попал, между прочим, единственный из вице-премьеров.

И тут меня осенило: здесь нет козырей, потому что этой колодой нельзя играть ни в покер, ни в бридж, ни даже в «подкидного». Эта колода – для раскладывания пасьянса. Сойдётся или нет? – вот главный вопрос.

Вот тогда-то всё и встало на свои места. Понятно, что, если включить в колоду областных акимов, то пасьянс никогда не сойдётся. Потому что карта может оказаться краплёной, например, обернуться организатором ОПГ, как Бергей Рыскалиев, или настолько перестать контролировать коррупцию в области, что из-за взяточничества ближайшего окружения подать в отставку, как Ерлан Арын. И вообще акимы наши давно уже не являются сколько-нибудь значительными фигурами, за исключением уже упомянутых, так что ни в каком политическом раскладе участвовать не могут.

Совершенно ясно также, что и отдельных министров нельзя в эту колоду включать. Ну как, к примеру, можно играть, зная, что, если выпадет такая карта, как Асылжан Мамытбеков, то деть его будет некуда: он так хорошо защищает своих подчинённых, что вслед за вице-министром в КПЗ отправился и директор одного из департаментов Минсельхоза. А судьба самого министра теперь зависит от умения финполовцев добывать доказательства, ибо Мамытбеков публично пообещал подать в отставку, если его зам окажется виновен. И теперь если делать его картой, то как определить её достоинство?

Или Аскар Жумагалиев: будь он хоть «четвёркой», хоть «десяткой», пасьянс с ним не сложится, потому что сверху никакой другой картой не прикроешь. Или взять Аслана Саринжипова: можно ли его использовать в раскладывании политического пасьянса, если главное в этой игре – терпение (отсюда и название)? Или Ерболат Досаев, в каком пасьянсе он может быть полезен? Разве что в том, что называется «Урок арифметики»?!

Вообще, если уж говорить о разновидности пасьянса, который раскладывается в Казахстане, то большее число карт-политиков годится только для пасьянса, который называется «Путешественники». В нём группа карт «путешествует», то есть временами откладывается в сторону и затем снова используется в игре. У меня всё чаще возникает ощущение, что основную массу нашей политической колоды держат для этого: отложат, затем вынут на замену, а потом снова отложат.

В общем, не получается у меня свою колоду сформировать. Точнее, для неё нужно не 52 карты, а гораздо больше, но только лишь затем, чтобы был побольше «талон» – так называется в пасьянсе стопка, в которую при перелистывании колоды откладываются карты, не подошедшие к перекладке. Но дело даже не только в этом. Просто, пытаясь собрать из казахстанских политиков карточную колоду, можно погрузиться в такие метафоры и аллюзии, что станет страшно. Видимо, Галым Байтук этого не боится, а я вот боюсь.

Вот, к примеру, знаете ли вы, что за отдельными картами стоят вполне конкретные имена – реальные или мифологизированные персонажи. Если подумать об этом, то политиков, возглавивших масти, можно ассоциировать с этими их прототипами. Например, король пик – это Царь Давид, тот самый, что изваян в мраморе самим Микеланджело. Согласитесь, внешне мало походит на Марата Тажина? Но если вспомнить, что Давид почитается иудеями и мусульманами в качестве пророка... Есть над чем задуматься! Другие короли не менее интересны. Трефовый, к примеру (по версии г-на Байтука, это Имангали Тасмагамбетов) – Александр Македонский, червовый (Ахметжан Есимов) – Карл Великий, а бубновый (Нурлан Нигматулин) – Юлий Цезарь.

С дамами ещё занятнее. Дама треф, к примеру, в роли которой предлагается выступить Гульшаре Абдыкалыковой, – это Аргина, чьё имя образовано как анаграмма от латинского слова «regina» – «королева». Ну как тут не вспомнить предсказание о том, что казахстанское правительство скоро возглавит женщина! А вот бубновая дама, чей образ Галым Байтук решил примерить на Даригу Назарбаеву, имеет исторический прототип – Рахиль, которая была любимой женой Иакова и родила от него Иосифа. В библейской мифологии образ Рахиль – это образ матери, до конца сострадающей своим детям и заботящейся о судьбе их детей. А дама червей – Юдифь: в Библии рассказывается, как она соблазнила полководца ассирийцев, отрубила ему голову и принесла её своим. В колоде, по версии Байтука, эта карта закреплена за Гульжан Ергалиевой. Воистину прав был Воланд, когда восклицал: «Как причудливо тасуется колода!»

...Ещё раз перетасовав карты, почему-то вспомнил русскую поговорку: «В лесу дром да лом, пень да колода». В словаре Даля поясняется, что это выражение обозначает «лес торчком и сваленный».

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter