Реалии казахстанского законодательства не позволяют наказывать за организацию собачьих боёв. К такому выводы пришли представители обществ охраны животных. И это несмотря на то, что официальных разрешений на проведение чаще всего жестоких и кровавых схваток никто не даёт. Тем не менее практически в каждом крупном областном центре страны такие мероприятия организовываются с завидной периодичностью. Чаще всего полиция смотрит на это сквозь пальцы: для того чтобы доказать вину организаторов кровавых действ либо наказать хозяев четвероногих за жестокое обращение со своими питомцами, нужно очень постараться. И, как показывает практика, не факт, что дело дойдёт до суда и виновных накажут.

ХЛЕБА И ЗРЕЛИЩ

Прошло чуть больше года с того момента, как в пригороде Алматы, неподалёку от поселка Гулдала, полицейскими был выявлен факт организации собачьих боёв. С большим трудом (бои, как выяснилось, в числе других участников и зрителей посещали и чиновники разных мастей и уровней), но прикрыть лавочку всё же удалось.

Организация кровавых действ была солидной. За высоким железным забором непосредственно для проведения схваток была огорожена территория. Тут же находились вольеры для участников, имелись места для зрителей. Очевидцы рассказывали, что проводился здесь и тотализатор, ставки в котором доходили порою до нескольких десятков тысяч долларов.

Но радоваться победе представителям обществ охраны животных да и простым людям, считающим собачьи бои средневековым варварством, пришлось недолго. Недавно аналогичное сооружение появилось вновь, совсем недалеко от прежнего места, на 4-м километре новой трассы, параллельной Кульджинскому тракту. Всё тот же забор, вольеры и десятки дорогих иномарок в дни проведения боёв. Причём место находится в непосредственной близости от жилого сектора, и местные жители невольно становятся очевидцами порою ужасных зрелищ.

– Собачьи бои у нас тут проходят каждые выходные начиная с утра в субботу и заканчиваются чаще всего в воскресенье далеко за полночь, – рассказала местная жительница, представившаяся Анастасией. – Я часто проезжаю мимо этого места. Там построили площадку, трибуны, огородили всё. Скапливается куча машин, много собак. Бедные животные! Их полуживыми выводили с той бойни. Они – полутрупы. Не думаю, что после таких боёв собак к ветеринарам лечить повезут.

КОМУ НУЖНЫ КАЛЕКИ?

И действительно, практика показывает, что далеко не все владельцы бойцовых псов после поединков обращаются к ветеринарам. Во избежание лишних вопросов и возможного внимания правоохранителей после схватки хозяева четвероногих предпочитают лечить их самостоятельно либо доверяют это приглашённому специально для этих целей ветеринару, которого в сравнении с ожидаемым вознаграждением не очень-то волнуют моральные и этические стороны вопроса.

– Я всегда был против проведения таких боёв. О какой любви к животным здесь может идти речь? Владельцев собак, которые выставляют их на бои, интересует нажива, но никак не питомец, – говорит президент Ассоциации ветеринарных врачей Казахстана Владислав Бугаев. – Лет 5–6 назад, когда я ещё сам практиковал, наша клиника находилась неподалёку от ипподрома. Рядом как раз проводили бои. И мне не раз привозили таких собак. Если, конечно, успевали довезти. Увечья были разные. Вплоть до переломов костей. Хозяева в погоне за деньгами могли выставить, к примеру, питбультерьера против кавказской овчарки. Представьте разницу в весовых категориях. Кавказец схватит, ударит раз о землю, вот вам и калека. А кому потом этот пёс нужен? Знаю, были случаи, что после боя таких собак просто убивали, чтобы не тратиться на лечение. Ведь участие в боях они больше принимать не смогут.

ВЕКОВЫЕ ТРАДИЦИИ

Формально собачьи бои делятся на две категории: легальные и нелегальные. Во всяком случае так считают их организаторы и участники. Нелегальные были описаны выше. Легальные же, как утверждают их почитатели, не приводят к столь плачевным последствиям и проводятся исключительно для выявления собак с особенно востребованными для их породы качествами для последующего разведения. Так было во все времена.

– Не каждый бой надо расценивать как схватку на смерть, – рассказывает владелец нескольких бойцовых собак Аман Толегенов. – Чаще – это тестовые бои. Тест продолжается от 30 минут до 1 часа. Во время теста собака должна показать, что у неё есть желание продолжать бой и победить. И только по результатам теста принимается решение о возможности её племенного использования или подписания контракта на матч. Собаки, не прошедшие тест, отбраковываются. Владельцы, выставляющие собаку на бой, не маньяки, жаждущие крови. Их цель – выявить более сильную духом собаку, поэтому матчи проводятся в определённых весовых категориях. И правила направлены на то, чтобы выявить момент, когда одна из собак откажется от продолжения боя. Для этого в определённый момент собак разводят по своим углам и их поочередно пускают хендлеры (специалисты по показу собак) для выполнения скретча (атаки). Собаку, не выполнившую очередной скретч, судья объявляет проигравшей.

Организаторы таких, с позволения сказать, соревнований обосновывают свою позицию тем, что, к примеру, алабаи, кавказские овчарки и собаки других крупных пород пасут стада и должны уметь их защищать, для этого и проводятся тестовые бои. Если собака не идёт на собаку, она не пойдёт и на волка. Они также отмечают, что вырастить собаку-победителя непросто. До сих пор хороших щенков могут менять даже на автомобили. 

Особенный акцент организаторы так называемых легальных собачьих боёв делают на то, что, даже несмотря на схватку, животное всё время остаётся подконтрольным. И, если противник демонстрирует подчинение, сдачу, то боец должен его отпустить и прекратить преследование. Это и логично, потому что такие охранники обычно работают командой рядом со скотом и людьми.

– Сейчас собаки в Казахстане да и в других пастушеских регионах утрачивают своё значение, а вместе с тем размываются породные группы, теряются рабочие качества, – продолжает Аман Толегенов. – Поэтому и нужны такие испытания.

Тем не менее этого мнения не разделяют в Союзе кинологов Казахстана. Там считают, что организация собачьих боёв не что иное, как жестокое обращение с животными. Однако добавляют, что не припомнят прецедентов, когда за это наказывали в уголовном или административном порядке.

ОСУЖДЕНИЕ ВНЕ ЗАКОНА

Всемирная ассоциация кинологов, куда входят 93 страны, в том числе Казахстан, осуждает проведение любых собачьих боёв. Более того, никакого официального признания собачьи бои не имеют.

К примеру, в Великобритании, где зародились собачьи бои именно в том облике, в котором они есть сейчас во многих странах мира, это развлечение запрещено, как и само разведение бойцовых собак. В Новой Зеландии подобное запрещение ввели в 1991 году, во Франции – в 1998, Германии – в 2001, в Израиле – в 2003, Австралии – в 2005. Ввоз в страну, а также разведение собак бойцовых пород полностью запрещены в Швеции, Италии, Дании, Испании. 

В Казахстане складывается совершенно противоположная ситуация. Как выяснилось, законов, прямо запрещающих проведение собачьих боёв, у нас попросту нет.

– В правовом плане этот вопрос находится у нас в подвешенном состоянии, – рассказывает юрист Фонда помощи животным Казахстана «Остров надежды» Ирина Волобой. – Ранее собачьи бои были запрещены Правилами содержания животных в городе Алматы. Однако эти Правила были отменены в сентябре прошлого года. Что касается статьи 276 Уголовного кодекса – «Жестокое обращение с животными», то применить её в данном случае довольно сложно. Для этого необходимо доказать, что имело место совершение этого деяния из хулиганских побуждений, с применением садистских методов или в присутствии малолетних.

Получается, что дальше осуждения собачьих боёв в обществе дело не идёт, даже несмотря на то, что при желании статью УК РК о жестоком обращении с животными использовать хоть и сложно, но возможно. Видимо, именно то, что законом этот вопрос чётко не регламентирован и является причиной того, что собачьи бои по-прежнему имеют место быть, и в последнее время проводятся всё чаще.

P.S.

Тем не менее на прошлой неделе полицейские ДВД Алматинской области всё же пресекли очередную попытку проведения собачьих боёв в пригороде Алматы на 4-м километре новой трассы, параллельной Кульджинскому тракту.

– На данный момент в выходные дни в обычное время проведения таких боёв место их прежнего проведения контролируют наши сотрудники, чтобы не допустить повторения ситуации, – говорится в сообщении ДВД. – По факту организации собачьих боёв проводится проверка.

СПРАВКА "МЕГАПОЛИСА"

Психологи считают, что человек с нормальной психикой добровольно не будет следить за собачьим боем. Это доказывает труд пермского психиатра Юрия Вагина, который провел специальное изыскание. Питменам задали более 500 вопросов. Базируясь на результатах, Вагин разделил всех питменов на две категории. 

Первая – люди с подавленной агрессией, ненавистью, а также низкой самооценкой. Индивиды подобного типа при определённых обстоятельствах становятся насильниками, убийцами, а также маньяками. Их дразнили в детстве, их задирал больше сильный старший брат либо бил отец… Они обижены на судьбу, однако скрывают это, порою даже от самих себя.

Вторая категория – как раз эти самые школьные задиры, доминирующие братья или неуравновешенные родители. Они желают только одного – в очередной раз подтвердить окружающим, что сильней и отважней их никого нет. 

К аналогичному выводу пришли и учённые американского города Коламбус (штат Огайо), который продолжительное время был центром любителей собачьих боёв. Хозяева собак бойцовских пород в восемь раз чаще нарушали закон и становились преступниками, чем хозяева неагрессивных пород собак.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter