Австралийское издание The Age и американское The Huffington Post опубликовали результаты совместного журналистского расследования крупнейшего коррупционного скандала, в котором фигурирует АО "КазМунайГаз" и его бывший руководитель Серик Буркитбаев. Опубликованные в зарубежных СМИ данные касаются того периода, когда Буркитбаев возглавлял Казахстанский институт нефти и газа (КИНГ) – дочернюю организацию "КазМунайГаза".

The Age пишет об американской транснациональной компании Halliburton, в частности, её дочерней фирме KBR (Kellogg Brown & Root), которая несколько лет пыталась заручиться поддержкой высокопоставленных казахстанских чиновников, в том числе Серика Буркитбаева, чтобы получить подряд на проведение работ в рамках Кашаганского проекта.


Офис компании Hulliburton

Фото: m-astana.kz
Офис компании Hulliburton

Для достижения поставленной цели компания KBR обратилась к фирме Unaoil из Монако: она известна тем, что помогает заключать выгодные контракты. Журналисты назвали эту компанию настоящей "фабрикой взяток".

"Unaoil стремилась подкупить ряд влиятельных фигур, в том числе старшего менеджера Eni Диего Браги и казахстанского высокопоставленного чиновника Серика Буркитбаева, чтобы дать своим клиентам преимущество перед конкурирующими компаниями", – пишет The Huffington Post.

По данным The Age, в секретной переписке Unaoil и KBR пользовались кодовыми обозначениями: "Мне кажется, что хороший ресторан, где подают спагетти, это, конечно, тот, где на обед предлагают небольшой шашлык для лучшего пищеварения" или "Нам нужно убедиться, что мы владеем спагетти, и у нас есть договор аренды на шашлык на вынос".

Как считают зарубежные издания, речь шла вовсе не о гастрономических предпочтениях: под спагетти подразумевалась итальянская компания Eni, которая вела работы на Кашагане.

"Шашлык на вынос" – это, по версии The Age, национальная нефтегазовая компания "КазМунайГаз" и официальные лица, которые могли обеспечить нужный контракт.

Немалая роль в этой истории принадлежит Леониду Бортолаццо. Иностранные СМИ называют его другом Буркитбаева. Бортолаццо работал консультантом в Казахстанском институте нефти и газа (КИНГ), который создал и возглавлял Буркитбаев. По одной из версий следствия, в это же время Unaoil платила Бортолаццо 80 000 долларов в месяц. В 2004 году фирма Unaoil способствовала заключению контракта для KBR и британской компании Petrofac на проведение работ на Кашаганском нефтяном месторождении.

В марте 2009 года Серик Буркитбаев, как известно, был приговорён к шести годам лишения свободы. Дело велось под грифом "секретно". Сейчас Серик Минаварович уже на свободе и работает научным руководителем в одной из крупнейших инжиниринговых компаний в Казахстане. Мы попросили бывшего главу "КазМунайГаза" прокомментировать международный коррупционный скандал.

Серик Миноварович заявил Informburo.kz, что не был в курсе журналистского расследования.

"Конечно, не очень приятно слышать после 10-15 лет интерпретацию тех событий в версии Huffington Post, - говорит Серик Буркитбаев. – И если из имеющейся у журналистов информации следует, что была сделана попытка коррумпирования казахстанских чиновников, в том числе и меня, то им следовало бы уточнить, была эта попытка успешной или нет".

Вместе с тем, Серик Буркитбаев подтвердил, что действительно был знаком с господином Бортолаццо и охарактеризовал его как профессионала высокого уровня.

"К сожалению, я не могу назвать господина Бортолаццо своим другом. Тем более близким. Он работал в КИНГе где-то в районе 2004-2005 годов короткое время, – ответил Серик Буркитбаев. – КИНГ как головной институт отрасли только создавался. Это было время большого роста отрасли, и институт был заинтересован в ведущих международных специалистах. Насколько я помню, господин Бортолаццо был ведущим специалистом Eni по Кашагану. Когда он покинул компанию Eni, КИНГ был рад пригласить его. У меня впечатления о нём остались отрывочные, но как об очень высоком профессионале".


Серик Буркитбаев

Иллюстрация Informburo.kz
Серик Буркитбаев

В подтверждение своей оценки г-н Буркитбаев привёл конкретный пример: "Он отстаивал очень серьёзные технологические решения. В частности, я вспоминаю, один из вариантов, разработанных КИНГом при участии господина Борталаццо, предполагал размещение всего технологического цикла на острове, что полностью исключало риски транспортировки токсичного сырья Кашагана по трубопроводам. И я не склонен привязывать эти решения к вопросу коррупции. Преследовались ли при этом какие-то меркантильные интересы, мне неизвестно".

На вопрос, знал ли он о связях Бортолаццо с Unaoil, Буркитбаев ответил прямо: "Нет. И, к сожалению, после его краткосрочной работы в КИНГе мы потеряли с ним контакт. С тех пор я его не видел".

Серик Буркитбаев настоял на включении в эту статью его "детального комментария с технологической, инжиниринговой позиции".

"Я считаю, что поскольку у самого оператора проекта не было достаточно технологического потенциала для крайне сложного месторождения, то лучшей в мире инжиниринговой группой, способной разработать необходимые технологические решения, была несомненно Hulliburton/KBR. И постановка вопроса о том, что сотрудники Hulliburton и KBR пытались кого-то коррумпировать, чтобы получить этот тендер, мне представляется нелепой, – убежден Буркитбаев. – Им не было равных в этом проекте. Их технический уровень, опыт управления такими проектами, набор профессионалов, – здесь вообще нет сомнений.

По истечении стольких лет, к тому же наполненных крайне динамическими событиями, я не могу вспомнить детали. Но если это и так, и если господин Бортолаццо и лоббировал, в правильном смысле слова, технологические преимущества Hulliburton/KBR, то я до сих пор поддерживаю это решение как наилучшее технологическое и инженерное". 

"Кашаган - это очень больная тема для казахской нации. Кашаган – это уникальный шанс и дар Всевышнего нашему народу. И я бы не хотел обсуждать эту тему всуе, здесь", – заявил Серик Буркитбаев. 

КИНГ не участвовал в проекте выбора оператора. "КИНГ – это научная и проектная компания, которая шла инжиниринговым партнёром в этих проектах. Если принимается решение, что это лучшая компания по проектированию данного проекта, и это лучшее решение для страны, то институт официально декларирует это", – подчеркнул Буркитбаев.

Он утверждает, что не мог быть в курсе коррупционной составляющей прихода иностранных компаний на Кашаган, так как КИНГ не решал тендерные вопросы и не мог лоббировать чьи-либо интересы: "КИНГ как научный и проектный институт не являлся членом консорциума по Кашагану, и в его компетенцию не входило принятие коммерческих решений".

"Я до сих пор активно работаю в инжиниринговой отрасли, и мы как инженеры постоянно делаем технологический выбор и представляем его заказчику, который далее с учётом собственных выводов по коммерческой, финансовой и иным оценкам может принять к сведению нашу позицию. А если там далее и могла быть коррупционная подоплёка, то институту об этом неизвестно, и не могло быть известно, потому что мы не принимаем таких решений", – утверждает Буркитбаев. 

По информации The Huffington Post, чтобы убедить компании в своем влиянии в Казахстане, фирме Unaoil пришлось потратить десятки тысяч евро на гостиничные номера для должностных лиц Казахстана, приехавших в Монако, где расположена штаб-квартира фирмы Unaoil. К примеру, Кайрата Боранбаева, являвшегося в то время председателем совета директоров совместного государственного предприятия Казахстана и "Газпрома" (очевидно, имеется в виду "КазРосГаз"), поселили в шикарном номере в гостинице Fairmont стоимостью 1 700 евро за ночь. 

О том, встречали ли как почётного гостя конкретно Серика Буркитбаева в Монако, в зарубежных источниках не упоминается. Тем не менее, Серик Минаварович уточнил:

"Мне вполне импонирует, по прошествии стольких лет, узнать из этой газеты, что KBR и Hulliburton очень высоко оценивали мои способности и влиятельность".

"Но смею вас уверить в несостоятельности косвенных намёков на то, что "некие казахстанские "officials" (официальные лица. – Авт.) ездили в Монако, увлекались футболом, для них и их семей снимались номера. Я никогда не был в Монако, не увлекаюсь футболом, и я сам плачу за себя и свою семью", - утверждает Буркитбаев.

Редакция informburo.kz направила письменные запросы с просьбой прокомментировать сведения, обнародованные в публикациях The Age и The Huffington Post, Кайрату Боранбаеву (ныне возглавляющему футбольный клуб "Кайрат"), в АО "КазМунайГаз" и в компанию NCOC, которая является оператором Кашаганского проекта.

Фирма Unaoil, основанная иранским эмигрантом Атой Ахсани, называет себя консультантом в сфере энергетики, посредником, который налаживает контакты между западными корпорациями и странами Азии и Ближнего Востока. Unaoil работает по всему миру – от Казахстана и Ирана до ЮАР.

Euronews.com сообщает, что 31 марта власти княжества Монако по запросу Великобритании провели обыски в офисе и в домах сотрудников нефтяной компании Unaoil, чья штаб-квартира располагается в Монте-Карло.

В заявлении на сайте правительства Монако сказано, что дело о коррупции, которое расследует Великобритания, "затрагивает многие иностранные компании, связанные с нефтяным сектором". Как сообщает rt.com, фирма Unaoil выступала в качестве посредника для заключения сделок и для целого ряда крупных международных компаний в США, Европе, Азии и Австралии.

Месторождение Кашаган расположено в 80 километрах от города Атырау, в северной части Каспийского моря. Месторождение было открыто 30 июня 2000 года. Начав освоение месторождения, Казахстан столкнулся с постоянным ростом затрат на его освоение: сегодня Кашаган – самый дорогой проект по добычи нефти в мире. Из-за сложной структуры месторождения и просчётов при проектировании начало коммерческой добычи, изначально запланированное на 2005 год, с завидной регулярностью переносится вот уже 10 лет.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter