Мини-футбольный «Кайрат» не смог защитить титул обладателя Кубка УЕФА, сложив свои полномочия в полуфинальном матче с «Динамо». Президент алматинского футзального клуба Кайрат Оразбеков в интервью «Мегаполису» рассказывает, почему выступлением кайратовцев он не расстроен, о том, насколько увеличатся в команде штрафы, и отчего игрокам лучше пить пиво, чем играть в Play Station.

СОБРАТЬ ВОЛОСЫ

– Год назад после победы «Кайрата» в Кубке УЕФА вы сдержали обещание и побрились наголо. Что стоит сделать сейчас, после 4-го места в «Финале четырёх»? Нарастить волосы?

– Я поддержу вашу аналогию. У нас есть возможность нарастить волосы до следующего сезона, сделать выводы, принять правильные решения и вернуть Кубок УЕФА. Такая задача стоит перед нашим главным тренером Какау.

– Какую оценку вы дадите команде за выступление в Баку: неудача? Провал?

– Нет. Этот сезон стал для нас самым тяжёлым за последние годы. Мы сыграли очень сложный отборочный турнир на Кубке Ерёменко, который прошёл в три фазы, потом был финальный турнир в Алматы, где мы победили. Наш клуб бился сразу на нескольких фронтах, и мы немного не рассчитали с силами. И к самым важным матчам не смогли подойти в том тонусе, в котором планировали. И ещё один важный момент. Весь этот год любая команда – даже самая слабая – играла с нами как с чемпионом Европы. И у нас не было ни одной проходной игры. От этого тоже очень устаёшь.

– Бывший президент «Актюб-рентгена» Николай Иванов считает, что главный виновный в поражениях в Баку – Какау, который за год не придумал ничего нового. Вы с этим согласны?

– Абсолютно не согласен. В этом году мы сделали ставку на теоретические занятия, которые и дальше будут приоритетными. Мне кажется, что невозможно не заметить, как наша команда меняется: ушли ключевые игроки, у неё уже другая атака.

– Объясните: почему Лео Сантана всё-таки решил уйти из «Кайрата»?

– Для начала я скажу, что это игрок, который очень вырос, выступая за «Кайрат». И за годы, которые он провёл в Алматы, он стал мне как сын. Лео давно просил меня отпустить его в сильный чемпионат. Но я ему говорил: «Тебе рано, подожди». Когда он в «Кайрате» выиграл всё, о чём только может мечтать футзалист на клубном международном уровне, мы его отпустили. Ему нужна новая мотивация, новый вызов.

– Какие перемены теперь ожидают «Кайрат»?

– После того, как мы завоевали первую «бронзу» в Кубке УЕФА, мы приняли решение серьёзно изменить состав и поставили цель: через пять лет выиграть трофей. Мы это сделали. Теперь нам надо три года чтобы собрать новую команду, способную повторить этот успех. Уже в ближайшие десять дней станет ясно, кто покинет наш клуб. Скорее всего, 30 процентов игроков из нынешнего состава в следующем сезоне в «Кайрате» играть не будут.

– Почему?

– Мы будем делать ставку на игроков, исповедующих интеллектуальный футбол. В это понятие вложена как совершенная техника, чтение игры, так и тактическая грамотность.

– Сколько казахстанских футболистов из Кайрата соответствуют такому уровню?

– Сулейменов однозначно. Серик Жаманкулов часто играет лучше многих бразильцев. Коля Пенгрин игрок очень высокого уровня. Да и все остальные ребята хорошие игроки.

«МЫ ПОНЯЛИ, ЧТО ТАКОЕ ЦЕНА ПОБЕДЫ»

– В прошлом году вы говорили, что максимальный штраф в вашем клубе 500 долларов.

– Это так.

– Будет ли наказан на такую сумму Игита за свою выходку в полуфинале?

– Нет. Но после этого случая я наконец-то созрел и принял решение, что отныне в «Кайрате» будут огромные санкции. Теперь за необоснованную апелляцию к судье последует штраф в 2000 долларов. Если эта апелляция приведёт к удалению и повлечёт за собой поражение клуба, штраф удвоится. Эти правила начнут действовать уже с июня, когда в Алматы пройдёт Межконтинентальный кубок. Потому что в Баку мы поняли, что такое цена победы.

– Признайтесь: почему вы не отправили на заслуженную пенсию Халявина и не взяли второго сильного вратаря?

– Вы абсолютно правы. Произошла грандиозная ошибка: мы не успели заявить вратаря из Бразилии перед этим сезоном и понимали, на какой огромный риск идём. Но при этом к Виталию у меня никаких претензий нет. Его я не виню. Скорее, тут ошибка менеджмента, тренера, что мы вовремя не смогли найти Игите не замену, а сменщика.

– Я удивлён, что вы спокойно восприняли эти поражения в «Финале четырёх». Раньше после проигрышей вы были более эмоциональны.

– Да, я спокоен, потому что мы уступили очень сильной команде в самой концовке встречи. Моё спокойствие ещё и от того, что были годы, когда «Кайрат» выходил в «Финал четырёх» и мог проиграть 0:5, 3:7 или с другим несуразным счётом. Сейчас все матчи играем на таком уровне от ножа. Если и уступаем, то с минимальной разницей. И в той самой игре с «Динамо» всё зависело от того, кто ошибётся. В этот раз ошиблись мы.

БЮДЖЕТ, КОМПЛЕКС, ПИВО

– Сколько процентов бюджета «Кайрата» покрывает спонсорство ППСК «Астана»?

– Денег, которые нам выделяют, хватает на основную деятельность клуба. Это 70 процентов бюджета. Остальные суммы – на функционирование комплекса и прочего – оплачиваются из других спонсорских источников.

– Если суммировать все вложения в «Кайрат», они составят 5 миллионов долларов в год?

– Сумма будет чуть меньше.

– В 2008 году вы мечтали начать строительство спорткомплекса, но этого до сих пор не произошло. Почему?

– Изначально мы планировали построить спорткомплекс, но пришли к выводу: это был бы чисто благотворительный проект, который себя не способен окупить. Поэтому сейчас планируется рядом с комплексом построить несколько теннисных кортов, футбольных полей. Наши экономисты считают, что такая инфраструктура способна себя содержать. Я уверен, что уже этим летом мы пройдём госэкспертизу и осенью получим разрешение на строительство.

– Во сколько обойдётся строительство?

– 10 млн долларов. Но мы будем строить строго по себестоимости.

– Может ли вам позвонить кайратовский игрок на мобильный и попросить о помощи?

– Да. Но такое бывает нечасто.

– И о чём вас просят? Поднять зарплату?

– Нет. Обычно это просьбы решить какие-то проблемы. Один раз позвонил Какау. Сказал, что у игрока проблемы в семье и попросил позвонить, поговорить лично, поддержать. А вот был ещё случай, когда мне сообщили, что один футзалист на тренировке «косит» и говорит, что у него нога болит. А на самом деле он две ночи подряд в PlayStation играл. Мы даже шутили, что лучше бы он пиво в баре пил: тренеры бы учуяли запах, и игрок получил штраф. А тут человек нормально выглядит, но он не отдохнувший, а нагрузки у нас колоссальные, оттого и тренироваться этот парень не может! В общем, пришлось нам поговорить с женой этого игрока. После этого всё стало нормально.

Дефицит, спекуляции и агенты

– Главный тренер «Тулпара» Амиржан Муканов после «Элитного раунда» сказал, что теперь, когда «Кайрат» натурализовал сразу двух игроков из Бразилии, с вашим клубом им будет соперничать ещё сложнее. И если они пойдут по такому же пути, футзал в Казахстане можно закрывать.

– Я очень уважаю Амиржана Абзаловича, президента «Тулпара» Анатолия Смотрицкого. Это великие люди. Они много лет составляли нам реальную конкуренцию, даже когда у их клуба был очень маленький бюджет, – это пример всем тем, кто считает, что только деньги играют в футбол. Но иногда у меня возникает ощущение, что Абзалович говорит не как тренер, а минимум как председатель Агентства по спорту! Давайте не будем подменять понятия: развивать футзал должны в федерации футбола Казахстана, Агентстве по спорту, а не клубы, задача которых – высшие спортивные достижения. Но мы же берём на себя и эти функции. И когда мы говорим о развитии, то это подразумевает какие-то государственные программы. А их нет ни в футболе, ни в футзале!

– И какой вы видите выход?

– Это элементарно! Включить футзал в структуру большого футбола. Просто на футзале своровать нечего, поэтому им никто не хочет заниматься и никуда не собирается включать. А если бы было что брать из него, всё было иначе.

– Сколько времени ушло у вашего клуба на то, чтобы сделать Лео и Игиту гражданами Казахстана?

– Полтора года. Мы не ожидали, что это займёт так много времени, и не думали, какой это сложный процесс. Бразильцы отказались от своих паспортов и стали гражданами нашей страны.

– Я спрашиваю у вас об этом потому, что в казахстанском футболе происходят интересные вещи. У меня возникает ощущение, что там гражданами нашей страны футболисты из других стран становятся едва ли не ежедневно. Вас не удивляет, как легко раздаются казахстанские паспорта?

– Меня удивляет другое. Мы сами написали такие строгие законы в футболе, по которым нужно жить, назначили лимит на легионеров. И теперь начинаем доблестно эти законы преодолевать. Я считаю, нужно делать иначе: давайте смягчим лимит на легионеров! Потому что мы даже не российский чемпионат. Нам нужно развиваться, расти, так зачем нам регламенты крупных футбольных держав мира? Если мы ослабим вожжи и дадим возможность играть талантливым игрокам, то выиграют от этого все. Проблема в том, что у нас не хватает футболистов и оттого игроки средней руки, но с казахстанским паспортом диктуют волю президентам клубов. У нас зарплаты в большом футболе – чистый космос! Поэтому нам надо не переоценивать наших футболистов. Потому что, когда есть дефицит товара, начинается спекуляция. И если в казахстанском футболе будет баланс между легионерами и своими игроками, произойдёт и рост.

– Раз мы заговорили про заработки игроков, стоит поговорить и об агентах. Недавно стало известно, что «Тобол», финансирующийся из бюджета, заплатил агенту за подписание контракта с вратарём Бекбаевым 50 тысяч долларов. Вы когда-нибудь такие суммы агентам платили?

– Да. Но есть два момента. Для начала игрок должен не просто подписать с нами контракт, но и пройти процесс адаптации в клубе. И потом футболист футболисту рознь. Одно дело – я говорю сейчас в общем – какой-то неизвестный мальчик или, к примеру, Бетао или Лео Сантана, которые по праву считаются одними из лучших футзалистов в мире. Но такие выплаты агентам у нас производятся крайне редко и то в случае, когда предусмотрены не только бонусы, но и штрафные санкции. И напомню, что тот же Игита нам достался бесплатно. И к тому же надо различать: одно дело, когда такие траты есть у бюджетного клуба, а другое, когда мы тратим свои деньги, деньги наших спонсоров. Мы снова возвращаемся к теме, о которой я говорил не раз: если в большом футболе у казахстанских клубов был хозяин, было бы всё по-другому. Так как когда там человек станет вкладывать хотя бы 50 процентов средств своей компании, он всегда наведёт порядок. Поэтому чем раньше наши клубы будут хотя бы частично частными – тем лучше.

– Какой самый необычный комплимент вам говорили о «Кайрате»?

– Страшно сказать, но прозвучало так: «Вы великий клуб».

– Это вам сказали в прошлом году в Тбилиси, когда вы выиграли Кубок УЕФА?

– Нет. После матча с «Динамо» в Азербайджане. Я сразу зашёл в раздевалку и сказал своим игрокам: «Сегодня проиграл судья, проиграл футзал. А вы нет. И Кубок УЕФА мы ещё выиграем».

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter